Один из последних снимков собора — перед тем, как он был уничтожен.

 

Мозаика центральной абсиды Михайловского собора.

Фото предоставлены Виталием Клосом.

 

85 лет назад, в феврале 1934-го, Политбюро ЦК КП(б)У приняло решение о сносе Свято-Михайловского Златоверхого монастыря, история которого началась еще в X веке.

«Синопсис Киевский» архимандрита Киево-Печерского монастыря Иннокентия Гизеля датой основания монастыря называет 989 год и отмечает: «По преданию, первый при Владимире митрополит Михаил, который посадил иноков на горе, в свое имя и церковь Св. Архистратига Михаила построил, по той причине, что Святой Архистратиг Михаил и черта с неба сбросил, и на земле помог с горы черта в идоле бывшего сбросить». Известные исследователи, среди которых митрополит Сильвестр (Косов), митрополит Евгений (Болховитинов), иеромонах Евстратий (Голованский) и другие, утверждали, что Михайловский монастырь одновременно был и кафедрой митрополита, и вероятно, именно в митрополичьей церкви лик Архистратига Михаила сделали киевским гербом. Историк Н. Закревский предполагает, что на месте Михайловского монастыря, до его возведения в 1108 году князем Святополком-Михаилом, стояла церковь, существовавшая еще до Владимирова крещения. И хотя точных данных о начальном периоде монастыря, кроме летописного упоминания под 1108 г. о строительстве каменного храма Святополком Изяславичем: «Заложена была церковь Святого Михаила Златоверхая Святополком князем месяца августа на одиннадцатый день», и отдельных событий, произошедших в 1113-м, 1147-м, 1190-м и 1195-м годах, до нашего времени дошло не так уж и много, известно, что это был превосходный и богатый архитектурный ансамбль.

О том, каким был монастырь на самом деле и что мы потеряли из-за преступного решения Политбюро ЦК КП(б)У, поговорим с доктором церковно-исторических наук, проректором Киевской православной богословской академии, протоиереем Виталием КЛОСОМ.

Здесь святые лики рисовал сам Алипий

Купол Михайловского в первый раз в княжеском Киеве был покрыт золотом, отсюда и название — Златоверхий. Об этом писал и дьякон Павел Алеппский, который вместе со своим отцом антиохийским патриархом Макарием дважды, в 1654 и 1656 гг., проезжал по Украине: «Монастырь Св. Михаила знаменит своим золотым куполом», и другие путешественники. И восхищали их не только золоченные купола, но и отделка храма, стены которого были возведены из розовой плинфы (плитообразного кирпича) и бутового камня.

— Интерьер его украшали мраморные капители, шиферные плиты, богатые мозаики и фрески, — отмечает Виталий Клос. — Перила на хорах и амвоне, перегородки перед алтарем были сделаны из красного шифера с врезанными вглубь узорами, в которые была вставлена разноцветная мозаика.

Австрийский дипломат Эрих Лясота, который в 1594 году по поручению императора Рудольфа II Габсбурга ездил с миссией к запорожцам на Сечь, чтобы привлечь их к широкой антитурецкой коалиции, в своем дневнике записал, что в храме посредине «круглый купол с позолоченной кровлей, верхние в ней своды мозаичной работы, а пол мощен мелкими цветными камешками».

— Время не сохранило имена зодчих и художников, которые строили и выполняли отделочные работы в монастыре, однако есть версия, что здесь творил талантливый древнерусский мастер Алимпий, инок Киево-Печерского монастыря, — говорит Виталий Клос.

Алипий (Алимпий, Олимпий) — первый известный украинский иконописец, мозаист, ювелир, врач, произведения которого отличались высокой художественной ценностью. Среди современников он прославился написанием чудотворных икон. Как считают специалисты, две из них сохранились до наших дней: «Печерская Богоматерь с предстоящими Антонием и Феодосием» и «Ярославская Оранта», ныне находящаяся в Третьяковской галерее. Талантливый иконописец, который учился у греческих мастеров, рисовал святые образа бесплатно, о чем говорится в Киево-Печерском патерике. А если иконописцу кто-то давал вознаграждение, то тот полученное делил на три части — одну отдавал монастырю, вторую — бедным, а остаток использовал на покупку красок и кистей. Существует предположение, что Алипий расписывал Успенский собор Киево-Печерской лавры и выполнял мозаичные работы для Михайловского Златоверхого.

— С его именем связывают мозаичные изображения архидьяконов Стефана и Фаддея, Димитрия Солунского, а также икону Богоматери Великой Панагии, — отмечает Виталий Клос. — За свои труды Алимпий канонизирован церковью как преподобный, его мощи лежат в Ближних пещерах лавры.

Когда князь с воинами дружины поднимался на хоры Михайловского, потому что на Богослужении стоял отдельно от толпы, то благоговел перед святыми, смотревшими на него с мозаик. Композиция полотен, в палитре которых преобладали золотой, зеленый, белый, сиреневый цвета, расположенных на высоте 5,65 метра над уровнем пола, такая же, как в Софии Киевской — в Златоверхом была своя мозаичная Богородица Оранта, ниже Оранты — сцена евхаристии (причастие апостолов), которую проводил сам Христос, еще ниже — святительский чин. Храм украшали и изображения святого воина Димитрия Солунского и архидьякона Стефана. Значительная часть этих совершенных образцов сакрального искусства, памятников мирового значения, в частности Оранта и апостольский ряд, полностью утрачены. Меньше всего пострадала полоса мозаик с евхаристией. Сегодня она сберегается в заповеднике «София Киевская». А вот мозаика Димитрия Солунского снова-таки находится в Третьяковке, фрагменты орнаментов — в других российских музеях, куда они попали после разрушения собора в 1930-х годах.

Близкими по стилю к мозаикам были и Михайловские фрески, которые выполняли, вероятно, те же киевские мастера, о чем свидетельствует местный колорит росписей — типичные славянские лица святых, прически «под горшок», украинский лиризм в изображениях Девы Марии, архангела Гавриила, ангелов.

«Это только и могут быть ангелы, посланные Богом»

— Посвящение храма, его отделка мозаиками и фресками выходили далеко за рамки патронального значения, они демонстрировали апостольское покровительство Руси, господствующую идею в тогдашнем обществе и церковно-политической жизни, и приобретали важное государственное значение, — подчеркивает Виталий Клос.

Вот как повествовал о событиях 1111 года, который был отмечен борьбой русичей против половцев — тогда на бой с врагом стали Святополк Изяславич (строитель Михайловского), Владимир Всеволодович и Давыд Святославич, летописец: «…иноплеменники собрали войско свое, многое множество, и выступили, точно огромный лес, и тысячами тысяч они обложили полки русские. И послал Господь Бог ангела в помощь русским князьям, и двинулись полки половецкие, и полки русские... и битва завязалась лютая между ними. И падали половцы… невидимо убиваемые ангелом… и головы летели, невидимо отрубаемые, на землю… Перебито было иноплеменников многое множество… После победы князья спросили пленников: «Как вас такая сила и многое множество не смогли сопротивляться, и так быстро обратились в бегство?» И эти отвечали, говоря: «Как мы можем биться с вами, когда  другие ездили над вами в воздухе с оружием ясным и страшным и помогали вам? Это только и могут быть ангелы, посланные Богом помогать христианам».

Михайловский в народе назывался еще и Варваринским

С древнейших времен в Златоверхом хранились мощи Святой Великомученицы Варвары, из-за чего монастырь называли еще и Варваринским.

— Биографические данные об этой святой, пострадавшей за Христа в первой половине III века, сохранил для нас святой Иоанн Дамаскин, живший в VII веке в Дамаске, рядом с родным городом Варвары Бальбек-Илиополь, — рассказывает Виталий Клос. — После нашествия магометан жители Илиополя переселились сначала в Никомидию, а потом в Константинополь, куда перенесли и мощи святой, где они хранились до XII века, пока их не перевезли в Киевскую Русь.

Предания о мощах Варвары, святыне всего православного мира, разнообразны и неоднозначны.

— Находясь в Киеве в 1640 году, французский инженер Боплан писал, что эти мощи перенесены из Греции во время Никомийских войн. Антиохийский патриарх Макарий, который дважды приезжал в Киев и посещал Михайловский, писал, что их привезла сюда царевна Анна, супруга великого князя Владимира.

Во время приезда Макария Киево-Михайловским игуменом был Феодосий Софонович, который в 1670-х годах написал «Мучение Святой Великомученицы Варвары» и «Повесть о преславных чудесах». Информацию из них использовал в своих «Житиях святых» митрополит Ростовский Димитрий (Туптало), сын макаровского сотника Саввы Григорьевича Туптало, выпускник Киево-Могилянской академии. Ныне мощи Великомученицы Варвары находятся во Владимирском соборе.

Во время Батыева нашествия в 1240-м году собор, как и весь Киев, ограбили и опустошили. Восстанавливают его только к концу XIV века, о чем, как отмечает Виталий Клос, свидетельствует подпись «святого Михаила Златоверхого игумена Стефана Перемыло» под актом 1398 г. Однако между 1500 и 1520 гг. Киев вновь переживает большое опустошение и ограбление от Менгли-Гиреевых татар и московских стрелецких полков, которые сожгли киевское предместье, после чего «монастыри надо было восстанавливать едва ли не на голом месте».

Дальнейшая история обители свидетельствует о том, что ее судьба волновала не только монахов, но и королей, гетманов. Так, в 1523-м игумен Макарий получает грамоту короля и великого князя Литовского Сигизмунда I, согласно которой обители предоставляются широкие права самоуправления и за братской общиной закрепляются земли на современных Крещатике и Андреевском спуске. В середине XVII века Михайловский обновляется за счет гетмана Богдана Хмельницкого, тогда собор покрывают листами золоченой меди. Благотворителем монастыря был и гетман Иван Мазепа, который подарил обители серебряную раку для мощей Святой Варвары весом в 32 килограмма.

Поклониться нетленным мощам Великомученицы, увидеть иконостас филигранной работы черниговских мастеров, изготовленный в 1718 году, серебряные царские врата, замечательный барочный барельеф Архистратига Михаила в Златоверхий приходили десятки тысяч паломников.

Серебряные царские врата 1811 года из главного иконостаса храма, изготовленные за счет монастыря при настоятельстве преосвященного Иринея (Фальковского), чудом уцелели в безбожные 20—30-е годы и теперь экспонируются в музее монастыря, как и старопечатные книги, богослужебные издания XVIII—XIX вв., произведения иконописи, хоругви, кресты, лампады. А еще вещи, найденные во время археологических раскопок на территории монастыря. Всего с 1787 года здесь обнаружено 14 кладов древнерусских украшений и гривен. В 1997-м во время стационарных исследований за абсидами собора нашли еще один клад, насчитывавший 37 предметов: 23 серебряные гривны, которые в древней Руси были денежной и весовой единицей (за одну гривну можно было купить две коровы или же сорок овец), а еще серебряный плетеный браслет со звериными головками, два золотых перстня (один с княжеским родовым знаком Рюриковичей), две золотые трехбусинные височные подвески, девять звеньев золотого браслета, не имеющего аналогов в древнерусском прикладном искусстве.

Святыню уничтожил сталинский классицизм

Первая волна репрессий против церкви прокатилась по Украине после декрета ВЦИК, принятого в феврале 1922 г.

— 11 апреля в монастырь прибыла комиссия по изъятию церковных ценностей во главе с заместителем наркома внутренних дел Серафимовым, бывшим студентом Духовной семинарии, — рассказывает Виталий Клос. — Они знали, что искать, и пользовались не описаниями 1919-го, а юбилейными сборниками 1908-1909 гг., где подробно указывались количество и вес церковных ценностей. После их полной конфискации монастырскую администрацию обвинили в надуманных преступлениях и ревтрибуналом приговорили к разным срокам. Одновременно было принято и решение монастырское имущество, движимое и недвижимое, конфисковать в пользу голодающих. А в 1930 году монастырскую церковь, «по просьбе студентов», которым крайне было необходимо иметь клуб в соборе 

XII века, закрыли для верующих.

В январе 1934-го XII съезд КП(б)У принимает решение о переносе столицы из Харькова в Киев. Но вечный город с сиянием золотых церковных куполов никак не вкладывался в теорию «сталинского классицизма». Согласно большевистским представлениям о социалистическом городе на месте Михайловского должен был появиться гигантский памятник Ленину, здания ЦК КП(б)У и ВУЦИК, а еще площадь для маршей, которая начиналась бы от стен Софии. Сатанинский механизм был запущен — в течение 1934—1936 гг. разбирают колокольню монастыря, большую часть ограды с Экономическими воротами, архиерейский дом. Уже принято решение о сносе 800-летнего собора. И только под давлением ученых в нем начинается демонтаж мозаик и фресок. Как отмечает Виталий Клос, учитывая неполноту исторических сведений, сейчас нельзя назвать точное количество и перечень изображений, демонтированных в соборе.

— В 1935-м большевики сняли позолоченные листы меди с куполов собора, переплавили серебряную раку Святой Варвары, подаренную Мазепой, уничтожили барочный иконостас, фундатором которого был гетман Скоропадским, — отмечает Виталий Клос. — 14 августа 1937 г. в девять часов вечера храм высадили в воздух. Более 20 тысяч тонн руин вывезли на свалку…

И только в 1998 г. над Киевом вновь зазвонили колокола поднятого из руин Михайловского Златоверхого.