В конце 1833 года российский император Николай І подписал указ о разворачивании в Киеве Университета святого Владимира.

Ключевая роль в реализации этого масштабного проекта должна была быть ученых-историков и ученых-филологов, которых сосредоточили в стенах новообразованного Киевского университета. Однако жизнь внесла коррективы...

Когда в 1833 году профессор Михаил Максимович (ботаник, анатом, зоолог, фольклорист, языковед, историк, археолог) состоял в переписке с министром народного образования Сергеем Уваровым о своем будущем переезде в Киев, он сперва просил для себя кафедру ботаники, зоологии или физики. И лишь со временем, выяснив, что все естествоведческие кафедры уже заняты, предложил министру свои услуги как языковеда и историка. Так волей судьбы историко-филологическое отделение, созданное в 1834 году в рамках философского факультета Университета святого Владимира, пришлось возглавить первому ректору, человеку с бесспорными симпатиями к «милой его сердцу Украине» Михаилу Максимовичу. В своих филологических и исторических работах Михаил Александрович с блеском доказал, что с точки зрения лингвистической и исторической земли Киевщины, Волыни, Подолья, Галиции являются не польскими, а «руськими». Однако тут же он до основания разрушил претензии России на то, что «руський» равнозначный «российскому», сформировав вместе с тем четкий образ продолжительности украинской истории от ее «руських» времен через казацкую эпоху до нового времени. В своих знаменитых письмах к российскому историку М. Погодину, который доказывал «великороссийскость» населения средневекового Приднепровья, М. Максимович полностью деконструировал его антинаучную теорию. Опираясь на лингвистические, археологические и исторические источники, продемонстрировал, что население Киевщины существенно не менялось по своему этнографическому составу на протяжении тысячелетия, никогда массово не мигрировало в междуречье Волги и Оки и не вытеснялось мигрантами из каких-либо других территорий.

Первый ректор университета

Таким образом, первый ректор университета и первый декан его историко-филологического отделения заложил надежные научные основы для формирования, отдельных от польских и российских, концепций украинской истории, а также научно доказал существование самобытного украинского языка и даже разработал собственный вариант его правописания. А как раз становление отдельного литературного языка и собственного «канона» национальной истории — важнейшие первые шаги на пути к рождению современной нации.

Наверное, неожиданно даже для самого себя работу по формированию «отдельной» украинской истории продолжил молодой профессор Василий Домбровский. Не будучи приверженцем украинской отдельности, Василий Федорович вместе с тем являлся большим сторонником изучения письменных исторических источников. Он начал в университете систематическую работу по сбору и обработке «древних актов». В 1839-м, 1841-м и 1943 году Василий Домбровский осуществил три творческих путешествия по городам Волыни с целью изучения, систематизации и перевозки в Киев местных архивов. Разумеется, эти мероприятия осуществлялись прежде всего из побуждений доказать «российскость» волынских земель, в то же время они в очередной раз доказали только их «руськість».

Инициативный археограф и архивист Василий Домбровский стоял у истоков создания в Киеве Археографической комиссии, которая базировалась в стенах главного учебного корпуса Киевского университета и в работе которой приняли участие практически все лучшие украинские историки ХІХ века. А опубликованные комиссией четыре тома «Памяток» и 35 томов «Архива Юго-Западной России» стали мощным родниковым ресурсом для украинской исторической науки.

Одновременно с началом изучения в университете отечественной истории, закладываются основы для исследований и преподавания истории всемирной. Одним из пионеров этого направления стал второй декан историко-филологического отделения профессор Владимир Цих, который был признанным специалистом-античником, исследователем методики преподавания исторических дисциплин.

Среди ученых, присоединившихся к преподаванию в Киевском университете, формированию университетской исторической школы в первые десятилетия существования учебного заведения, нельзя обойти яркую фигуру выдающегося историка, организатора и идейного вдохновителя кирилло-мефодиевцев Николая Костомарова. Родившийся в его исторических и литературных работах романтизированный образ казака на долгие годы стал определенным национальным архетипом, олице-творением украинской «золотой эры», которая требует своего восстановления. Именно Николай Иванович вместе со своими единомышленниками из Кирилло-Мефодиевского братства осуществил первую в ХІХ веке попытку поставить «украинский вопрос» в политической плоскости, очерчивая стратегическую задачу создания «отдельной украинской Речи Посполитой в союзе славянском».

Между тем в середине ХІХ века историко-филологическое отделение стало отдельным факультетом, деканом которого в течение 1850—1862 годов избирался выдающийся специалист по древнегреческому языку профессор Иван Нейкирх. Исторические дисциплины в те годы в университете с блеском читали профессора Платон Павлов, Алексей Ставровский, Александр Деллен и другие.

Университетская реформа 1863 года, расширение штатов, «приток» в высшую школу детей разночинцев существенно изменили климат в стенах учебного заведения, что, бесспорно, повлияло и на развитие исторической школы. Наверное, ключевой фигурой украинской исторической науки этого периода постепенно становится «отец» киевской школы историков-документалистов Владимир Антонович. Два десятилетия он исполнял обязанности главного редактора Киевской археографической комиссии, подготовив к выходу в свет «2220 актов» в девяти томах «Архива Юго-Западной России», более тридцати лет профессорствовал на кафедре российской истории, в 1880—1883 годах был деканом историко-филологического факультета. Среди его учеников целая плеяда первоклассных отечественных историков: Иван Линниченко, Дмитрий Багалий, Михаил Грушевский, Иван Каманин, Василий Ляскоронский, Петр Голубовский, Василий Данилевич, Митрофан Довнар-Запольский, Виктор Гошкевич и другие ученые. Фактически Владимир Антонович заложил основы, позднее развитой Михаилом Грушевский, четкой схемы отечественной истории, которая окончательно отделяла ее от истории России и Польши.

В последние десятилетия ХІХ и первой декаде ХХ века среди преподавателей историко-филологического факультета необходимо выделить фигуры таких неординарных ученых-историков, как исследователи западноевропейской истории Иван Лучицкий и Владимир Пискорский, историк искусств Григорий Павлуцкий, этнолог и краевед Андрей Лобода.

От революционного 1905-го до революционного 1917 года

на историко-филологическом факультете продолжалась фактически непрерывная борьба по созданию украиноведческих кафедр, среди которых проектировалась кафедра истории Украины. В это время, обходя правительственные запреты, в стенах университета преподавались первые украиноведческие курсы, среди которых в 1910-м и 1916 году читали «историю Малороссии», которую после Февральской революции и падения Российской империи переименовали в курс «история Украины». В сентябре 1917 года было принято решение об организации кафедры истории Украины, которую в декабре 1918 года возглавил Георгий Максимович.

Однако поражение Украинской революции и крах украинских национально-государственных устремлений с дальнейшим установлением советской власти в Украине привели украинские университеты, а вместе с ними и университетскую историческую науку к совсем другим историческим реалиям. В начале 1922 года классический Киевский университет реорганизовали в советское новообразование — Институт народного образования, в котором историю преподавали в пределах так называемого «исторического цикла». Несмотря на то, что в Институте работала целая плеяда талантливых историков (Александр Грушевский, Осип Гермайзе, Александр Оглоблин, Василий Базилевич и другие), они могли реализовывать себя только в ограниченных рамках жесткого идеологического контроля. Ликвидация Института народного образования и возвращение в январе 1933 года к жизни Киевского университета в форме государственного высшего учебного заведения не принесли облегчения. Большинство выдающихся украинских историков в течение 1930-х годов в той или иной степени стали жертвами сталинского террора. Ситуация была настолько критической, что исторические специальности в университетах были среди наименее популярных у абитуриентов, поскольку считалось, что стать историком автоматически означает подвергнуть себя риску давления или уничтожения со стороны коммунистической системы.

Вторая мировая война совершенно дезорганизовала учебный и научный процессы в университете. Только в 1944 году началось постепенное восстановление столичного университета и его исторического факультета. К 1972-му на факультете уже было создано десять кафедр, которые охватывали основные направления исторического образования и науки и все крупнейшие регионы мира в разные хронологические эпохи.

Хотя после смерти И. Сталина репрессии против преподавателей и студентов факультета прекратились, идеологическое давление, определение определенных рамок исследования, психологический прессинг со стороны партийных структур и органов госбезопасности никуда не делись. Десятки талантливых ученых из-за этого так и не сумели полностью раскрыть свой потенциал, всю жизнь «лавируя» в узком лабиринте идеологических догм, инструкций, постановлений партийных съездов, анонимок, обвинений в неблагонадежности и т. п. Однако вопреки всему хотелось бы вспомнить имена таких преподавателей факультета этого периода, как историограф Михаил Марченко, исследователь истории Балкан и Британии Анатолий Мартыненко, археологи Лазарь Славин, Николай Бондарь, Иван Шовкопляс и Галина Мезенцева, исследователь истории России Андрей Буцик, источниковеды Андрей Введенский и Вячеслав Стрельский, историки международных отношений и истории Европы братья Андрей и Карп Джеджулы, балканист Виктор Жебокрицкий, историки дипломатии и Северной Америки Василий Тарасенко и Глеб Цветков, историки Украины Николай Петровский, Федор Шевченко и Леонид Мельник.

Крах коммунистической системы и развал Советского Союза открыли совершенно новые возможности для развития исторического факультета. Идеологические ограничения, табуированные темы, спрятанные в «спецхранах» библиотеки, «тайные» фонды архивов постепенно отошли в прошлое. Украинские исторические наука и высшее образование постепенно начали интегрироваться в мировое пространство, заполнять исследовательские лакуны, восстанавливать целые научные школы и направления.

Вопреки всем трудностям

С начала 1990-х годов до сегодняшнего дня десятки факультетских ученых работали и работают в разнообразнейших исследовательских направлениях отечественной и всемирной истории, археологии, этнологии, источниковедения, музееведения, истории церкви, истории искусств, военной истории, архивистики, устной истории и т. п. После революционных событий 2014 года, начала российской агрессии, постепенной интеграции Украины в евроатлантические структуры перед историческим факультетом встали новые неотложные вызовы — привлечение к противостоянию гибридной российской агрессии на «историческом фронте», усиление работы по изучению истории ближних и дальних европейских соседей, истории Америки и стран Востока, истории украинцев в мире, инструментализация исторических знаний и т. п. Поэтому на сегодняшний день исторический факультет — это более ста сотрудников и почти тысяча студентов бакалаврата и магистратуры, аспирантов и докторантов; это десять кафедр, два специализированных ученых совета, пять учебно-научных лабораторий, два учебных музея, два исследовательских цента, вычислительно-информационный сектор; это четыре специальности и десятки образовательных программ от археологии и преистории до американистики и европейских исследований, от истории Украины и культурной антропологии до практической (публичной) истории, от архивоведения и документоведения до истории искусств, от восточноевропейских исторических исследований до военной истории, от исторического востоковедения до истории мирового украинства. Нынче исторический факультет — это еженедельные публичные мероприятия и ежемесячные научные конференции, это исторические фестивали и лекции гостевых профессоров, это возможность стажироваться в десятках университетов-партнеров: от Китая и Кореи до Турции и Испании, от Финляндии и Эстонии до Хорватии и Греции.

Благодаря поддержке администрации университета, иностранным партнерам и отечественным жертвователям факультету удается укреплять свою материально-техническую базу, открывать новые мультимедийные аудитории, финансировать студенческие практики, осуществлять издание научной периодики, монографических исследований и учебной литературы.

Вопреки всем трудностям и вызовам глобализованного общества, исторический факультет все увереннее смотрит в будущее и в тяжелой конкурентной борьбе завоевывает себе место среди лучших исторических факультетов Украины и Европы.

Иван ПАТРИЛЯК,

доктор исторических наук,

профессор кафедры истории мирового украинства,

декан исторического факультета Киевского национального университета

имени Тараса Шевченко.