Фото автора.

В селе сложно найти огород, на котором не росла хотя бы одна тыква. А вот что касается массового выращивания этого овоща, то с этим сложнее. По крайней мере, на Хмельнитчине до недавних пор этим не то что мощные компании, а и небольшие хозяйства практически не занимались. Сломать аграрные стереотипы решил Леонтий Гасюк (на снимке) из Каменец-Подольского района. Причем взялся не только за выращивание, но еще и за переработку, потому что конечный продукт стоит намного дороже.

С Леонтием Семеновичем мы познакомились на одной из выставок, где свои достижения представляли аграрии края. Он стоял за прилавком и предлагал желающим тыквенное масло. Сказать правду, очереди возле него не было: кого-то немного отпугивала цена, кто-то не понимал, для чего ему небольшая бутылочка именно такого масла, если в магазинах есть тонны подсолнечного. Но тот, кто уже был знаком с этим продуктом, не колебался — брал для себя да еще и для знакомых.

Невидаль, которой сотни лет

Любопытный разговор завязался с одной из покупательниц. Женщина аж в ладони хлопнула, когда узнала о цене:

— Впервые такое купила для себя в Египте. Там этот продукт ценят очень дорого за его целебные свойства. Используют не столько для еды, сколько как своеобразную биодобавку, хорошо влияющую на организм. За пол-литра отдала сорок долларов. А здесь столько же — десять стоит.

Поднимать цену на отечественном рынке до той же египетской Гасюк, конечно, не намерен — и так довольно дорого получается для нашего не весьма зажиточного потребителя. А вот если бы наладить экспорт... Потому что для нас продукт из такой обычной тыквы все еще остается невидалью.

В своем небольшом хозяйстве, которое занимает почти полторы сотни гектаров, Леонтий Семенович и директор, и главный работник, и экономист, и менеджер по продаже... Его правая рука во всех начинаниях — жена Наталия. А еще в сезон берет на работу двух механизаторов и бухгалтера. Вот и весь производственный коллектив, который заботится и о стратегии, и о тактике хозяйства.

Когда лет пять назад задумался над выращиванием тыкв, чтобы не прогореть, анализировал прежде всего перспективы и возможные рынки сбыта. И в теории все получалось, якобы, неплохо. Но жизнь, как всегда, вносит свои коррективы. То два года подряд засуха — урожай маленький. А то уродило — нет сбыта...

Сначала «сеял» деревья

И это касается не только тыкв. Отечественный рынок сельхозпродукции настолько нестабильный, что мало кто решается на монокультуру. Большинству небольших хозяйств приходится жить по принципу: если в этом году повезет. Поэтому сеют всего и понемногу, чтобы на чем-то да и получить хорошую прибыль.

Вначале Гасюк даже деревья «сеял». Дело в том, что по образованию он — лесовод. Вот и частное дело начал с частного рассадника деревьев. Уже потом перешел на разные сельскохозяйственные культуры. Теперь у него в севообороте пшеница, ячмень, соя, рапс — все, что хорошо продается. Ко всему добавились еще и тыквы.

Под них отводит почти три гектара. Хорошо, что при выращивании это нетрудоемкая культура, много рабочих рук не требует. Но без механизации все равно не обойтись, если хочешь заниматься делом всерьез. Поэтому в хозяйстве есть свой тыквенный комбайн, сушилка для семян и даже небольшая маслобойня. Если бы дело пошло хорошо, можно и о фасовочной линии со временем подумать.

На перегной идет бесценный продукт

В тех странах, где выращивают и перерабатывают тыквы, это дело очень выгодное. Да и у нас оно должно бы приносить неплохую копейку. Но, например, прошлый год был для «тыквоводов» с точки заработков не весьма удачным. А все из-за того, что те уродили очень густо. В результате цена на оранжевый овощ на рынке резко снизилась. Среди всех своих полевых родственников он был едва ли не самым дешевым, стоил четыре — пять гривен за килограмм.

Но у Леонтия Семеновича совсем другой подход и арифметика. Свои тыквы он даже не забирал с поля — их использует вместо удобрения.

Если бы о таком услышали где-то в объединенной Европе, за голову схватились бы. Потому что это же и сок, и пюре, и всякие джемы-варенье, пригодные для детского и диетического питания, а следовательно, и стоят соответственно дорого. У нас все иначе: что имеем — не ценим.

Заниматься такой переработкой маленькому хозяйству не по силам. Для этого нужен перерабатывающий цех, который отвечал бы стандартам пищевого производства. А хозяйству, которое само себя финансирует, такие инвестиционные проекты пока не по карману.

А если делать все ручным дедовским методом, то сразу возникнут проблемы с реализацией — где такой товар продавать? Вот и получается, что его выгоднее сгноить, чем переработать и реализовать.

А вот с семечками другая ситуация.

— Со своих трех гектаров получаю семечки, с которых отжимаем до четырехсот литров масла, рассказал Гасюк. — Даже при цене в шестьсот гривен за литр можно получить 240 тысяч гривен. Для сравнения: пшеница дает до 35 тысяч гривен с гектара. Таким образом, на той же площади буду иметь вдвое меньший заработок.

Казалось бы, выгода очевидная. Но самая большая проблема — со сбытом. Вот и становится производитель за прилавок на разных ярмарках, выставках и форумах, чтобы пропагандировать свой товар.

Несмотря на все трудности, бросать масличное дело не собирается. В ближайших планах — продавать еще и льняное масло. Правда, за возделывание этой культуры не берется — почва не подходящая, так что высоких урожаев на ней не будет. А вот перерабатывать закупленный лен можно.

Все это для того, чтобы расширить ассортимент, заинтересовать покупателя, а там, гляди, и на зарубежные рынки удастся выйти.

Реальны ли эти планы, покажет время. А земля не позволяет сидеть сложа руки в ожидании подходящего момента. На тыквенном поле — тоже посевная. И хозяин надеется не только на хороший урожай, но и на то, что его семейный бизнес будет развиваться. А зарабатывать на тыквах, которые на базаре стоят в прямом смысле слова копейки, миллионы — это не такие уж и заоблачные фантазии.

Хмельницкая область.