Фото автора.

Нынешний год для животноводческой отрасли Хмельнитчины начался довольно оптимистично. По крайней мере, так утверждает статистика. В январе индекс продукции животноводства, по сравнению с соответствующим периодом 2018-го, составил 101,6 процента. И вот что интересно: в сельхозпредприятиях этот показатель подскочил до 104,6 процента. Зато в хозяйствах населения снизился на процент. С одной стороны, якобы, и хороший знак, поскольку набирает силу товарное производство. С другой — беспокоит, что крестьяне теряют интерес к делу. Хотя именно домашние хозяйства всегда производили львиную долю, например, молочной продукции. Так какие же тенденции царят на селе?

О работе на ферме только мечтают

За цифрами сложно увидеть реальную жизнь. Тем более что и они быстро меняются. За месяц упомянутые показатели еще выросли на несколько процентов. Но суть в том, что речь идет, прежде всего, о реализованной продукции — мясе, молоке, яйцах. А вот что касается количества скота (а это как раз и есть основной источник продукции), то здесь картина иная. Еще на начало февраля в крае значилось 230,9 тысячи голов крупного рогатого скота. Коров насчитывалось 130 тысяч — на два с половиной процента меньше, чем было на это время годом ранее. А через два месяца их стало еще на триста голов меньше. То есть логика подсказывает, что ситуация довольно странная: количество коров сокращается, а объемы реализованной молочной продукции при этом увеличиваются. Как такое может быть?

На самом деле может, если речь идет о развитии интенсивного хозяйствования, когда корова дает не по 10—15 литров молока за день, а по 25—30. Но достичь таких результатов в дядьковском хлеву непросто. Это по силам разве что хозяйствам с современными технологиями. Таких в области немного: даже не в каждом районе есть хотя бы по одной мощной ферме. А чтобы в каждом селе — это фантазии... прошлых лет.

СООО «Луч» из Летичевского района — одно из немногих, которое возрождает молочное скотоводство. Именно возрождает. Там в свое время местный колхоз славился своими достижениями в этой отрасли. Потом все пришло в упадок. Фермы, бывший дом животновода опустели. Но хорошо, что сохранились. Поскольку теперь, когда хозяйство вошло в ООО «Агрохолдинг 2012», здесь снова взялись за разведение КРС.

Возобновить бывшее стадо в несколько тысяч еще не смогли. Но в «Луче» уже есть тысяча голов крупного рогатого скота, в частности, почти 500 коров.

— Если сравнить сегодняшние фермы с теми, что были пять лет назад, разница существенная, — говорит директор хозяйства Олег Гаврищук. — Во всем заметны положительные изменения. В первую очередь помещение отремонтировали и убрали. Затем механизировали все процессы обслуживания скота. Раздача кормов, уборка навоза, доение — все это перевели с человеческих рук на механизмы. Вместе с тем позаботились и о качестве молока. Чтобы сырье оставалось максимально чистым, два года назад установили молокопроводы в двух помещениях, а в прошлом году — еще в одном.

— Не один год я работаю здесь дояркой, — рассказала Елена Коновальская (на снимке). — Нынешние условия не сравнить с прошлыми. Сколько тонн надоенного молока мы переносили в ведрах и бидонах, даже не сосчитать. Теперь работать стало намного легче и удобнее.

На ферме трудятся до шестидесяти человек. Условно на каждого приходится до восьми коров, и это значительно больше, чем держит хозяин-одиночка. А главное — производительность такого труда намного выше. В 2018-м в хозяйстве надоили от каждой коровы почти 6,7 тысячи килограммов молока, увеличив за год этот показатель на полторы тысячи килограммов. А в нынешнем году планируют выйти на 7,2 тысячи килограммов от каждой коровы. И эту задачу считают вполне реальной.

— Я вижу, как доярки переживают за своих коров, — поделился наблюдениями специалист по искусственному осеменению Владимир Загоруйко. — Смотрят, чтобы скот был ухожен, хорошо накормлен, своевременно и качественно прошел все надлежащие процедуры.

И такая заинтересованность не случайна. Зарплата животноводов достигает 12—15 тысяч гривен. Таких заработков в селе не найти. Да и на молоке от собственного скота, которое скупают заготовители, столько не заработаешь.

Но, к сожалению, подобные большие фермы — скорее исключение, чем правило современного села. О работе на них многие только мечтают. И мечта эта пока неисполнима.

Кто-то берется за кооперативы

То, что молочное производство требует изменений, не вызывает сомнений. И не только потому, что домашнее хозяйство значительно проигрывает ферме в производительности труда. А еще и потому, что приближение к европейским стандартам ставит новые требования к сырью, которое идет на производство молочной продукции. Высокий сорт — это уже не только высшая цена, но и требование переработчиков.

Если нет современной фермы, которая гарантировала бы качество молока экстра-класса, то что может ее заменить? На местах пробуют найти выход, организовывая молочные кооперативы. Хотя это дело всячески рекламируется властью длительное время, но продвигается оно весьма медленно. А потому такие кооперативы в каждом селе — это в основном проекты. Пока речь в основном даже не о производственных, имеющих бы свою ферму и переработку, а хотя бы об обслуживающих, в которые объединяются сдатчики молока. В первую очередь для того, чтобы противостоять монополистам-закупщикам, которые всячески занижают цены да и просто обманывают.

Антимонопольщики не раз сообщали о фактах, когда заводы-переработчики искусственно занижали закупочную стоимость. Но подобные расследования и вмешательства правоохранителей не меняют ситуацию в целом. Даже когда никто не крадет и не обманывает, люди все равно получают очень низкую цену за сданное молоко.

Кооперативы пытаются противостоять этому и отстаивать свои ценовые предложения. Кому-то это удается. Например, в Белогорском районе обслуживающий кооператив «Перспектива Плюс» был создан еще шесть лет назад. Понемногу он развивается. Уже закупили несколько холодильников, которые установили в разных селах, чтобы доставлять на переработку молоко высшего качества. Каждый день там заготовляют в пяти окружающих селах почти две тонны. Это немало. И все-таки, чем дальше, тем больше убеждаются, что только на сырье много не заработаешь. Поэтому готовы развивать общее доение скота просто на пастбище, организовывать хотя бы минимальную переработку, чтобы продавать свой товар в райцентре. Причем вместе с молоком сбывать мясо и овощи, которые выращивают члены кооператива. Только такой комплексный подход дает ожидаемые результаты.

Но и такому кооперативу, который служит образцом как для своего, так и для соседних районов, не всегда удается справиться с ценовым диктатом переработчиков. Даже за охлажденное молоко получали цену как за второй сорт. Хотя на такое же с больших ферм у переработчиков и сортность выше, и цена больше. В «Перспективе Плюс» сделали ряд анализов, которые подтвердили, что их молоко тоже отвечает первому сорту, но...

Несомненно, кооперативам легче отстаивать свои интересы, чем крестьянам-одиночкам. Но и самих кооперативов пока что не очень много, вот они и напоминают одиночек-первопроходцев, проторяющих путь к своим прибылям через немалые трудности.

Долго ли население будет оставаться самым крупным производителем

Пока что львиная доля молока все еще производится в домашних хозяйствах. По данным областного управления статистики, население держит более 70 процентов общего количества крупного рогатого скота, в частности, почти 79 процентов коров. Но цифра падает из года в год. Немало хозяев, особенно люди старшего возраста, отказываются от этого дела, так как работа тяжелая, а заработки мизерные.

Времена, когда корова была почти в каждом дворе, уже давно прошли. Теперь наблюдается другая картина: если кто-то и хочет зарабатывать на молоке, то расширяет свое домашнее хозяйство.

В селе Вязовец, что в Белогорском районе, люди держат более трех сотен коров, в соседнем Ставке — еще полсотни. У кого-то уже и до десяти голов наберется.

Ухаживать за таким хозяйством семьям непросто. Алексею и Людмиле Бець из села Вязовец повезло: купили доильный аппарат да еще и не за свои, а за бюджетные деньги. И не только они. На территории этого сельсовета уже более трех десятков таких приобретений. А в районе подсчитали, что шесть десятков семей в разных селах держат пять и больше коров. И вот такая финансовая поддержка понадобилась бы каждой.

В области действует программа развития агропромышленного комплекса на 2017—2021 годы. Документ предусматривает ежегодную бюджетную помощь агроформированиям всех форм собственности по десяти направлениям деятельности. Что-то перепадает и молочникам. В позапрошлом году частным хозяевам и кооперативам было перечислено 5,6 миллиона гривен на приобретение доильных аппаратов и холодильного оборудования. В прошлом году крестьянам поступило еще 4,7 миллиона гривен областных бюджетных средств.

Понемногу приобщаются к этому делу и государственные деньги. Например, правительство увеличило размер дотации за содержание коров с 750 до 900 гривен в год. Появилась возможность воспользоваться государственной поддержкой за выращивание закупленного молодняка крупного рогатого скота.

Хорошо, что делаются хотя бы такие шаги. Но на самом деле сложно надеяться на то, что несколько сотен могут кого-то привлечь, а главное — побудить к созданию кооперативов или своих семейных ферм. Если даже мощные аграрные компании, имея хороший финансовый ресурс, не спешат делать ставки на животноводство, то что уже говорить о единоличнике. Тот занимается молоководством не столько ради выгоды, сколько от безысходности. И как только появится шанс найти работу с хорошей зарплатой, он не будет цепляться за свою корову.

Как это отразится на рынке молока? И на каждом из нас? Ответ очевиден. Наращивать производство молока, когда дойное стадо постоянно сокращается — это фокус, который не будет длиться вечно. А баланс в производстве молока и содержании коров не в пользу последних.

Хмельницкая область.