Чем же провинился пятилетний ребенок, чтобы мама — молодая, изысканно одетая женщина — шлепала его и публично, не стесняясь прохожих, обзывала словами, которых нет в словаре?.. Если бы я не стала свидетелем этого неприятного случая, то, возможно, не вспомнила бы другой эпизод — из моего детства.

На снимке: Петр Петрович Щедрин с женой Марией Александровной и первенцем — сыном Олегом (1926 год).

Когда родители построили дом (а это были 1970-е годы), я училась во втором классе. У меня вызывала большое любопытство необычная соседская усадьба. А все потому, что она была больше остальных; там стоял необыкновенный дом — небеленый, с флигелем, перед которым росли редкие для полесского поселка Рокитное деревья, а еще — много цветов, кустов сирени и бульденежа (калины с декоративными белыми кистями).
И я всегда тормозила возле этой усадьбы, чтобы внимательнее рассмотреть ее и полюбоваться мини-дендропарком. За этим занятием и застал меня хозяин, который обрезал сухие веточки с кустов сирени. Это был пожилой мужчина, но держался он ровно, с достоинством. И мне почему-то подумалось, что это бывший царский офицер (по телевидению как раз демонстрировали сериал «Адъютант его превосходительства», и у героев фильма была такая же осанка). Он первым заговорил со мной, представился: «Петр Петрович Щедрин» — и поинтересовался, как меня зовут, как учусь... Говорил по-русски, но как со взрослой, обращался на «Вы». Для меня это было непривычно и очень приятно: хотелось лучше вести себя и вообще — соответствовать этому «Вы».
С тех пор у нас зародилась соседская дружба поколений. Когда я возвращалась из школы, Петр Петрович уже стоял у калитки, и между нами происходил приблизительно такой диалог:
— Сударыня, добрый день. Как ваши успехи в школе?
И я гордо рапортовала об оценках, потому что была отличницей.
— Тогда вы заслужили шикарный букет, — говорил Петр Петрович и приглашал меня в мини-парк.
Он составлял для меня красивый букет из цветов по сезону, и я, поблагодарив, шла с ним домой. Хотелось еще лучше учиться, к этому побуждало обращение на «Вы». А когда получала четверки, то на скорости пролетала мимо соседской усадьбы — было стыдно, что недоучила...
Петра Петровича Щедрина не стало в 1975-м. Я была в выпускном классе. Именно тогда узнала, что до выхода на заслуженный отдых Петр Петрович работал архитектором, проектировал центральную часть поселка Рокитное. Такой застройки вы не встретите ни в одном из райцентров Ривненщины: от центральной улицы Независимости через одинаковое расстояние отходят четкие перпендикуляры боковых улиц. Они в свою очередь пересекаются улицами, параллельными к центральной. Так возникают одинаковые жилые кварталы-прямоугольники. Такое планирование напоминает четкую геометрию Невского проспекта с близлежащими улицами в Санкт-Петербурге, где учился Петр Петрович.
Кстати, родом он был из Тверской губернии. В десятилетнем возрасте остался сиротой, поскольку его отец Петр Васильевич, который работал управляющим лесами у знаменитого российского капиталиста и мецената Саввы Морозова, преждевременно скончался в 1904 году. Но Савва Морозов устроил судьбу сироты, отдав маленького Петра на воспитание и получение образования в императорское железнодорожное училище. Жажда к знаниям вместе с незаурядными природными способностями дали прекрасный результат. Петр Петрович успешно окончил учебное заведение, параллельно навсегда влюбившись в архитектуру города на Неве. После окончания училища некоторое время работал на железной дороге, а с началом войны в 1914 году попал на западный фронт. Он пережил все: Первую мировую, революцию, гражданскую войну, дослужился до звания капитана (отсюда и выправка), принимал участие в знаменитом Брусиловском прорыве.
Судьба и жизненные обстоятельства забросили Петра Петровича на Полесье, в Рокитное. И этому поселку он посвятил всю свою жизнь. В райцентре есть улица Петра Щедрина. Люди, знавшие его лично, вспоминают, что даже в советское время он был независимым во взглядах, на все имел собственное мнение.
В Рокитном Петр Петрович пустил свои корни: в 1923 году господин инженер, как его называли, женился на Марии Александровне — дочери боровского священника Александра Симоновича. Мария Щедрина работала учителем математики. Со временем появился первенец — сын Олег.
Вот такие теплые воспоминания остались у меня о человеке, который больше всего ценил людское достоинство и воспитывал его в других.

Александра ЮРКОВА.
Фото из семейного архива Щедриных.

Ривное.