Коллаж Алексея КУСТОВСКОГО.

Есть свидетельства, что большевики, придя в Украину, решили разрушить поместье Лизогубов, что в Седневе на Черниговщине. На их защиту в буквальном смысле встали крестьяне и фактически спасли от судьбы, постигшей тогда многие имения. А все потому, что крестьяне не забыли добрых дел семьи Лизогубов и их доброжелательного отношения к простым людям. Так имение дожило до наших дней. Теперь его передали под филиал Черниговского исторического музея имени Тарновского, и после реставрационных работ музейщики планируют разместить здесь ценные исторические экспонаты, связанные с жизнью этого славного украинского рода.

— Кстати, усадьба, построенная Лизогубами в живописном месте над Сновом, служила для гостей, а сами они жили в маленьком домике рядом, — рассказывает заведующая «Усадьбой семьи Лизогубов» —Седневским филиалом  Черниговского исторического музея Татьяна Луговская (на снимке). — Но в советские времена этот факт не имел никакого значения — усадьба была разорена, глумились даже над телами умерших, находившихся в фамильном склепе местной Вознесенской церкви, а газеты писали о Лизогубах исключительно как о «проклятых панах-кровопийцах». А на самом деле семья была очень интеллигентной и фактически жила теми же проблемами, что и народ. Например, есть свидетельства того, что они неоднократно проводили благотворительные концерты, чтобы собранные средства передать для помощи семьям, мужчины из которых погибли в русско-японской войне. Сохранились воспоминания о том, что Лизогубы часто помогали материально своим крестьянам, а на знаменательные даты дарили им ценные вещи, что во время голода фактически спасло их от смерти.

Братья Илья и Андрей Лизогубы принадлежали к казацко-старшинскому роду и были известными украинскими меценатами. По семейной традиции Илья Лизогуб был военным, служил в Измайловском полку, был адъютантом малороссийского генерал-губернатора князя Н. Г. Репнина. Илья Лизогуб был талантливым зодчим: его усилиями родовое имение превратилось в живописный архитектурный ансамбль. Также он был человеком разносторонне одаренным, увлекался музыкой, хорошо играл на рояле, прекрасно пел. В отличие от старшего брата, Андрей Иванович Лизогуб был воспитанником Московского университета, он не стал военным, а находился на гражданской службе, занимая должности канцеляриста в Черниговском дворянском собрании, а со временем — служащего канцелярии малороссийского военного губернатора. Он большой поклонник искусства, художник-любитель.

За вдохновением ехали к Лизогубам

Если продолжить экскурс по усадьбе семьи Лизогубов, то в гости к ним приезжали чуть ли не все известные украинские художники и поэты. Частым гостем был Леонид Глибов. До сих пор сохранилась беседка, названная в честь баснописца. Она была, пожалуй, самым романтичным местом в Седневе, поскольку отсюда открывается невероятно красивая панорама на Снов. Место было таким живописным, а хозяева такими радушными, что сюда хотелось возвращаться снова и снова. И гости возвращались.

Дважды искал вдохновения здесь и Тарас Шевченко. К слову, когда Тарас Григорьевич, лучший друг Андрея Лизогуба, попал в ссылку в Орскую крепость, ему постоянно оказывали поддержку в этой семье. Это они послали ему карандаши, краски, бумагу. Тогда Тарас написал автопортреты и первый из них в знак благодарности отправил на память именно Андрею Лизогубу.

Кстати, Седнев — чуть ли не единственный городок, в котором установлены три памятника Кобзарю (на снимк один из них). Авторство одного из них принадлежит основателю Шевченкианы, скульптору Михаилу Гаврилко, патриоту Украины, Сечевому стрельцу, который позже во время освободительной борьбы сражался с большевиками на территории Полтавщины и на Черниговщине.

Возвели памятник в значительной степени при финансовой поддержке сына Андрея Лизогуба, Федора, и приурочили его открытие к 100-летию поэта. Того самого Федора Андреевича, который был премьер-министром в правительстве Скоропадского.

Правда, до этого Федор Лизогуб очень успешно председательствовал в Полтавской губернской земской управе. Стоит также отметить, что эта должность — выборная, а избирали его на протяжении 15 лет. Наверное, было за что. Вот лишь короткий перечень его добрых дел. В частности, в его правление в Полтаве был сооружен Дом земства (кстати, в украинском национальном стиле). Федор Андреевич всячески способствовал открытию музеев, школ, за свой счет финансировал издание произведений Котляревского. Памятник Котляревскому в Полтаве также в значительной степени был профинансирован Федором Андреевичем. Материально поддерживал он и декоративно-прикладное искусство, в частности школу художественного промысла в Миргороде, которую возглавлял тогда Афанасий Сластион. Дружа со Сластионом, Федор Андреевич часто бывал здесь. В школе он и заприметил талантливого ученика Гаврилко, о котором уже говорилось выше. Затем Федор Андреевич помог одаренному ученику получить хорошее образование в Петербурге. К сожалению, из-за участия в освободительной борьбе скульптора и его борьбы за независимость Украины в советские времена его имя было вычеркнуто из анналов истории, и лишь в 2007 году музейные работники отыскали документы, и так было окончательно установлено авторство памятника Шевченко в Седневе.

«В целом же во время председательства Федора Лизогуба в Полтавской губернской земской управе в образование вкладывалось столько средств, что на всю Российскую империю Полтавская губерния находилась тогда на шестом месте по финансированию», — рассказывает Татьяна Луговская.

Но не меньшими его заслуги были в годы премьерства и на должности министра внутренних дел в правительстве Скоропадского.

— Хотелось бы отметить, что все правительство Скоропадского работало лишь семь с половиной месяцев, а Федор Андреевич вообще шесть, однако и за этот короткий срок было сделано очень много: росла экономика, развивался флот. Во время его премьерства Украина открыла 11 дипломатических и до 50 консульских представительств в 20 странах, а на своей территории — 12 дипломатических и 42 консульских представительства. А еще тогда открыли 150 украинских гимназий и два университета, введено обязательное изучение украинского языка. Была развита целая сеть библиотек, в частности создана библиотека имени Вернадского в Киеве, — перечисляет заслуги Федора Лизогуба Татьяна Луговская.

Также создали Украинскую академию наук. Словом, это был настоящий государственник. Следует также учесть, что в тот период шла война, в стране разруха, но прогресс в направлении развития независимого государства был действительно стремительным.

В водовороте революционных событий

Значительный след оставили по себе и братья Федора. Илья был статским советником юстиции и вел чуть ли не самые сложные дела тех времен. 

Дмитрий — один из учредителей организации «Земля и воля». Кстати, для финансирования этой организации ему часто приходилось продавать семейные земли, находившиеся тогда во многих губерниях. В частности на Полтавщине, Харьковщине, современной Сумщине, на Черниговщине и т. п. В целом в свой проект он вложил 250 тысяч. По тем временам это были огромные деньги. В 29 лет Дмитрия казнили за покушение на царя.

Нелегкая судьба постигла и Федора. После поражения Украинского государства Федор Лизогуб вынужден был сложить полномочия и выехать за границу. Жил он в Югославии, хотя семья еще длительное время оставалась в Седневе.

Его жена, Александра Федоровна, и четыре дочери были очень образованными, знали по несколько языков, и все они работали в школьном образовании. Преподавали французский, немецкий, рисование, пение, заведовали библиотекой. Дочь Елена в Седневской волостной управе занимала должность инспектора по школам. Всего тогда в волости было 14 школ. Однако, как рассказала Татьяна Луговская, недавно им удалось отыскать документы, свидетельствующие о том, что, работая не покладая рук, они очень бедствовали. Сохранились письма Александры Федоровны в управу, в которых она просит, чтобы им заплатили или хотя бы выделили продукты либо дрова для отопления. Отопления, конечно же, не их имения, потому что его сразу после революции отобрали, а каморки, где они поселились. Кроме материальной нужды, терпела семья и огромное моральное унижение. В газетах все время писали «проклятые кровопийцы Лизогубы». Тогда же был разрушен фамильный склеп под Воскресенской церковью. Склепы разграбили, а мумифицированные тела возили по стране в качестве экспонатов. Музейные работники до сих пор недоумевают, с какой целью это делалось. И тем не менее.

Будучи не в силах больше терпеть, Александра Федоровна в 1922 году переписывает все документы на свою девичью фамилию Левиц и выезжает с дочерьми почти инкогнито в Петербург. Так фактически была искоренена фамилия Лизогуб, а их следы окончательно теряются. Лишь в восьмидесятые годы прошлого века, когда пришла определенная оттепель, в Седнев позвонила дочь Елена, ведущая артистка Мариинского театра, и просила похоронить ее в дорогом ее сердцу Седневе. Ей, конечно же, отказали. Недавно музейным работникам удалось узнать, что еще одна дочь — Вера — умерла во время ленинградской блокады.

Сейчас благодаря кропотливому труду музейщиков память о Лизогубах понемногу возвращается. Обидно только, что экспонаты пока фактически негде хранить, ведь помещение бывшего дворца, который передали под музей, не отапливается, хоть и является памятником национального значения. Не говоря уж о необходимости капитального ремонта и реставрации. К сожалению, у государства пока не хватает средств, чтобы это профинансировать, а меценатов наподобие Лизогубов у современной Украины нет.

Фото автора.