Фото Сергея КОВАЛЬЧУКА.

Реакция на решение Окружного административного суда Киева, удовлетворившего иск Игоря Коломойского к Нацбанку и Кабинету Министров о национализации ПАО «КБ «ПриватБанк», не заставила себя долго ждать.

Напомним, суд признал противоправным и отменил решение о выводе неплатежеспособного «ПриватБанка» с рынка при участии государства. По мнению судей, процедура вывода финучреждения нарушала нормы действующего законодательства. В Нацбанке заверили, что будут обжаловать это решение. Кроме того, появилось совместное обращение от Министерства финансов и НБУ, в котором подчеркивается, что два года назад государство было вынуждено спасать этот банк для сохранения финансовой стабильности всей страны.

«Национализация «ПриватБанка» была необходимым шагом и происходила в соответствии с нормами действующего законодательства, была поддержана Советом национальной безопасности и обороны, а также правительством Украины. Единственной альтернативой национализации была ликвидация, что для нас не было вариантом, учитывая весомость банка для финансовой системы. Возвращение банка бывшим владельцам путем отмены национализации невозможно», — говорится в обращении.

Минфин и НБУ подчеркивают, что банк был признан неплатежеспособным в результате чрезвычайно масштабных мошеннических схем на сумму 5,5 миллиарда долларов. «Возврат этих средств государству и привлечение виновных к ответственности является обязательством банка и одним из условий Меморандума о сотрудничестве между Украиной и Международным валютным фондом», — указывается в документе.

Вместе с тем финансисты напоминают, что сегодня «ПриватБанк» — это крупнейшее и самое прибыльное финучреждение страны, клиентами которого являются 22 миллиона украинцев. Банк работает прозрачно и стабильно, а также полностью выполняет свои обязательства перед клиентами.

Ситуация с «ПриватБанком» вызвала большой резонанс в обществе. Ведь те 155 миллиардов гривен докапитализации были взяты из народного кармана в очень тяжелое время, когда критически не хватало средств в первую очередь на армию, а также на медицину, образование, науку. Акционеры банка в письме-просьбе национализировать его обещали реструктуризировать проблемные кредиты до 1 июля 2017 года, однако этого не произошло. То есть деньги, взятые из наших карманов, никто возвращать не собирается. И в этот момент хотелось бы обратить внимание на то, что подобная ситуация происходит в последние годы с другими неплатежеспособными банками, а их у нас около ста.

Разница лишь в том, что долги «Привата» покрыло государство и оставило его на рынке. Остальные банки признавались неплатежеспособными, и их лишали лицензии. Схема такая: акционеры, зная, что их банк вот-вот лопнет, активно выводят все возможные капиталы. Затем, когда НБУ вводит временную администрацию, ждут, пока Фонд гарантирования вкладов физических лиц вернет людям средства из своего кармана (а фактически — из нашего, ведь хоть в теории ФГВФЛ и должен существовать на членские взносы, на самом же деле ему пришлось брать очень большие займы в Минфине и НБУ, чтобы выдать гарантированные суммы вкладчикам стольких неплатежеспособных банков). Затем бывшие акционеры идут в суд и требуют признать незаконным решение Нацбанка о неплатежеспособности банка. Абсурд, скажете, вы. Как можно вернуть на рынок банк, который должен кредиторам в разы больше, чем имеет активов? Оказывается, с нашей судебной властью это возможно. По состоянию на февраль этого года шесть таких дел дошло аж до Верховного Суда Украины. Остается надеяться, что несправедливая ситуация, сложившаяся с «ПриватБанком», обратит внимание на ряд других неплатежеспособных банков, бывшие владельцы  которых сначала довели их до фактического банкротства, а теперь не без успеха пытаются отвоевать оставшиеся активы.

Справка

18 декабря 2016 года на заседании правительства было объявлено, что ПАО «ПриватБанк» переходит в стопроцентную государственную собственность. Тогдашняя глава Нацбанка Валерия Гонтарева причиной национализации банка назвала то, что его акционеры не выполнили программу докапитализации.

Простым языком это значит, что у «Привата» не хватало резервных денег. Банк выдал определенным компаниям сомнительные кредиты, сумму которых эксперты оценили в 130—140 миллиардов гривен. Были подозрения, что таким образом из банка выводились капиталы. После национализации «Привата», чтобы не допустить банкротства, его докапитализировали из бюджета страны на сумму 155 миллиардов гривен.