1. Может, реформы касаются методологии лечения различных заболеваний, то есть, может быть, изобрели новые методы лечения инфаркта, инсульта или, может быть, онкозаболеваний, может быть, они изобрели новые вакцины от наиболее опасных инфекций? К большому сожалению, нет!

2. Может быть, реформа здравоохранения обеспечила своевременную доставку пациента к врачу? Или обеспечила оптимальную логистику в системе медпомощи? Может быть, благодаря реформе удается вовремя доставить женщину с маточным кровотечением или внематочной беременностью, апоплексией яичников, что требует незамедлительной хирургической помощи для немедленной остановки кровотечения и спасения жизни пациентки? Но для этого надо было успеть заасфальтировать все сельские дороги или купить вертолеты для каждой центральной районной больницы, как минимум по 5—10 шт.! А на самом деле, все дороги в сельской местности разрушены, как после бомбежки, причем прицельной. Карет скорой помощи не хватает, бензина тоже. С медицинскими кадрами — большая проблема. Во многих больницах не хватает врачей и медсестер.

3. Может, в Украине резко улучшилась система подготовки медицинских кадров? Может быть, медицинские университеты и медучилища стали готовить более квалифицированных врачей и медсестер? Но, к сожалению, ситуация в системе медицинского образования не улучшилась, а катастрофически ухудшилась. Это связано, во-первых, с коммерциализацией медобразования, то есть в институт поступают и сдают экзамены за деньги. Во-вторых, в медуниверситетах практически не осталось высококвалифицированных и опытных ассистентов, доцентов и профессоров (зарплаты низкие, коррупция процветает). Скажем прямо, опытных кадровых врачей осталось не более 30%. Преемственность в системе медобразования уже утрачена. Кто будет готовить новые кадры — тяжелый и удручающий вопрос.

4. Может, министерство здравоохранения создало управление санитарной и противоэпидемиологической помощи, которое проводит системную работу по вакцинации граждан Украины, а также — системную работу по дезинфекции многочисленных очагов различных особо опасных инфекций? К сожалению, этого тоже нет! Может быть, в Украине изменилась система закупок медпрепаратов, при которой закупаются высококачественные, эффективные и доступные по цене медпрепараты, решающие проблему обеспечения населения Украины доступными лекарствами и вакцинами? К сожалению, этого нет! Может, мы создали систему закупок медпрепаратов, которая поборола коррупцию и разворовывание бюджетных средств? К сожалению, и здесь надо признаться, что мы создали монстра, который в обход украинских контролирующих служб и правоохранительных органов осуществляет закупки всех препаратов на безальтернативной основе, за пределами украинского государства. При этом разворовываются огромные деньги английскими и американскими компаниями, якобы поставляющими в Украину большую часть различных вакцин и медпрепаратов. Национальная служба здоровья Украины — это орган для централизованного и бесконтрольного разворовывания бюджетных средств.

5. Власть имущие здравоохранения обещали огромные зарплаты врачам, медсестрам и др. медперсоналу. Результат ужасающий — зарплаты врачей находятся на уровне 3-4 тыс. грн в месяц. У медсестер и санитарок ситуация еще хуже.

6. Заявления и. о. министра У. Супрун о том, что деньги будут ходить за пациентом, создали колоссальную путаницу в системе адекватности распределения средств между различными лечебными учреждениями (к примеру, пациент из села выбрал себе семейного доктора в центральной районной больнице, а амбулаторное лечение будет проходить в другой сельской амбулатории, по месту жительства). Кто и как будет распределять эти мизерные (ходячие) деньги?

А теперь о главном: причина всех бед в том, что никакой новой системы здравоохранения не создано. Развалена лишь существовавшая, вполне адекватная система здравоохранения.

Причин развала две: 1) мизерное финансирование системы здравоохранения Украины: в 2019-м выделено 92 млрд грн, при том, что минимальная потребность должна составлять 6 % от ВВП страны, то есть она должна бы быть как минимум 230 млрд грн, но это уже в нынешней, разваленной Украине. Но если вести более-менее адекватный расчет, то 6% надо считать не от 120 млрд долл. ВВП Украины, а от предшествующего ВВП, который имела Украина в 2013 году, то есть на уровне 240 млрд долл. Таким образом, адекватной суммой для финансирования украинского здравоохранения должна быть сумма в размере как минимум 440 млрд грн, а государство удосужилось выделить всего лишь 92—95 млрд грн, из которых по меньшей мере 50—70 % разворовываются! А теперь, дорогие украинцы, подумайте сами, почему из Украины выехало уже более 100 тыс. врачей и медицинских сестер. Почему система здравоохранения не имеет должного финансирования? Почему эта система не обеспечивает паритетное и физически-, и медицинско-обоснованное распределение всех бюджетных средств между медучреждениями страны от Киева до самой отдаленной сельской амбулатории?

7. Ликвидация системы скорой и неотложной медицинской помощи, которая проводится нынешним и. о. министра У. Супрун, привела к тяжелейшим последствиям, которые состоят в том, что люди, больные различными инфекционными заболеваниями, в том числе особо опасными инфекциями, типа дифтерии, вирусного менингита, туберкулеза и др., которые распространяются воздушно-капельным путем (при обычном дыхании больного) уже заражают огромное количество наших сограждан, которые сегодня добираются до больницы своим ходом (в автобусе, метро, троллейбусе), а не доставляются в больницу каретой скорой помощи. Таким же способом распространяются и тяжелые инфекционные заболевания, передающиеся фекально-оральным путем (вирусный гепатит А, дизентерия, холера и др.).
Надо отметить, что во всех инфекционных отделениях крупных больниц всей страны и г. Киева существует по 3—5 приемных отделений, для того, чтобы больные с различными видами инфекций не пересекались друг с другом, даже в одном помещении. Такие меры предосторожности были разработаны в нашей системе здравоохранения не случайно. Это позволяло препятствовать распространению различных тяжелых инфекционных заболеваний как среди жителей городов и других населенных пунктов, так и среди больных самих инфекционных отделений и инфекционных больниц. В самих же инфекционных лечебных учреждениях пациенты с разной патологией лечились также в специально отведенных для разных инфекций палатах, часто индивидуальных, с отдельным входом с улицы в каждую палату!

8. Согласно условиям нынешней «медреформы», семейный врач должен обслуживать не менее 2 000 пациентов в год. А теперь посчитайте сами, ведь рабочий день врача — это 8 часов в день при 5-дневной рабочей неделе (40 часов в неделю). В месяц — 160 часов. Умножить на 11 месяцев (1 месяц отпуск врача) равно 1 760 часов в год. То есть мы видим, что врач даже физически не в состоянии уделить каждому пациенту даже 1 час в год. А для того чтобы произвести первичный осмотр больного при вновь выявленном заболевании, либо же обострении хронической болезни, врачу необходимо минимум 40 мин. В случае, если данное заболевание не является каким-либо сложным и редким. Таким образом, видно, что сам процесс лечения пациента в случае даже банальной вирусной инфекции, пациента необходимо осмотреть минимум 2—3 раза в течение двух недель болезни. То есть видно, что для лечения даже банальной вирусной или бактериальной инфекции (гриппа, рино-синтициальной инфекции, ангины) врачу необходимо потратить на одного пациента не менее 1,5-2 часа. Для лечения более тяжелых заболеваний, скажем, ишемическая болезнь сердца с нарушениями сердечного ритма или хронический энтероколит, или язвенная болезнь желудка и двенадцатиперстной кишки, пневмония (очаговая или сливная), или плевропневмония с выпадом в полость легкого. Для лечения таких заболеваний врачу необходимо гораздо больше времени, как правило, это время будет исчисляться не часами, а днями и месяцами. Так что вы понимаете, что даже теоретически, а не то что реально семейному врачу не под силу обслуживание 2 000 пациентов. Это еще один факт, свидетельствующий о полной непрофессиональности и профанации медреформаторов!

9. А теперь о так называемой телемедицине и врачевании по телефону: в существовавшей системе врачу, который бы проводил лечение своему пациенту по телефону, что, как правило, приводит к осложнениям у пациентов с различными заболеваниями или к их смертельному исходу, грозило бы уголовное наказание с лишением свободы от 2 до 5 лет и лишение права на занятие лечебной работой с изъятием диплома о высшем медобразовании. Телемедицина также не позволяет объективно оценить состояние больного и назначить правильное лечение, если на другом мониторе и видеокамере нет опытного и профессионального врача, который может оценить состояние больного не только визуально, но и провести больному физикальное обследование (осмотр, пальпация, перкуссия, аускультация). Если возле больного находится фельдшер или медсестра, они не смогут объективно оценить, есть ли у исследуемого больного тоническое напряжение мышц передней брюшной стенки (острый живот), который свидетельствует об острой хирургической патологии в брюшной полости. Это может привести к постановке ошибочного диагноза и, соответственно, смерти больного!

Я привел неполный перечень объективных фактов и информации, которые буквально с ходу свидетельствуют об абсурдности самой идеи лечения больных по телефону или же через экран монитора.

Все вышеперечисленные проблемы есть искусственно индуцированные. Нынешняя медицинская реформа — не имеет ничего общего с лечением наших граждан!

Анатолий ПЕШКО, академик Академии экономических наук Украины, первый Вице-президент Академии экономических наук Украины, доктор экономических наук, кандидат медицинских наук.