Те, кто часто ездит в командировки, наработали для себя правила поведения и действуют в рамках определенных традиций. Кроме писаных законов, командировочные строго соблюдают и неписаные. Палитра широкая — от покупки билета до заказа номера в гостинице, где часто не обходится без «Киевского торта»... Когда же в командировку мне выпадало ехать на редакционном автомобиле, то иногда я «грешил» тем, что в дороге мы брали попутчиков — подвозили мам с малыми детьми, пожилых людей, колоритных личностей. Как правило, попутчиков удавалось разговорить. Растроганные вниманием люди с удовольствием делились проблемами, рассказывали о наболевшем, называли адреса, достойные журналистских расследований, и т. п. Я глубоко убежден, что в таком «дорожном» общении много позитива.
Конечно, не все встречи запоминаются. А вот одна, довольно заурядная, запомнилась. В тот день наш маршрут через Пирятин, Лубны, Ромны, Недригайлов пролегал в Сумы. Так вот: там, где дорога с черкасского направления вливалась в транспортный поток на Полтаву и Харьков, стоял и голосовал здоровенный мужик. Судя по одежке — священник. Журналистский инстинкт сработал.
Просторный салон «Волги» сразу стал тесноват, когда туда умостился батюшка. Разговорились. Отец автостопом с Черкасщины добирался к дяде в Решетиловку. В его послужном списке служба во львовском ОМОНе. Пудовые кулаки батюшки отбрасывали любые сомнения в правдивости его слов. Омоновская закалка нашего визави дала о себе знать уже через километр, когда рассказывая о своей работе в правоохранительных органах, он в экстазе от воспоминаний начал выкидывать коленца — хлопать меня по плечу и называть «братан». На чужой роток не набросишь платок. Экс-правоохранитель был явно под мухой. И ему очень хотелось отвести душу, поговорить с кем-нибудь.
Мы предупредили попутчика: до Решетиловки мы его не довезем, потому что после Пирятина поворачиваем налево на Лубны. Но в селе Великая Круча обязательно заскочим в первый в Украине частный ресторан — пивоварню в 800 метрах от трассы. Это уже редакционная традиция. Когда едем на восток страны или возвращаемся домой, то обязательно заезжаем выпить живого великокручанского пива. Если по каким-то причинам не удалось отметиться в пивоварне, считай командировку неудачной. Нарисовав такую привлекательную картину, я пригласил батюшку отведать пива. «Угощаю», — подбросил дров в огонь. Святой отец не колебался ни минуты.
Как же он в церковной одежде посмеет пить пиво в общественном месте — эта мысль сверлила мой мозг, как дрель бетон. Я даже смутился. Мне стало неудобно, что подбил священника на авантюру. Но батюшка оказался хитрее и прагматичнее. Еще на улице он снял и оставил в машине все, что свидетельствовало о его принадлежности к церкви, — рясу, крест и т. п. И, как говорится, слился с толпой.
После двух кружек пива я предложил ему сто граммов водки и бутерброд. «Угощаю»... «Братан, спасибо», — не стал долго морочить голову батюшка.
Мы еще с полчаса прощались на крыльце пивоварни. Закрепляли кофе мое посвящение в братаны...