Первый Президент Украины Леонид Кравчук неоднократно в интервью для «Голоса Украины» делился: «Вы думаете, что Москва будет поддерживать независимость Украины, согласится на наш европейский курс и выпустит со своей орбиты и из петли?». Дескать, кто бы ни пришел к власти в России — он будет удерживать Украину в системе интересов Кремля. А если Украина не покорится, ее попытаются уничтожить. Это мордорский код, система национальных ценностей — искусственно возвеличиваться, унижать и стирать из своей истории. Прятаться за железным занавесом. Умные россияне воспринимают такую пропасть между Россией и цивилизацией с ужасом. И смело признаются: свобода, как и будущее, — это тоже мы.

Аслан МУСАЕВ (Чечня, историк):
— В России много людей больны идеей исключительности, причем эта идея никак не подкрепляется их ресурсами и экономическими возможностями (не хочу писать «русские», скорее, те, кто живет на территории России). Украинцам надо забыть, что эти «братья» — родственники, Россия в данной ситуации. У вас некая культурная и религиозная общность, но ментальность у вас разная. Сейчас надо понять, что имеете дело с хитрым и коварным противником...

Когда в новейшей истории началась Первая русско-чеченская война, многие говорили: если бы «братья» не влезли в Чечню, то пошли бы на Крым. Даже анекдот был. Звонит пьяный Ельцин Президенту Украины Кучме 31 декабря 1994 года: «Это не к тебе я войска ввел!?» — «Нет-нет, Борис Николаевич! В Чечню! В Чечню — что вы!» — «Ну и фигню же я сморозил!». И бросает трубку.

Вам надо готовиться к долгому противоборству с Россией. И не столько военному, сколько к использованию других средств и сил. Хотя война — это комплекс мер. И 30 процентов — это непосредственно вооруженное противоборство. Общество должно жить, не подчиняясь милитаристскому психозу. Война в целом — испытание для народа, страны. И требует отдачи от каждого члена вашего общества. В то, что русские дальше полезут на вас, — не верю. Не будет массированного вооруженного вторжения или развязывания крупной войны в регионе. Мне кажется, все, что могли, они уже сделали.

Но Украине и украинцам надо прежде всего полагаться на Господа Бога и на себя. Хотя у вас колоссальная диаспора, международная поддержка, вооруженные силы, которых не было у нас, чеченцев. За вашей спиной стоят такие крупные игроки, как США и Канада. Чеченцы о такой поддержке не могли и мечтать! У вас невероятные людские ресурсы, вас в 20 раз больше, чем чеченцев. Вам просто надо грамотно и эффективно научиться управлять. И Марша 1айла! Живите свободными!

Алексей КУЗНЕЦОВ (Москва, сотрудник Мосэнерго):
— Отношение к войне резко отрицательное. Я следил за событиями на Майдане, но не пристально и не по официальным российским СМИ. Абсолютно не доверяю российским государственным СМИ. Принимаю выбор украинского народа. У украинцев и русских есть и общий враг — коррупция — наследие пресловутого «совка». У Путина, уверен, многочисленный аппарат по построению разнообразных тактических планов: план по Крыму, вероятно, был давно. Захвата всей Украины, уверен, не планировалось: им нужно совсем другое. Сам оказался под влиянием СМИ в момент крымской авантюры: все чётко, красиво и убедительно. Российская пропаганда весьма хорошо сделана (стоит признать!): ярко, задорно-нагло и пафосно. Большие деньги дали: результат очевиден. Крым действительно непростая тема для большинства россиян. Право Украины на самоопределение, безусловно, поддерживаю. Украине желаю построить европейскую свободную процветающую страну и интеграции в современный мир, свободы и никакого возврата в болото. Это может стать примером для россиян и только это опасно для нынешнего Кремля.

Владимир КУТУЗОВ (Рязань, учитель истории):
— У меня светлые впечатления о Киеве, Одессе, Львове, Ивано-Франковске, Черновцах и Славском, Коломые и «Софиевке» в Умани. Об Алуште 2006-го, 2007-го и 2012 года. Об Анатолии Александровиче Мойкине, который нас катал на лошадях по горам под Алуштой. О людях, с которыми находился в поездах по Украине. О «Голодном Мыколе», «Кумпеле» и «Крыивке». О катакомбах и подвалах Шабо. Еще вспоминаю о поломанных руках на велопробеге, об Одесском госпитале, где мне удаляли грыжу в позвоночнике. В Киеве мы ходили в октябре в зоопарк, посмотрели бегемота, реализовали мечту двадцатилетней давности, когда пошли с другом в московский зоопарк, а там бегемота не оказалось и до сих пор нет.

В некотором смысле это моя жизнь сейчас, поскольку от поездок в Украину каждый раз оставался такой заряд тепла, что хватало переживать наши серые (зачастую в самом прямом смысле) будни. До сих пор на душе светлеет, когда вспоминаю, как мы пили чай в День Незалежности. И я барышне из Днепра объяснял, какой шанс получила Украина в 2014 году и как будет обидно, если кровь, пролитая за независимость, окажется напрасной. А потом в тот же день вечером гуляли по центру Львова со старым другом из Одессы.

О последних пяти годах написать я могу много. Но какой смысл? Показать, что в Мордоре есть еще здравомыслящие люди? Те, кто способен думать, и так это понимают и знают. От этого же не легче. Мы, к сожалению, не допущены к принятию решений в этой войне. Если бы это было в наших силах, войны бы не было. Как было написано в одной детской книжке: крестьянину всё равно, сам огонь сжигает посевы или его раздувает ветер. Результат один, и вариантов решения проблемы немного — сложить руки и погибнуть или попытаться справиться со стихией. Мордор — это тоже стихия: тупая, жадная, недалёкая, но зловредная и всё еще способная изрядно попортить здоровье окружающим. Держитесь. Простите нас, если сможете, что мы не смогли у себя навести порядок, и теперь это дерьмо пытается заползти к вам. Мордор будет разрушен. Слава Украине!

Владимир ЗАБЛОЦКИЙ (Москва, инженер):
— Война закончится, когда в России изменится власть. И не просто уйдет Путин, а изменится вектор власти от авторитарного к демократическому. Украинцы, очень вас люблю, надеюсь на вашу мудрость. И ещё: мне ужасно стыдно за то, что натворила и продолжает творить путинская клика. Счастья вам, у вас всё должно получиться!

Петр ВАНИЧ (Краснодарский край, инженер-строитель):
— Решил вспомнить армейскую службу... Загребли меня в солдаты 14 мая 1973 года... Досвидос, Кокчетав и мама с папой. Через 4 дня прибыл в Остер Черниговской области. В одном купе со мной ехали два мои одноклассника. А выгрузили нас ночью в Нежине, перед рассветом электричкой в Киев. На метро до речного вокзала, а там на пароходик — и вперед на Остер. Сначала по Днепру, потом по Десне. Полгода учебки пролетели как-то... Там меня не на зенитчика учили, как всех, а в каменщики назначили. Вот я все полгода кирпичи и «скирдовал». Забавная штука! Командиром батареи в учебке был татарин старлей Леонов, а командиром дивизиона был украинец капитан Татарин. Где довелось побывать в Украине, везде нравилось. Природа красивая... Это после казахстанских степей. Каждые полгода грузили в Лоцманке орудия на платформы и гоняли на Бердянск. Там полигон огромнейший... и прямо на берегу моря. Пуляли — дай бог!

Каждый считал, сколько снарядов выпустил, у меня было 400 с чем-то, уже не помню. А стреляли в основном по фанерному «конусу», который на километровом тросике таскал за собой какой-то старый бомбардировщик времен покорения Шипки. Однажды чуть сам самолет не сбил. Кто служил в те времена, много про дедовщину рассказывал. Но беспредела у нас не было.

Командира взвода хорошо помню — Андрей Коляда, двухгодичник после института. Он меня на вокзал на дембель провожал, еще там и водку из горла пили. И взводному спасибо: он меня ругал и гнал в институт поступать. Поступил и закончил.

Хоть на Украину посмотрел: красиво там... С гражданскими почти не сталкивался. Когда бывали в Бердянске, то бегали «в самоход» в соседнюю деревню за вином с 20-литровыми канистрами. Вино по рублю за литр было.
Теплые воспоминания об Украине и украинцах... Кто бы мог тогда подумать, что россияне будут в Украине стрелять по-настоящему и убивать украинцев. Одно знаю: Крым-не-наш, его моя страна тупо и нагло аннексировала. И дай Бог, чтобы Украина разорвала окончательно пуповину, связывавшую ее долгие годы с советско-чекистской Россией.

Подготовила Наталья ЯРЕМЕНКО.
Рис. Алексея КУСТОВСКОГО.