Фото сайта «Православний оглядач».

В свое время в журнале «Русская старина» нашел переписку Екатерины ІІ с ее фаворитом Потемкиным. Князь, находясь в 1788 году в Елисаветграде (ныне Кропивницкий), сообщал о «расстроенном желудке», а попутно с симпатией вспомнил и о запорожских казаках. Государыня ответила категорично и откровенно: «Что верные запорожцы верно служат, сие похвально, но имя запорожцев, со временем, старайся заменить иным, чтоб Сеча, уничтоженная Манифестом, не оставила по себе ушам приятное прозвание; в людях же незнающих — чтоб не возбудилась мечта, будто за нужное нашли восстановить Сечу, либо название».

С того времени, как вражеская баба породила эти и подобные установки, в Российской империи и ее продолжении СССР, мало кто вслух решался говорить о славных запорожцах и их Сечи. Среди смельчаков выделялся Дмитрий Яворницкий, которого называли «козацьким батьком», и единицы — в Советском Союзе. И среди них — яростный приверженец «Просвіти» с начала ее возрождения в Украине (один из инициаторов создания Общества в Днепропетровске и Днепропетровской области, который в 90-х был заместителем председателя Днепропетровской областной «Просвіти»), источниковед, доктор исторических наук, профессор о. Юрий Мыцык. Его четкая духовная и общественная позиция и серьезные интеллектуальные труды поражают: около трех тысяч научных и популярных работ и пятьдесят книг, связанных прежде всего с публикацией и изучением неизвестных письменных источников казацкой эпохи. Студенты хорошо знают его как соавтора пособия по истории Украины. Ученые — по изданию хроник Феодосия Софоновича и Александра Гваньини, четырехтомника «Источников по истории Национально-освободительной войны украинского народа 1648—1658 гг.», «Архива Коша Новой Запорожской Сечи», писем Ивана Сирко и Ивана Огиенко, а также — десятитомника «Украинский холокост 1932—1933» и нового издания «УПА: воспоминания, документы». Краеведы и ценители старины — по книгам «Как казаки воевали»; исследованиям казацкого прошлого Чигирина, Царичанки, Корсуня, Умани, Новомосковска, а еще — биографиям Петра Могилы, сыновей Богдана Хмельницкого, Ивана Выговского, Ивана Сирко, Ивана Мазепы. Юрий Мыцык занимается поиском не только неизвестной документации гетманов Украины, но и киевских православных митрополитов, потому что он является протоиереем УПЦ КП, доктором церковно-исторических наук. А с 1997 г. еще и работает профессором в киевской Православной духовной академии.

В отличие от тех историков, которые могут годами замкнуто жить в искусственной скорлупе «ученого», Юрий Андреевич — просвещенец от природы — спешит поделиться своими открытиями, сделанными в архивах и книгохранилищах со времени обучения и работы в Днепропетровском госуниверситете, а потом работы в Запорожском пединституте, Национальном университете «Киево-Могилянская академия», чтении курсов лекций в Николаевском и Каменец-Подольском вузах, Острожской академии, разовых лекций в Альбертском (Эдмонтон), Виннипегском (Канада), Варшавском, Ягеллонском (Краков) университетах...

Юрий Мыцык воспитал много известных украинских ученых. К его ученикам относится профессор истории в Гарварде Сергей Плохий (который, помню, писал у него курсовые в Днепропетровском госуниверситете). А также три доктора наук (Виктор Брехуненко, Владимир Кривошея, Олег Однороженко) и шесть кандидатов! У Юрия Мыцыка тысячи поклонников и последователей. Да и мне, еще студенту, именно он привил любовь к истории родного края. Тогда еще в моей голове даже мысль о краеведении не созрела. Ее озвучил Юрий Андреевич. Немного найдется преподавателей, которые ссылаются на дипломную работу своего студента, как это сделано в книге «Как казаки воевали» при описании Хотинской войны 1621 года. Когда в 1982-м я начал читать лекции по новой и новейшей истории стран Азии и Африки в Кировоградском пединституте, в одном из писем ко мне он, искренне порадовавшись этому факту, что имею возможность преподавать экзотический предмет на украинском (кстати, благодаря декану истфака Тарасу Ивановичу Бабаку), посоветовал при случае связывать прошлое и современное далеких стран с историей Украины. Именно он побуждал больше общаться со здешними краеведами, а главное — самому изучать край, куда занесла судьба!

Работы о. Юрия Мыцыка, посвященные казацкому прошлому современной Кировоградщины, эпистолярному наследию Спиридона Черкасенко и т. п., печатались и в нашем городе, в журналах «Вежа» и «Степ». Сквозь призму его новых исследований мне посчастливилось написать несколько краеведческих материалов. В частности о неизвестных письмах кошевого атамана Ивана Сирко из Торговицы (ныне Кировоградщина), об упоминаниях наших знаменитых земляков (Владимира Винниченко, Яра Славутича, Дмитрия Чижевского) в переписке митрополита Иллариона (Ивана Огиенко) и др. Как утверждает о. Юрий, самым большим его учителем был Николай Павлович Ковальский. Позже на научные взгляды влиял Ярослав Дзира. Хорошо, что история становится семейным делом. Дочь Инна Тарасенко — кандидат исторических наук. Много исследований они ведут совместно.

Еще одна важная черта о. Юрия Мыцыка — он как магнитом притягивает к себе украиноцентрические силы, людей, которые объективно подходят к освещению истории Украины. Среди таких и известный российский источниковед, исследователь Гетманщины Татьяна Таирова-Яковлева. Именно Ю. Мыцык перевел на украинский ее знаковую книгу «Иван Мазепа и Российская империя. История «измены». Стал научным редактором очень актуальной книги Таировой-Яковлевой «Инкорпорация: Россия и Украина после Переяславской рады (1654—1658)».

Когда-то Емельян Прицак выразил интересное мнение: «История, как и любая точная наука, — абстрактная интеллектуальная дисциплина». Но точные науки базируются на фактаже, взятом из источников. А о. Юрий Мыцык — тот, кто знает дорогу к источникам.

Федор ШЕПЕЛЬ,

краевед.

Кропивницкий.