Год назад в Мюдовке, что в Бобринецком районе, возникла проблема с подвозом учеников в школу в Сугоклеевке. Поэтому могла появиться необходимость их поселения в интернате. На то время осталось под вопросом функционирование самой школы. К счастью, проблему удалось решить, и начальные классы в Сугоклеевке сохранили, и подвоз учеников организовали неплохо.

— Благодаря фермерам Виктору Фролову, Александру и Анатолию Тарасенко, депутатам Олегу Письменному и Сергею Косенко имеем возможность подвозить детей на своих автомобилях, — рассказывает староста Мюдовки Евгения Плотникова. — Нам дают средства на бензин, оплачивают ремонт авто — и таким образом везем детей «за знаниями». И то лучше, чем перспектива отдать ребенка в интернат и видеться с ним только на выходных. А во многих отдаленных (от населенных пунктов со школами) селах дети вынуждены получать образование именно так.

Стоит отметить, что учеников начальной школы в Мюдовке только... двое — пятиклассник Виктор и первоклассник Станислав. Третий школьник выехал с родителями туда, где взрослому человеку хоть бы кое-какую работу можно найти. Молодежи тяжело живется на хуторах. Был бы у мелких, малоземельных крестьянских семей стабильный заработок, они бы держались двора. А так...

— Помните, сколько у нас было коров несколько лет назад? Один хозяин держал вместе с телятами десяток с лишним голов, — напоминает Плотникова. — А сейчас на все село четырнадцать коров...

Евгения Плотникова с мужем тоже могли бы в город давно перебраться, но там, кроме пенсии, им ничего не светит. А здесь семья (в помощниках — и зять, и дочь, и внук) держит две коровы, телочку, полсотни уток, почти сто кур. И это несмотря на то, что молоко оптовики летом принимали по три гривни за литр, а сейчас дают по четыре. Есть у них около трех домов полтора гектара приусадебной земли, поэтому своими силами выращивают зерно для кормления скота и птицы. Словом, жизнь у Плотниковых (на снимке) кипит, хоть само село — без дорог, магазина, почты, автобусной остановки...

Зато — с большим количеством брошенных домов, так что выглядит запущенным, а для рафинированного горожанина так и просто фатальным.

— Однако улица у нас ночью освещается, — оптимизм Евгении Васильевны, которая даже выполняет функции старосты на общественных началах, можно использовать как «строительный материал» для сказочных хрустальных дворцов и мостов в бедных украинских селах. — Водопровод уже год как не работает, но во дворах есть скважины. Если бы нам сейчас дали право на санитарную вырубку лесополос, мы были бы благодарны. На уголь по семь тысяч за тонну здесь ни у кого денег нет. Впрочем, проблемы с топливом мы решаем своими силами. Смотрите, сколько сухих деревьев вокруг. Даже в покинутых дворах. А еще каждую неделю приезжает автолавка. А в больницу, если нужно, — можно доехать до Бобринца. Недалеко...

Так что для полного счастья остается найти в Мюдовке нефть или золото. Причем так, чтобы неглубоко копать. Вот тогда можно было бы закрыть глаза на процессы, которые постороннему человеку кажутся неотвратимыми. Сейчас же здравый смысл подсказывает, что два «последних из могикан» школьника светлого будущего Мюдовке не гарантируют. Но копать-таки надо...

Олег ШВЕРНЕНКО.

Фото Ивана КОРЗУНА.

Кировоградская область.

P. S. Показательно, что на санитарную вырубку в лесополосах сухостоя и отростков, выросших вместо срубленных браконьерами деревьев, разрешения крестьянам никто не даст. Более того — их каждый раз будут останавливать (сейчас так и делают) и переспрашивать — «откуда дровишки?», хотя разница между хворостом, толщиной в два пальца (на минуту горения в печке) и, например, промышленным дубом очевидна.

А тем временем под соседней Устиновкой многолетние акации резали, не скрываясь, прямо у трассы — чтобы недалеко к машинам носить. Жужжание от пилы слышалось за километры. Где тогда была полиция — спросите? Наверное, стерегла от крестьян сухостой...