Его герои были красивыми. Сцена из спектакля «Голубые олени», Киев, театр имени Франко, 1973. Слева направо артисты: Лариса Хоролец, Марина Герасименко, Степан Олексенко, Борис Ставицкий.

17 марта исполняется 100 лет со дня рождения Алексея Коломийца, популярного украинского драматурга 1960—1980-х годов.

Проходя мимо 21-го номера дома по киевскому Крещатику, задержитесь. Дом этот примечательный (послевоенный сталинский ампир), смотрит огромной аркой на горку Лютеранской улицы. К арке ведут ступени, на которых часто происходит что-нибудь интересное — то занятия по восточной гимнастике, то мини-концерт, то рекламная акция... Что-то яркое, шумное, то, что привлекает внимание и делает сам дом практически незаметным. Но взгляните на окна. С 1960-х годов в этом доме жил Алексей Коломиец.

Он родился весной 1919 года в Харьковцах на Полтавщине. Был шестым ребенком в бедняцкой семье, где все умели и любили читать. Из этого же села родом еще один классик нашей литературы — Архип Тесленко.

В драматургию приходят разными путями, но что характерно — зачастую уже в зрелом возрасте, с багажом, так сказать. Каждый из нас на этой земле — странник, и наполняет свою дорожную сумку то одним, то другим — бедами, радостью, встречами, расставаниями. В багаже Олексы (Алексея, если по паспорту) Коломийца к моменту появления его первой пьесы уже был и переезд из родного села в город, и газетный техникум (где учились будущие писатели Олесь Гончар, Григорий Тютюнник — тоже парни с Полтавщины), и рабфак Харьковского института советской торговли, и исторический факультет Харьковского университета, и комсомол, и фронт. На войне — с первых ее дней, служил артиллеристом, пока не демобилизовали в связи с ранением летом 1942 года. Бывал и в редакторском кресле (газета «Молодь України», журналы «Смена», «Ранок»).

Первую пьесу — «Фараоны» — он написал в 1961 году, когда ему было уже за сорок. Эти сорок лет были в жизни Украины драматическими: коллективизация, голод, ежовщина, война. Все перечисленное, казалось бы, не способствовало появлению комедии. А «Фараоны» — именно комедия, сделанная в лучших традициях античных и отечественных комедиографов. Герои «Фараонов» — обычные украинские колхозники, показанные в фантастических обстоятельствах (женщины и мужчины меняются местами в иерархии профессий). Пьеса имела ошеломительный успех, первая ее премьера состоялась в Москве, в театре им. Гоголя. А уже до конца 1962 года «Фараоны» шли в 71 театре Союза. До этого среди наших драматургов всесоюзный успех имел только Александр Корнейчук, любимец Сталина.

Вслед за дебютной пьесой на сценах появлялись другие, практически каждый год — новая пьеса. Так в свет вышли «Двенадцать часов» (1961), «Чебрец пахнет солнцем» (1963), «Прошу слова сегодня» (1964), «Планета Сперанта» (1965), «Спасибо тебе, моя любовь» (1966), «Бокал вина для адвоката» (1969), «Горлица», «Первый грех» (1970), «Одиссея в семь дней» (1972), «Голубые олени» (1973), «Кравцов» (1975), «Серебряная Паутина» (1977), «Дикий Ангел» (1978), «Ливень» (1986).

Коломиец никогда не занимал руководящих должностей (в отличие от того же Корнейчука). Зато он сам был человеком-театром. Чудесно умел изображать по-актерски своих знакомых и персонажей собственных пьес. Друзья называли его безобидным прозвищем Алеша-Камбоджа — его лицо чем-то напоминало веселую театральную маску из Индокитая.

Если Бог действительно любит троицу, то вершинных пьес у Коломийца было три. Первая — уже названные «Фараоны», вторая — «Голубые олени», очень популярные в 1970-х годах и удостоенные Шевченковской премии. А третья — «Дикий Ангел», получившая в свое время Государственную премию СССР (в этой драме Коломиец почувствовал крах СССР за десять лет до того, как это произошло).

...Успех драматурга — вещь преходящая. Ныне его пьесы практически сошли со сцены. Разве что «Фараонов» можно увидеть в столичном Театре на Подоле. А еще эта пьеса осталась на кинопленке, причем в двух вариантах: фильм-спектакль франковцев при участии Николая Яковченко (1964) и фильм «Прощайте, фараоны!» (1974).

Коломиец ушел по сути вместе со своими пьесами. Согласно завещанию в 1994 году его похоронили в родных Харьковцах рядом с могилами матери и Архипа Тесленко.