Олег Хардин во время встречи со студентами.

Фото автора.

История основанной полтавчанином Олегом Хардиным носочной фабрики, расположенной в пригородном селе Мачехи, началась около десяти лет назад. А свой путь в бизнес он прокладывал еще раньше, со студенческих времен. Именно тогда его отец работал на местной хлопкопрядильной фабрике, поставлявшей сырье, в частности, производителям носков в Житомир и другие города. Последние из-за хронической нехватки средств нередко рассчитывались готовой продукцией. Поэтому, чтобы заработать хотя бы на карманные расходы и помочь отцу оплатить свое обучение, Олег сначала клал в свой рюкзак образцы носков и обходил с ними торговые точки в Полтаве. А затем, выполняя заказы торговцев, спешил к ним уже с огромными клетчатыми сумками, наполненными этим ходовым товаром...

В клетчатую сумку складывал товар и... мечту о собственном производстве

Постепенно такой «челночной» дистрибуцией охватывал и другие города, поселки. Со временем стал региональным представителем известных компаний. Но в условиях «дикого» рынка и постоянного обесценения гривни торгово-посреднические услуги не приносили ни достаточной прибыли, ни морального удовольствия. И он рискнул осуществить давнюю мечту и начать собственное производство.

Сразу вспомнил о носках как об одном из самых востребованных товаров. Сегодня, когда партнеры из торговых сетей не спешат рассчитываться за поставленную продукцию (дескать, сначала нужно заплатить производителям хлеба и молока), Олег полушутливо напоминает им о том, что, прежде чем пойти за самыми необходимыми продуктами, покупатель должен подняться с кровати и надеть носки... И кто же в данном случае выполняет роль яйца, а кто — курицы?

Хотя их первые шаги в налаживании производства напоминали печально известные блины... Расположили его сначала в части старой полуразрушенной сельской школы в Мачехах. Стартовали с накопленных молодым предпринимателем

10 тысяч долларов. Тогда, вспоминает, был соблазн отнести их в банк для погашения валютного кредита. И все же рискнули и за эти деньги закупили 19 старых вязальных машин для производства носков.

Но времени на их постоянный ремонт тратили больше, чем на выпуск продукции. Собственно, работающими, как правило, оставались не более трех машин. При таких обстоятельствах им, как выяснилось, дешевле было купить носки у конкурентов и просто продавать их без лишних хлопот... «Но мне так жалко стало этих 10 тысяч, что мы стиснули зубы и решили идти дальше», — вспоминает Олег Хардин.

Нужен ли «главному начальнику» отдельный кабинет?

При этом быстро поняли, что для производства качественной продукции без современного компьютеризированного оборудования не обойтись. Однако такие машины из Европы стоили от 20 тысяч евро. Поэтому выбирали более дешевые, но тоже современные и довольно надежные китайские. Устанавливали их уже в другом, выкупленном и обновленном производственном помещении, расположенном в центре Мачех. А самое главное, менялись сами. Учились работать по-новому, отходить от советских стандартов и подходов к производству. Заботились о надлежащих условиях для труда и карьерном росте персонала, разрабатывали систему адаптации работников. И вместе с тем лишали их ненужной опеки.

Скажем, Олег Хардин вообще отказался от традиционного «учредительского» кабинета на фабрике. Собственно, зачем он ему нужен? Только для начальнического форса, которым грешат выходцы из «совковой» системы хозяйствования. Разве не выгоднее поставить на этих площадях дополнительные машины для наращения производства? Тем более если на фабрике есть директор, которому учредитель доверяет и не вмешивается в сугубо производственные процессы. Еще на старте полностью отказались и от другой советской традиции — работать «на склад». Свою продукцию они изготовляют только под конкретные заказы. А их сегодня хватает.

Среди заказчиков — и владельцы базарных точек, и директора крупнейших всеукраинских торговых сетей и их зарубежные коллеги. Поскольку основанная Олегом Хардиным компания «Premier Socks» поставляет свои носки в Беларусь, Молдову, Польшу, Данию, Францию, несложно догадаться, что каждого из упомянутых партнеров изготовленная в селе под Полтавой продукция привлекла в первую очередь высоким качеством и умеренной ценой. А еще — своей яркостью, разнообразием расцветок, оригинальностью рисунков.

«Дисней» под Полтавой — это знак качества, но этот «мультик» пришлось остановить

Именно эта фабрика в прошлом году первой в Украине заключила контракт с мировым лидером индустрии развлечений — компанией Уолта Диснея — на использование в дизайне носков персонажей популярных мультфильмов. Это соглашение, по мнению Олега Хардина, стал своеобразным знаком качества для их продукции. Детские носки с известными каждому героями мультиков на прилавках магазинов особенно не залеживались, их раскупали. Но, в итоге, победил прагматизм. И в нынешнем году этот контракт с «диснеевцами» уже не продлевали.

В первую очередь потому, что он делал продукцию почти на треть дороже. Ведь пришлось вкладывать значительные средства не только в сырье премиум-класса, но и в организационные расходы на начальный более чем придирчивый аудит их деятельности европейскими представителями «Диснея» и согласование с ними каждого образца этой серии. Не говоря уж о том, что за первый год использования мирового бренда его владельцам только в виде роялти, то есть вознаграждения за их интеллектуальную собственность, пришлось заплатить 26 тысяч евро. На следующий год они потребовали увеличения своего «гонорара» до 30 тысяч. При таких условиях сотрудничество с ними прекратили.

И, собственно, в очередной раз подтвердили один из основных принципов успеха именно в производственном бизнесе: не подстраиваться под кого-то, довольно жестко отстаивать свои интересы, диктовать свои правила игры, а не следовать чужим... Без этого, по мнению Олега Хардина, достичь сегодняшних результатов было бы просто невозможно. А они действительно весомые. Предприятие в месяц выпускает около миллиона пар(!) носков. При этом обеспечивает работой более 200 работников.

К тому же именно оно стало лидером в этом сегменте рынка, где его конкурентами в Украине остаются около двухсот производителей. По подсчетам владельца расположенной под Полтавой фабрики, доля ее продукции в группе хлопчатобумажных чулочно-носочных изделий достигает пяти процентов. Мощнейшему из конкурентов уступает по объемам только в денежном эквиваленте, поскольку он выпускает больше дорогих изделий, скажем, детских колготок.

Прогресс и рукотворные «шлагбаумы» для него

Не менее важно и то, что бизнес Олега Хардина постоянно развивается. К упомянутому предприятию-производителю уже «приросла» еще одна компания, которая поставляет в нашу страну импортные вязальные машины, запчасти к ним и сырье. Сначала, закупая все это у зарубежных производителей, прежде всего китайских, они зарекомендовали себя надежными партнерами. А потом стали фактически их представителями в Украине.

Сегодня у них уже есть свои производственные площади и в Полтаве, причем они намного больше тех, сельских, с которых начинали. Общее количество приобретенных ими и задействованных в производстве носков машин приближается к двумстам единиц. Работают и над расширением ассортимента своих изделий, планируя дополнить его производством шарфов, спортивных вязаных шапок и гетров. Хотя дается этот прогресс, мягко говоря, непросто. Не только из-за выходок «дикого» рынка сбыта их продукции и ограниченной покупательной способности реальных и потенциальных потребителей. Разных рукотворных «шлагбаумов» хватает везде.

— Еще при открытии производства вы непременно должны позаботиться об обеспечении его электроэнергией, — отмечает Олег Хардин. — Если это новое или капитально отремонтированное сооружение, работники облэнерго предложат вам за ваш счет построить рядом с ним подстанцию, протянуть туда кабели, оборудовать всем необходимым. Да еще и заплатить, исходя из ориентировочного объема потребления, только за право покупать электроэнергию, скажем, 600 тысяч гривен. Это все равно, что вы придете ко мне за носками, а я предложу вам в «довесок» к ним купить еще вязальную машину... Да, облэнерго сегодня — это частная компания. Но правила игры на этом рынке устанавливает Национальная комиссия, осуществляющая государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг. И на самом ли деле наши государственные мужи, члены правительства заботятся о развитии отечественного производства не только на словах?

Подобное «содействие» с точностью до наоборот, по мнению собеседника, наблюдается и тогда, когда при ввозе, скажем, из Китая вязальной машины стоимостью 5 тысяч долларов ее покупателю сразу, еще на таможне, предложат заплатить 20 процентов НДС. «Хотя какая добавленная стоимость в этой машине? — продолжает Олег Хардин. — Ее в принципе не должно там быть! Ведь любое ввезенное в Украину из-за рубежа оборудование для производства — это в первую очередь новые рабочие места в нашем государстве. Надеюсь, это наконец поймут не только производители, а этот налог на такой импорт отменят».

Тот, кто своими руками создает материальные блага, не должен быть обделен

Непропорционально завышенными считает Олег Хардин и начисления предпринимателям-производственникам на зарплату, которой они обеспечивают своих работников. Ведь при нынешних отчислениях и налогах, которые составляют до 40 процентов от выплат заработанного, предприниматели так и будут официально отчитываться преимущественно только о «минималке». И продолжать выдавать львиную долю денежного вознаграждения в печально известных конвертах.

— Я считаю, что нужно сделать единый налог в размере 15—17 процентов — и тогда коллеги начнут показывать настоящие зарплаты своих работников, — отмечает собеседник. — А когда все будет прозрачно, можно начинать и регулирование. Ведь пока те, кто сверху спускает нам нормативы налогов и платежей, напоминают слепых котят, которые даже не имеют представления о реальной картине выплат на предприятиях.

Угрожающей для развития отечественного производства считает Олег Хардин и ситуацию на рынке труда, обусловленную массовым выездом работников за рубеж. Благо безвиза бьет по нашим предприятиям слишком больно. При таких обстоятельствах государство, по его мнению, должно действовать решительнее. Принимая даже непопулярные запретные меры в тех случаях, когда для потенциальных заработчан дома есть аналогичные вакансии с достойными зарплатами.

— Но сегодня такие зарплаты для квалифицированных работников должны стартовать с 10—12 тысяч гривен, — убежден Олег Хардин. — Поскольку те, кто производит продукцию и создает материальные блага своими руками, не должны быть обделенными и ущемленными.

В этих словах — еще один определяющий принцип деятельности владельца фабрики, который он реализует вместе со своей командой. Стараясь превратить родной край в «столицу» по производству одного из самых необходимых всем нам товаров.

Децентрализация в области в цифрах и фактах

На Полтавщине создали 46 объединенных территориальных громад. Из них 44 ОТГ в финансовых взаимоотношениях с государством уже перешли на прямые межбюджетные отношения.

На сегодняшний день в регионе объединились 169 местных советов, то есть 33,6 процента — фактически треть от общего количества. Только в трех районах ОТГ еще не созданы. В то же время территории почти половины районов (двенадцати из двадцати пяти) уже охвачены ОТГ.

В объединенных громадах края живут 322 тысячи человек, или 23 процента от общего количества населения области. Вместе с тем большинство — 60 процентов — сельских жителей региона проживают именно в ОТГ.

По данным департамента экономического развития, торговли и привлечения инвестиций ОГА, 13 объединенных территориальных громад Полтавщины по итогам 2018 года вошли в двадцатку лидеров по финансовой состоятельности в своих категориях (последние определяются по верхней границе количества населения).