С Катей, которая работала в полковой библиотеке мотострелковой дивизии, Юрий Хмара познакомился в читальном зале во время конференции перед призывом на срочную военную службу. Она сразу ему понравилась — была прекрасна в своей наивной и милой неловкости, пахла молодостью и чуть-чуть духами. Казалось, ее серые выразительные глаза смотрели парню прямо в душу, а красивое лицо девушки озаряла приятная улыбка. А еще эти игривые ямочки на щеках, растрепанные ветром темные волны волос, красные и полные, как спелые вишни, губы...

И все было бы хорошо, если бы не его армейский друг Андрей Черныш, который использовал малейшую возможность, чтобы похвастаться отличным знанием английского языка. Он говорил без умолку, а Катя пыталась в этой шумной бессистемной лавине не пропустить чего-то такого, что представляет интерес для делового человека. Юре оставалось разве что завидовать неугомонному говоруну, украдкой стеснительно поглядывать на библиотекаршу и мысленно ругать себя за отсутствие природной уверенности в общении с прекрасным полом.

Как-то Катя зашла по делам в солдатскую казарму и столкнулась с глазу на глаз с Юрием. Поинтересовалась его планами после завершения службы в армии. А еще почему-то спросила о его понимании любви. Не долго думая, оглушенный ударами собственного сердца сержант Хмара ответил, что любовь — это когда хочешь жить ради другого человека, ради друзей, с которыми он общается и которые ему дороги. В ту же минуту возникло боязливое желание рассказать о светлом чувстве к ней, не подвластном расчетам и правилам житейской логики. Но неожиданно зашел Андрей. К тем важным для себя словам Юрий вернулся после одного случая.

...Во время плановых учений боевая техника уверенно форсировала быструю извилистую реку. Вдруг труба одного из танков застыла на месте. По приказу старшего офицера в воду медленно сполз бронетранспортер. А еще через секунду два солдата в водолазных костюмах исчезли в черной глубине. Но закрепить буксирные тросы им почему-то не удалось. И тогда на помощь пришел Юрий, а не «смелый и героический» Андрей. Несколько раз парень нырял в холодную воду, пока не прикрепил трос к танку.

...На следующей неделе после боевых учений Андрей пришел в библиотеку. «Катюша, помоги больному», — сказал вместо обычного приветствия и поцелуя в щеку.

«Подожди, но ты же никогда не жаловался на здоровье?» — удивилась искренне.

«Понимаешь, наш полк снова выезжает на показательные учения со стрельбой, а это — единственный шанс для нас побыть вдвоем, — объяснил. — Может, поговоришь с врачом, чтобы... помогла остаться в полку?»

На следующий день фамилия рядового Черныша появилась в списке тех, кто лечился в медсанчасти. В девичьем сердце тлела надежда, что Андрей хоть запиской откликнется на оказанную услугу (если уж так болен и не может преодолеть расстояние в триста метров). Но... Поэтому в обеденный перерыв решила проведать любимого и признаться в том, как ей одиноко бывает без его смешных историй из армейской жизни. Но еще издалека увидела Андрея, в крепких объятиях которого извивалась молоденькая медсестра. Подойти? Какое имела на это право? Девушка резко развернулась и пошла прочь, горько обидевшись на того, кто еще несколько дней назад клялся в своей любви к ней...

После очередного отпуска Катя снова заняла свое рабочее место. Никого не хотела видеть. Старалась забыть Андрея... И почему-то все чаще вспоминала Юрия. Она впервые пожалела, что раньше не обращала на него внимания, хотя иногда их взгляды скрещивались и у обоих перехватывало дыхание, словно перед прыжком с высоты. Вроде бы ничего после этого не менялось, но после тех коротких встреч в библиотеке и на территории военного городка оставалось тревожное чувство, и всегда перед ней стояли его глаза — покорные и грустные. Где-то там, в глубине души, понимала, что так, наверное, не может быть, чтобы чего-то хотелось и не хотелось одновременно... И вдруг почувствовала, что ничего другого, кроме как видеть его рядом, она не хочет...

И он пришел. Сделал шаг к ней. Поддавшись сильному, как вспышка молнии, чувству, Катя едва не упала ему на грудь и заплакала, как маленький обиженный ребенок, ждущий тихого ласкового слова.

— Зачем ты пришел? — спросила

— Потому что хотел тебя видеть. И хочу это делать каждый день.

— Ты уверен, что хочешь меня видеть? — голос девушки, пережившей предательство, стал напряженным.

— Ты еще сомневаешься?..

В этот момент Юрий стал таким беспомощным и странным, что Катя поняла: они будут вместе! Навсегда.

...На свадебный рушник они стали накануне Нового года. В тот день выпал пушистый снег — подарок их будущей счастливой совместной судьбе.

Кропивницкий.

Рис. Николая КАПУСТЫ.