КНУ имени Тараса Шевченко — 185

Сегодня, информируя мир о Киевском национальном университете имени Тараса Шевченко, мы вполне заслуженно указываем на его разветвленную структуру, высокие рейтинги в международных агентствах по оцениванию качества высшего образования, уникальные лаборатории, интересные музейные коллекции и т. п. Однако в далеком 1834 году нынче ведущий украинский университет начинал свое бытие с довольно скромных организационных форм.

Обучение в новооткрытом университете началось 28 августа (по старому стилю) 1834 года. Согласно уставу 1833-го, в университете св. Владимира предполагалось создать два факультета — философский (в составе двух отделений) и юридический. В состав Первого (историко-филологического) отделения философского факультета входили кафедры: философии; греческой словесности и древности; римской словесности и древности; русской словесности; всемирной и русской истории. В составе Второго (физико-математического и природоведческого) отделения открыли кафедры чистой и прикладной математики, астрономии, физики и физической географии, химии, минералогии и геогнозии, ботаники, зоологии, технологии, сельского хозяйства, лесоведения и архитектуры.

Кафедральная структура юридического факультета на 1833 год еще не была разработана и в уставе лишь отмечалось, что на юридическом факультете предполагается преподавание: «1. Общего систематического обзора законоведения, или так называемая Энциклопедия правая. 2. Основные Законы и Учреждения Российской Империи, Законы о положении людей в государстве. 3. Российские гражданские Законы, как общие, так и особые. 4. Российские уголовные Законы. 5. Законы Благотворительности. 6. Законы о государственных повинностях и финансах. 7. Римское законодательство в сочетании с его внутренней и внешней историей».

К осени 1834 года готов для начала работы (то есть полностью укомплектован профессорскими кадрами) был только философский факультет, на двух отделениях которого, собственно, и началось обучение. В следующем году развернул свою деятельность также и юридический факультет.

В первый учебный год в университет зачислили 62 студента (28 православного и 34 католического вероисповедания). Абсолютное большинство из них (57 человек) относились к дворянству. На философский факультет записались 27 студентов (13 — на первом отделении и 14 — на втором), а на юридический — 36.

«Короткая информация о состоянии университета св. Владимира», помещенная в третьем номере «Журнала Министерства народного образования» за 1834 год, фиксирует скромные «стартовые возможности» университета, с которыми он сделал свои первые шаги. Согласно этому документу, летом 1834-го в учебном заведении работали два профессора догматической и моральной теологии, церковной истории и церковного права — доктор богословия протоиерей И. Скворцов (преподавал студентам православного вероисповедания) и магистр, ксендз Ю. Ходикевич (преподавал студентам католического вероисповедания), которые обеспечивали преподавание всех религиозно-церковных дисциплин в университете и не относились ни к одному отделению единственного тогда философского факультета.

В то же время на историко-филологическом (первом) отделении философского факультета были профессорами: декан отделения и ректор университета ординарный профессор М. Максимович (преподаватель русской словесности, выпускник Московского университета), ординарный профессор М. Якубович (преподаватель римской словесности и древностей, выпускник Виленского университета), экстраординарный профессор В. Цих (преподаватель общей истории, образование получил в Харьковском университете), адъюнкт Й. Корженевский (преподаватель древней словесности и древностей, образование получил в Варшавском университете). Из названных четырех человек, которые в свое время получали образование в четырех разных университетах — Москвы, Вильно, Варшавы и Харькова — началась работа на историко-филологическом отделении философского факультета, «наследниками» которого сегодня являются факультеты философский, исторический, психологии, социологии и институты филологии, журналистики и международных отношений Киевского университета.

Тоже миниатюрным, по нынешним меркам, было второе (физико-математическое и природоведческое) отделение философского факультета. На нем учили студентов ординарный профессор С. Вижевский (преподаватель высшей математики, декан отделения, образование получил в Виленском университете), ординарный профессор В. Бессер (преподаватель ботаники, доктор медицины, выпускник Краковской академии), ординарный профессор С. Зенович (преподаватель химии, воспитанник Виленского университета), ординарный профессор Г. Абламович (преподаватель физики и физической географии, учился в Виленском и Парижском университетах), ординарный профессор Ф. Мехович (преподаватель архитектуры, штатный архитектор университета и Киевского учебного округа, выпускник политехнической школы Парижа), адъюнкт А. Андржейовский (преподаватель зоологии, воспитанник Волынской гимназии), адъюнкт Г. Гречина (преподаватель чистой математики, воспитанник Виленского университета).

Фактически вышеперечисленные семь педагогов начали преподавание на втором отделении философского факультета, наследниками которого сегодня вполне справедливо считаются все технические и естественные факультеты и институты университета.

В «Короткой информации о со-стоянии университета св. Владимира» также содержатся упоминания об учителе рисования Б. Клембовском и лекторах (преподавателях) иностранных языков: А. Плансоне (французский), А. Лидле (немецкий), Й. Микульском (польский).

Автор документа добросовестно перечисляет администрацию (чиновников) университета: «Инспектор студентов, полковник Люце, синдик — Петров, советник правления — Козачинский; помощники инспектора студентов, титулярный советник Фишер и штабс-капитан Любимов; библиотекарь, коллежский асессор Ярковский; врач, коллежский асессор Маевский; секретарь совета, коллежский секретарь Черемисинов; секретарь правления, титулярный советник Волошинский; экзекутор, майор Шишкин; кассир, титулярный советник Кручковский; бухгалтер Янушевский».

Таким образом, на момент начала обучения в университете преподавали 17 человек, а административные функции выполняли 12 чиновников.

Довольно компактными были «вспомогательные» подразделения нового заведения высшего образования. Так, университетская библиотека, согласно «Короткой информации», насчитывала 34 тысячи 587 томов, из которых 230 томов были «свежими» приобретениями, 5 книг — пожертвованиями, а остальные — перевезенными в Киев из лицейской библиотеки. Минералогический кабинет насчитывал 15 тысяч 869 единиц хранения, из которых 1822 предмета было передано меценатами накануне открытия Киевского университета.

Не без гордости автор материала в министерском журнале сообщал о богатых коллекциях зоологического кабинета (12 тысяч 399 единиц хранения) и ботанического сада (14797 видов и подвидов растений). Физический кабинет диспонировал 264 предметами, а в «химическом собрании — 540 аппаратов и материалов и 660 штук посуды».

8 тысяч 636 древних и 9 тысяч 406 новых монет и медалей составляли фонды знаменитого университетского минц-кабинета, который, по словам известного исследователя истории Киевского университета В. Шульгина, был «одной из прекраснейший его коллекций».

В кабинете механики насчитывалось 418 моделей и машин, а также 1665 рисунков архитектуры. 400 единиц хранения находилось в университетском кабинете живописи.

Вышеперечисленные «ресурсы» составляли «материальную», видимую часть университета св. Владимира. Однако наряду с материальным бытием университет первые годы своего существования провел в специфической «духовной атмосфере» империи Романовых эпохи правления Николая I. Желая превратить Киевский университет в форпост российского самодержавия и инструмент русификации «Юго-западного края», правительство особенно тщательно следило за «политической благонадежностью» студентов и преподавателей в Киеве. С момента открытия образовательного заведения попечитель учебного округа Брадке приказывал ректору: «иметь тщательный, но тайный надзор за преподаванием университетских лекций», чтобы в их содержание не могло «вкрасться ошибочное направление, которое противодействует вере, морали, покорности власти, и возбуждение любви к какой-то там отчизне, которая отделяется ошибочными мыслями от общей отчизны».

Однако, вопреки всем мероприятиям правительства, в университете св. Владимира с первых лет существования зародилось оппозиционное движение, которое сначала имело почти исключительно польский национальный характер. Так, разоблачение в 1838 году в стенах университета польского тайного общества привело к решению временно закрыть Киевский университет. Чтение лекций было приостановлено на год, а студентов (почти 190 человек) частично рассредоточили по другим университетам империи или заставили стать чиновниками самых низких рангов (30 человек). Часть преподавателей-поляков также перевели на работу в университеты Харькова и Москвы.

Как только осенью 1840 года опальный университет полноценно восстановил свою работу, его структура была изменена. Министр образования С. Уваров задумал добавить к двум уже существующим в университете св. Владимира факультетам третий — медицинский, сформировав его на базе закрытой Виленской медико-хирургической академии. В Киев начали постепенно перевозить хозяйство академии, которое включало клиники акушерства, хирургии и терапии, больницу для студентов и сотрудников, ветеринарную больницу, анатомический, химический, физический, зо-ологический и другие кабинеты, ботанический сад, аптеку, библиотеку (20 тысяч книг) и т. п.

Процесс «передислокации» академии растянулся на несколько лет. Несмотря на его незавершенность, в 1841-м в университете св. Владимира был открыт новый медицинский факультет во главе с энергичным профессором В. Караваевым.

Однако полноценному развитию Киевского университета в первые годы его существования, кроме политических факторов, мешало также отсутствие собственного достойного помещения и необходимость арендовать чужие здания. Перевезенный в город Волынский лицей решили временно разместить в частных помещениях на Печерске. Наибольшим из арендованных домов, был двухэтажный каменный дом капитана Корта, располагавшийся на территории нынешнего Мариинского парка. Также во временное использование лицеем (потом и университетом) были переданы часть дома подполковника Самойловича, дом вдовы купца Бухтеева, дом жены купца Иванского, дом священника Ботвинского, дома генерал-майора Ахта и чиновника Семенюты.

Как видим, все имущество и административные службы лицея, а потом университета, оказались разбросанными по Печерску. В таких условиях было совершенно понятно, что вопрос собственного здания является вопросом выживания молодого университета. Поэтому уже на рубеже 1833—1834 годов Министерство народного просвещения обратилось к Академии искусств с просьбой объявить конкурс на подготовку проекта здания Киевского университета, что и было сделано 25 января 1834 года.

Первоначально планировалось, что проектные работы завершатся до мая 1834 года, чтобы летом можно было начать его строительство. Однако четверо профессоров-конкурсантов — А. Мельников, В. Беретти, А. Брюллов и К. Тон — единодушно заявили, что на подготовку чертежей им необходимо не менее 6—8 месяцев. Поэтому сроки продлили до июля, а потом и до сентября 1834 года. Когда же в сентябре 1834-го к участникам конкурса поступили запросы о состоянии их работы, то конференц-секретарь Академии получил откровенно пессимистические ответы. Только в первой половине января 1835 года проекты Брюллова, Мельникова и Тона были поданы в Министерство народного просвещения, а 21 января 1835 года их «догнал» и проект, предложенный Беретти.

После министерской экспертизы 15 апреля 1835 года именно академику архитектуры Викентию Беретти было поручено составлять смету на строительство главного корпуса Киевского университета. Также Министерство народного просвещения требовало, чтобы Беретти постоянно находился на месте строительства и лично осуществлял за ним надзор. Такое условие заставило Викентия Ивановича на протяжении пяти месяцев уладить свои дела в Петербурге и выехать в Киев в сентябре 1835 года. В город Беретти прибыл в сопровождении своего ученика архитектора П. Спарро. Почти два года Беретти и Спарро искали место для строительства корпуса и проводили подготовительные работы. Место под строительство выбрали на горе между современными Бессарабской площадью и площадью Победы. В те годы это была окраина Киева, окруженная пустырями и кустарниками.

31 июля 1837 года состоялась торжественная закладка здания университета. 

Церемония проходила в присутствии всех профессоров и студентов, учителей и гимназистов Киева, высочайшего духовенства, военного губернатора, киевского дворянства и наиболее зажиточного купечества. В основу университетского корпуса (в левом переднем углу) были заложены платиновая медаль, специально вычеканенная в честь начала строительства Киевского университета, медная мемориальная доска, камень из фундамента Десятинной церкви, а также образцы новейших монет из платины, золота и серебра.

Строительные работы осуществлялись полных пять лет — с июля 1837-го по июль 1842-го, после чего университет переселился в свое помещение. Остался единственный вопрос: в какой цвет покрасить наибольшее здание тогдашнего Киева. Викентий Беретти предлагал использовать желтую и белую краски. Однако из Петербурга поступил приказ от министра образования (который ссылался на волю императора) — покрасить университет таким цветом, каким в те времена был выкрашен Зимний дворец, то есть «под дикий камень». В приказе отмечалось, что «Такой цвет, который приглушает любую чрезмерную яркость, является наиболее приличным для большого здания». Так университет получил свой темно-терракотовый цвет, за которым в народе сразу закрепилось название «красный».

Переход университета св. Владимира в собственное помещение и принятие в 1842 году нового устава позволили существенно расширить кафедральную систему, увеличив количество кафедр с 20 до 37. 

В университет пришли новые неординарные преподаватели, в его помещениях нашли приют все научно-исследовательские учреждения города, поэтому он окончательно превратился в главный интеллектуальный центр древней украинской столицы.

Появление новых людей, быстрое развитие науки, формирование прогрессивных идейных течений привели к тому, что российскому царизму не удалось удержать университетскую жизнь в казенных рамках имперской идеологии. Так что неудивительно, что именно в легендарных «красных» стенах родились политические мечты кирилло-мефодиевцев, что в них молодой Кобзарь исполнял свои стихотворения студентам, что в университете возникли первые украинские воскресные школы, что в его аудиториях создавали визию новой Украины «громадовцы», что из его студенческих рядов вышли едва ли не все знаковые фигуры украинской жизни ХІХ и ХХ веков. Университет творил украинскую историю, рос вместе с Украиной, шаг за шагом преодолевая путь от российского идеологического форпоста в далекой имперской провинции до первого университета молодого государства.

Иван ПАТРИЛЯК, доктор исторических наук, профессор кафедры истории мирового украинства, декан исторического факультета Киевского национального университета имени Тараса Шевченко.