На фестивале «Збирайся, родочку, на колодочку» в Луцке.

Фото предоставлено Ириной ХМИЛЕВСКОЙ.

Со вчерашнего дня, согласно календарю религиозных и народных праздников, началась Сырная, или же Масленичная неделя. Украинцы испокон веков в эти дни перед Великим постом устраивали угощения и гуляния, чтобы разбудить весну и прогнать прочь зиму, ходили к родственникам и соседям или же приглашали их к себе в гости. Угощали варениками, блинами, символизирующими небесные светила — луну и солнце.

Вместе с традициями еще с языческих времен до нас дошло украинское удельное слово «Масниці». В некоторых регионах, в частности на Волыни и Полесье, Масленичную неделю называли «Колодієм», «Колодойкою». Колодий в украинской мифологии — бог брака, примирения и взаимопрощения — восстанавливал силы весной. Несмотря на то что эти архаические названия одного из древнейших народных праздников вместе с их содержанием настойчиво стирали из нашей памяти, заменяя чужим словом и действом «Масленица», древняя традиция празднования «Масниці» не просто сохранилась, но и активно возрождается на Волыни. Здесь уже не один год проходит фестиваль «Збирайся, родочку, на колодочку».

 

— Подмена названия праздника, произошедшая в советское время, была не случайной, — говорит ведущий методист народного творчества Волынского областного научного центра культуры, заслуженный деятель искусств Украины Ирина Хмилевская.

— Самобытность украинских традиций определяла смысл и жизненные ценности народа, помогала ориентироваться в лабиринтах мироздания, отличать настоящее от фальшивого. И этой самобытности, идентичности нас всегда пытались лишить.

— У нас празднично-обрядовое действо перед Великим постом еще называлось Всепрощение, — продолжает культуролог. — В эти дни тем, кто поссорился или кого-то чем-то обидел, следовало обязательно помириться. Все надеялись на Колодия, что он принесет радость, мир, любовь, победит вражду.

 

Во многих селах Луцкого района — Садов, Романов, Забороль, Веселое, Усычи, Буяны — на этом празднике, как писал еще Михаил Грушевский, можно было проследить обычаи времен матриархата, ведь главным действующим лицом была женщина.

Воспоминания о праздновании «Колодія» оставила нам и Леся Украинка. В XIX веке на Волыни она записала песню, посвященную действу: «Ой, колодко, й колодочко/ Ой, що ж ти нам наробила./ Ой, що ж ти нам наробила/ Що серед будня свято зробила». Это свидетельствует о том, что праздник начинался в понедельник.

Итак, в понедельник утром женщины собирались в корчме праздновать «Колодки», которые были символом продолжения рода. Там же пеленали обычное полено, которое становится частью Древа Жизни, — «колоду». После празднования ее рождения замужние женщины обходили те семьи, где были неженатые парни. Их матерям к ноге привязывали колодку. Так наказывали и девушек, которые перебирали женихами и не вышли замуж. Поэтому Колодий не только благословлял брак, но и наказывал тех, кто легкомысленно относился к делу продолжения рода. В эти дни царит атмосфера радости, надежды на лучшее, на прощение, ведь сам праздник прогоняет зло и вражду. 

 

Как писал исследователь украинской мифологии Валерий Войтович: «Иначе зло за год, до следующего прихода «Колодія», так сточит сердце и душу, как червь твердую древесину, делая ее хрупкой, а со временем превращая в прах». Недаром «наши прародители прославляли Колодия, потому что он еще и бог бодрого духа, согласия и крепкого здоровья».

«На седьмой день «Масниць» должны были умереть все злые и вражеские силы, а затем под конец развлечений Колодий еще раз щедро одаривал людей своей солнечной искрящейся добротой. Все рады ему, целуются, шутят и поют песни, потому что приближается Святое воскресение», — писал Валерий Войтович.

На каком-то этапе через привитие на украинское древо рода чужих праздников, в том числе Масленицы, которая в Московии всегда сопровождалась пьянкой, традиционными «стенка на стенку», драками с увечьями, мы утратили устойчивость, способность противодействовать злу, привыкли жить с ним по соседству или же просто перестали его замечать. Именно поэтому часть общества стала равнодушной и позволяет то, что в старину нашими дедами осуждалось и считалось позорным.

Позором для всего рода, моральным преступлением был бы отказ от родного языка, пренебрежительное отношение к своей земле, которое не раз демонстрировали «95-е кварталы» и исполнители, которые на пятом году войны не гнушаются выступать на сценах государства-агрессора и принимать из его рук тридцать сребреников.