Почти пять лет на востоке Украины продолжается война. Российские наемники не дают нам покоя. Девять месяцев назад формат антитеррористической операции изменили на Операцию объединенных сил. Какие изменения произошли? Что чувствуют гражданские и военные ныне в зоне проведения боевых действий? На эти вопросы специально для «Голоса Украины» отвечает командующий ООС генерал-лейтенант Сергей Наев (на снимке).

— Какие методы и средства применяете для общения с людьми в прифронтовых селах?

— С 2014 года в Вооруженных Силах действуют подразделения гражданско-военного сотрудничества. Главная цель их работы — защитить мирное население и минимизировать последствия боевых действий. Военные ГВС занимаются восстановлением водо- и газоснабжения, энергопитания, жилья на освобожденных территориях.

Также у нас действует ряд гуманитарных проектов. Один из них — гуманитарная инициатива Командования Объединенных сил «Помощь Восток». Он объединил военных, военно-гражданские администрации, гуманитарные, транспортные, благотворительные организации. С начала проведения ООС для медицинских и гериатрических заведений, домов инвалидов Донецкой и Луганской областей передали медицинское оборудование, мебель, инвалидные коляски и другие необходимые врачам и больным вещи на сумму свыше 6 млн грн. Десятки детей из прифронтовых сел получили помощь в оздоровлении и лечении.

Заботимся также и о культурном возрождении региона. Недавно в рамках художественного проекта «АртПеремирие» провели грандиозный концерт в жемчужине Донетчины — соляной шахте Соледара. На Новогодне-рождественские праздники на Донетчине и Луганщине в рамках этого же проекта прошли гастроли Черниговского театра кукол им. А. Довженко. Сказочный спектакль подарил радость сотням детей в Авдеевке, Марьинке, Соледаре, Торецке, Бахмуте, Попасной, Лисичанске и других городах Донбасса. То есть без преувеличения можно сказать, что Объединенные силы возрождают не только города и села, но и жизнь в них.

— Должна ли армия быть открытой для общения с местными СМИ?

— Понимая важность и необходимость работы средств массовой информации по правдивому и непредвзятому освещению противодействия Объединенными силами вооруженной агрессии Российской Федерации мной, как командующим, с самого начала операции был установлен порядок допуска представителей СМИ в части и подразделения. За восемь месяцев операции у нас работали более тысячи журналистов, четверть которых — иностранцы. Хочу заверить: мы открыты для всех.

— Какое отношение к ВСУ у местных жителей на востоке Украины?

— В любом подразделении, независимо от пункта его постоянной дислокации, вы обязательно встретите контрактника — жителя Донецкой или Луганской области. В некоторых бригадах наполнение жителями Донетчины или Луганщины составляет до 30%. На мой взгляд, это очень красноречивый факт доверия к ВСУ.

— Уже несколько раз в рамках ООС вам приходилось объявлять «красный» режим. Оправдывается ли такой способ реагирования на опасность, удается ли минимизировать риски для гражданского населения?

— Особый порядок в определенных районах или населенных пунктах несколько раз вводился по моему решению именно с целью сохранения жизни и здоровья граждан. Это касалось прежде всего КПВВ из-за их многочисленных обстрелов со стороны противника, что создавало опасность как для военнослужащих Объединенных сил, так и для мирных граждан. Мы выводили гражданское население из опасных районов и давали адекватный ответ противнику. Каждый раз объявление режима «красный» приносило положительные результаты — заставляли противника прекратить огонь и стабилизировали ситуацию.

Действенность этих мер подтвердил и специальный представитель действующего председателя ОБСЕ в Украине и в Трехсторонней контактной группе посол Мартин Сайдик, который в одном из своих выступлений подчеркнул, что в 2018-м, по сравнению с аналогичным периодом предыдущего года, удалось значительно сократить количество жертв среди гражданского населения. Общее число жертв уменьшилось на 55%, а количество погибших — на 27%.

— С какой реакцией местных приходится сталкиваться после того, как украинские войска заходят в населенные пункты, которые до этого были «ничьими»? Удается ли предотвращать обстрелы этих территорий?

— Конечно, в таких населенных пунктах реакция людей бывает разной. Есть и радость, есть и опасения. Впрочем, мы очень быстро возвращаем доверие и уважение местного населения к себе, ведь вместе с украинскими военными сюда возвращается самое необходимое: пенсии, лекарства, электроснабжение, возвращается власть, возвращается цивилизация. Укрепив свои позиции вокруг населенного пункта, не только улучшаем свое тактическое положение, но и обеспечиваем безопасность местных жителей, поскольку боевые действия отодвигаются дальше от их жилья.

— Не теряются ли навыки активных маневренных и атакующих действий крупными подразделениями? Ведь это одна из проблем ведущейся ныне позиционной войны. Мы можем продвигаться вперед небольшими силами в серой зоне и освобождать небольшие населенные пункты, но готовы ли подразделения целой оперативно-тактической группировки, например, к быстрому броску? Ведется ли подготовка сил ООС в этом направлении?

— Ни о какой потере навыков не может быть речи. Каждое подразделение из состава Объединенных сил в полной мере способно дать отпор агрессору и выполнить задание по назначению. Мы постоянно проводим учения по подготовке к ведению боевых действий и выполнению других задач. Количество учений разного уровня соответствует оперативным нуждам Объединенных сил.

— Украинские военные довольно часто оказываются в ситуации, когда они вынуждены реагировать на активные действия противника. Способны ли наши силы перехватить инициативу?

— Противнику уже известно, что каждый его обстрел не остается без ответа со стороны Объединенных сил. Конечная цель ООС — прекращение российской агрессии против Украины и освобождение всей временно оккупированной Российской Федерацией территории, и мы ее достигнем.

Беседу вел капитан Виталий Саранцев.
Фото пресс-службы ООС.