Фото: thekievtimes.ua

КНУ имени Тараса Шевченко — 185

Общеизвестно, что Киевский университет был открыт в 1834 г., однако на пути к реализации идеи «Киевской Сорбонны» лежало много тяжелых испытаний, растянувшихся на столетия.

Особенно остро нехватка классического университета в Украине начала ощущаться в середине XVIIІ века, когда молодой и энергичный гетман Кирилл Разумовский провел целый ряд важных модернизационных реформ, для которых были нужны образованные кадры. Административная, судебно-правовая, военная реформа, начатые в Гетманщине, требовали сотни и тысячи специалистов государственной службы, судей, образованных старшин в казацкую армию и т. п.

При такой ситуации несоответствия спроса и предложения наставник и управитель личной канцелярии гетмана Кирилла Разумовского Григорий Теплов, опираясь на предложения от старшинства и учитывая опыт заграничных классических университетов, в 1760 г. представил проект учреждения первого украинского классического университета в гетманской столице Батурине.

Однако падение в 1764 г. гетманской власти перечеркнуло идею создания университета в Батурине, но не похоронило замысла о необходимости учреждения университета для украинской элиты. 

Идея создать в Украине университет не находила поддержки в Петербурге из-за того, что ее рассматривали как часть претензий «малороссийских автономистов» на восстановление «давних прав и свобод края», как поиск бывшей казацкой старшиной возможности сохранить собственную «малороссийскую идентичность» и законсервировать отличие от российского дворянства.

Однако потребность в университете на территории Украины была настолько очевидной, что даже члены правительства, работавшие над реформой образования в империи, каждый раз подчеркивали необходимость учреждения классического университета в «Малой России». Так, сенатор П. Завадовский, возглавлявший «Комиссию для учреждения школ», в 1789 году добился открытия в Киеве Главной школы, директором которой был назначен известный украинский публицист и историк П. Симоновский. Школа была рассчитана на четыре года учебы с изучением, кроме классических и современных европейских языков, истории, географии и естественных наук.

С приходом к власти в Российской империи нового монарха — довольно либерального Александра І, украинская шляхта («малороссийское дворянство») активизировала свою деятельность, направленную на открытие высшей школы. Так, поздравляя в 1801 г. нового императора, знать «Малороссийской губернии» параллельно отправила просьбу «о нуждах» края. Потомки казацкой старшины выдвигали идеи открытия университетов в Ромнах, Лубнах («Основать главное училище Малой России для всей Нации в городе Лубны, который находится посреди земли нашей»), Чернигове, Новгороде-Северском и т. п. Все эти проекты были собраны в созданных в 1802 году Министерстве народного образования и «Комиссии училищ». Уже на втором своем заседании Комиссия заслушала проект, подготовленный известным педагогом Ф. Янковичем де Мириево, в котором предлагалось к существующим в Российской империи университетам Москвы, Дерпта и Вильно добавить еще три — в Петербурге, Киеве и Казани: «В Киевском и Казанском университетах предусматриваются факультеты философский, юридический и медицинский, а в Санкт-Петербургском и Московском только философский и юридический. Из этих последних четырех университетов богословская наука исключается, потому как она преподается православным греко-российским духовенством в семинариях... При университетах Московском, Санкт-Петербургском, Киевском и Казанском следует учить в каждом по сорок воспитанников на казенном содержании для подготовки их к профессорским и учительским должностям». Но резко отрицательно воспринял проект Ф. Янковича де Мириево другой влиятельный член «Комиссии училищ» князь А. Чарторыйский. На четвертом заседании Комиссии он предложил собственные «Принципы для организации народного воспитания в Российской империи», которые предусматривали открытие университета в Харькове.

Чарторыйский неожиданно нашел поддержку в лице управляющего делами «Комиссии училищ» В. Каразина, который долгие годы выступал с планами открытия университета в Харькове. По поручению Комиссии В. Каразин создал документ под названием «Определение устава общественного образования», в котором предусматривалось открыть университет в Харькове. Документ, подготовленный Каразиным, лег в основу утвержденного императором Александром І 24 января 1803 г.

«Предварительных правил народного образования», в которых указывалось, что в дополнение к существующим университетам в Москве, Дерпте и Вильно нужно основать университеты в Петербурге, Казани и Харькове. Реализован проект Харьковского университета был в 1805 г., а планы открытия университета в Киеве снова зависли в воздухе.

И хоть в Петербурге поддержали проект Чарторыйского-Каразина, однако понимали, что существование гигантского учебного округа с центром в Вильно, которому будет подчиняться отдаленная на сотни километров территория Киевщины или Подолья, нерационально. Поэтому в июле 1805 г. в Киев с целью выяснить все обстоятельства на месте приехал тогдашний министр образования империи П. Завадовский. Министр склонялся к идее открытия в Киеве классического университета, поэтому, чтобы отговорить его от этого замысла, в Киев срочно прибыл посланец А. Чарторыйского визитатор (инспектор) учебных заведений Виленского образовательного округа Т. Чацкий. Чацкий выдвинул аргументы против открытия университета в Киеве, отмечая то, что для Малороссии уже открыт университет в Харькове, что Киев слишком отдаленный (!) от Минской, Волынской и Подольской губерний, что шляхта Волыни, Подолья, Киевщины и Белоруссии готова жертвовать средства лишь на польский университет, а преподавание на польском языке в Киеве оскорбило бы чувства православного духовенства и т. п. Министр образования, зная о том авторитете и влиянии, которым обладал Чарторыйский при дворе Александра І, не рискнул конфликтовать с его посланцем, согласившись на выдвинутые Чацким аргументы. А реальные причины нежелания Чарторыйского и Чацкого видеть университет в Киеве описал известный польский просветитель Гуго Коллонтай: «как поляк, князь Чацкий не желает открытия университета в Киеве, где можно предвидеть неминуемый упадок нашего языка... не желает он и открытия нового округа также, чтобы не нарушить того объединения края, которое проявляется ныне в единстве образования».

Максимально развив Виленский университет, превратив его в самый лучший университет Российской империи, Чарторыйский с Чацким всеми силами старались распространить сеть польских школ в украинских и белорусских губерниях. В контексте этих действий, в октябре 1805 г. на Волыни в городке Кременце была основана польская гимназия, реорганизованная в январе 1819 г. в польский Волынский лицей. Мотивация открытия этих заведений была проста — ссылаясь на отдаление Волыни и Подолья от Вильно, Чарторыйский добился от правительства разрешения на открытие школы для шляхты указанных губерний, который мог бы в определенной степени заменить ей университет.

Таким образом к 1820-х гг. в Российской империи сформировалось два мощных очага польского образования и школьного дела — Виленский университет и Волынский лицей.

Тем временем лояльная политика Петербурга относительно польской общины в империи завершилась после неудачного польского национального восстания 1830-1831 гг. Расправившись с повстанцами, император Николай І, не отличающийся либерализмом, развернул масштабные репрессии против польской шляхты как главной опоры повстанческого движения. В ходе этих репрессий серьезному удару подверглось польское школьное дело.

Университет в Вильно и лицей в Кременце были закрыты. Вместо Виленского учебного округа император сформировал Белорусский учебный округ с центром в Орше, куда планировалось перенести университет из Вильно. В декабре 1832 года на базе Киевской, Черниговской, Волынской и Подольской губерний был создан Киевский учебный округ, во главе которого поставили Е. фон Брадке. Основанием для создания отдельного Киевского учебного округа стал перевод в Киев в апреле 1832 г. закрытого ранее Волынского лицея. При условии, когда в Российской империи центрами учебных округов были университетские города, идея создания университета в Киеве снова появилась в повестке дня. Способствовали созданию университета в Киеве также и другие обстоятельства. Масштабные репрессии против польской шляхты и устранение поляков от административных должностей обострили проблему дефицита чиновничьих кадров. Киевский генерал-губерантор Левашов, пытаясь решить проблему обеспечения региона образованными чиновниками, подал в начале 1833 г. императору проект создания в Киеве Юридического института Святого Владимира. Николай І одобрил проект, распорядившись в мае 1833 г. выделить средства для института.

Таким образом, сначала было запланировано открыть в Киеве лицей и Юридический институт (оба учебных заведения должны были носить имя крестителя Руси Владимира). В августе 1833 г. в Петербурге была создана специальная комиссия во главе с вице-адмиралом Крузенштерном, которой предстояло разработать планы организации Лицея Святого Владимира. Комиссия пришла к выводу о необходимости учреждения Лицея с полным «объемом университетского обучения». Фактически, по своему статусу лицей должен был отвечать университету. Такая ситуация позволила министру образования графу С. Уварову 30 октября 1833 г. предложить императору основать в Киеве полноценный Университет Святого Владимира, отказавшись от открытия отдельного Юридического института и лицея в Орше. 30 октября (по старому стилю) 1833 г. император Николай І написал положительную резолюцию на представлении министра Уварова, согласившись на открытие в Киеве университета. А уже 8 ноября (по старому стилю) 1833 г. мир увидел «Указ Правительствующему Сенату», который поставил точку в вопросе реорганизации Волынского лицея, перебазированного в Киев, в Императорский университет Святого Владимира. 25 декабря (по старому стилю) 1833 г. монарх двумя своими Указами утвердил «Устав Университета Св. Владимира» и «Меры для открытия Университета Св. Владимира».

В Уставе днем ежегодного торжественного собрания Ученого совета университета, на котором должны были выступать со своими годовыми отчетами профессора, должны были зачитываться имена всех студентов-выпускников и выдаваться дипломы о присвоении ученых степеней, определялся День Святого Владимира — 15 июля (по старому стилю). Однако ни в одном документе не указывалась точная дата будущего торжественного открытия высшего учебного заведения. Подчеркивалась лишь необходимость приложить все силы, чтобы «открыть Университет при первой удобной возможности». Очевидно, что чиновники Киевского учебного округа и будущие преподаватели университета, вместе с местным органом самоуправления, сделали все возможное, чтобы не оттягивать долгожданные торжества и открыть университет именно в День Святого Владимира уже в ближайшем 1834 г.

Мероприятия, связанные с открытием университета, состоявшиеся 15 июля (по старому стилю) в 1834 г., были и вправду грандиозными для провинциального тогда Киева. В 9.00 утра все университетское руководство прибыло к Успенскому собору Киево-Печерской лавры, где Митрополит Киевский и Галицкий Евгений (Болховитинов), отправил торжественную литургию и молебен за университет. После завершения богослужения, все присутствующие переместились к арендованному университетом на Печерске дому капитана Кордта. Туда же прибыли генерал-фельдмаршал князь Ф. фон-дер-Остен-Сакен, Киевский генерал-губернатор граф В. Левашов, высшее киевское духовенство и чиновничество, офицеры дислоцированных в Киеве частей, шляхта Киевской, Волынской, Подольской, Минской губерний (в общем, свыше трехсот наиболее знатных семей, специально прибывших в Киев для участия в торжествах). Улочки вокруг дома капитана Кордта на Печерске были заставлены дорогими экипажами, а желающие не могли попасть в скромное университетское здание. С появлением Митрополита Евгения студенческий хор запел торжественный церковный гимн «Сегодня благодать Святого Духа нас собрала». После освящения помещения началось торжественное заседание, на котором были зачитаны императорские указы об учреждении университета в Киеве, введении университетского устава, финансировании университета и т. п.

Сразу же после торжественных речей руководителей местного самоуправления, первый ректор университета Михаил Максимович вручил дипломы о предоставлении звания Почетных членов университета Митрополиту Евгению, генерал-фельдмаршалу князю Ф. фон-дер-Остен-Сакену и генерал-губернатору графу В. Левашову, которых Ученый совет университета еще 9 июня 1834 г. избрал своими Почетными членами. Особое впечатление на присутствующих произвело выступление переведенного из Харькова профессора всемирной истории В. Циха «О цели и пользе высших учебных заведений». Выступающий подчеркнул, что, со временем, образованные воспитанники университета изменят лицо всего края, принесут славу своим родителям, своему университету и своей Родине. Буквально пророческими оказались эти слова о влиянии университета на вид Киева: «Университет даст абсолютно новый вид этому городу. Бедные лачуги, которые жмутся друг к другу в разделенных пустырями частях города, превратятся в большие красивые здания. На пустырях, которые сейчас причиняют сколько неудобств людям и мешают развиваться городскому хозяйству, вырастут новые прекрасные дома и места отдыха; полноводный и широкий Днепр покроется неисчислимым количеством судов, которые будут вести сюда драгоценные произведения искусств со всех уголков Российской империи. Население города увеличится; просвещение распространится на все общественные слои».

Профессор Цих, действительно, словно в воду смотрел — уже до конца ХІХ века (то есть за каких-то 60—65 лет!) площадь Киева увеличилась в три раза, появился величественный «красный» корпус университета, вокруг которого разбили Ботанический сад и Императорский парк, построили целый новый город, вплоть до р. Лыбеди (этот район Киева так и получил название «Новое строение»), Крещатый Яр превратился в центральную улицу крупного города, Козье болото стало Думской площадью (сейчас — Майдан Незалежности), пустыри возле руин Золотых ворот превратились в улицы Владимирскую, Ярославов Вал, Прорезную и т. п. Население города с 1834-го до начала 1890-х гг. выросло с 37 тысяч до 240 тысяч человек, превратив Киев в четвертый по величине город в империи.

Так Киев прошел сложный путь до появления собственного классического университета, путь, который неожиданно завершился не во времена существования казацкой государственности и не в годы правления либерального Александра І, а вопреки логике событий, в годы царствования консервативно настроенного монарха Николая І. Выстраданный и учрежденный Киевский университет так и остался в течение веков символом неуничтожимого стремления нашего народа к знаниям, к познанию мира и самих себя в нем.

Алексей Сокирко,
кандидат исторических наук, доцент кафедры древней и новой истории Украины исторического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко.

Иван Патриляк, 
доктор исторических наук, профессор кафедры истории мирового украинства, декан исторического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко.