Пенсионерка Ольга Васильевна Б. из Ривного очень расстроена тем, что в городе, словно грибы после дождя, под предлогом офисов по распространению разных лотерей вырастают скрытые подпольные игровые залы. Ведь на собственной семье узнала, что такое игромания, как затягивает она людей.
 
— Ее можно сравнить с наркоманией и алкоголизмом, — считает женщина. — Потому что, попадая в ее зависимость, люди выносят из квартиры все, чтобы купить «дозу», алкоголь или сделать ставку.

Болото игромании затянуло и ее внука Виктора. Сначала никто из семьи даже не догадывался о вредном «хобби», пока из квартиры не начали исчезать ценные вещи. Пытались серьезно поговорить с Виктором, но напрасно. Не сделал выводов даже тогда, когда его жена с маленькой дочкой бросила его, переехала к родителям и подала на развод. А вскоре он пришел избитый, в синяках, со сломанным ребром.

— Дочь хотела, было, вызвать правоохранителей, но Виктор стал категорически возражать. Рассказал, что у него серьезные долги, которые он сделал, играя в азартные игры, — говорит ривненчанка. — Избиение было предупреждением для него: дескать, не отдашь долги, «наедем» серьезнее. У нашей семьи не было никаких сбережений, ценные вещи уже были вынесены Виктором, такой большой суммы нам никто не одолжил, зная наши более чем скромные доходы. Мы были растеряны. Моя дочь взяла на себя кредит в банке, чтобы сын отдал долги.

— На некоторое время, как нам показалось, Виктор утихомирился: ходил на работу, давал небольшие средства в семью на продукты, — продолжает женщина. — Думали, что он уже избавился от зависимости от игр. Мы выплачивали кредит, жили на наши с дедом пенсии, экономя на всем. Но снова в наш дом нагрянула беда — такая же. Виктор втихую снова влез в долги, чтобы делать ставки. Его снова избили. На этот раз вся семья пыталась привести его в чувство: дескать, нечем рассчитываться, потому как еще кредит не выплатили. Дочь где-то договорилась в другом банке о кредите: частью средств погасила долг перед другим банком, а часть ушла на покрытие долгов Виктора. Нашей семье стало очень тяжело. Я в свои семьдесят четыре года взялась подрабатывать: стала мыть пол в подъезде, чтобы хоть на хлеб было.

— Но внук не взялся за ум. И снова больший кредит, часть которого ушла на погашение предыдущего, а часть — на долги Виктора. Мы все влезли в долги по уши. Между тем жена внука подала на алименты, ведь ребенка нужно было за что-то содержать. Бедность надежно поселилась в нашей квартире. Казалось бы, куда хуже. Но то были только цветочки... Мы задержали оплату по кредиту (а то была солидная сумма), и чтобы рассчитаться, вынуждены были продать нашу двухкомнатную квартиру. Осталось немного средств, на которые мы планировали приобрести хотя бы однокомнатную. А пока подыскивали варианты, сняли однокомнатную квартиру. Как-то, придя с работы, дочь не нашла в тайнике денег, а только записку от Виктора: еду на заработки, чтобы было за что купить квартиру.

— Ко всем проблемам добавилась и новая: переживание о том, куда делся наш сын и внук? У моего мужа было больное сердце — он не выдержал всех этих стрессов и умер, так и не дождавшись ни внука, ни квартиры. Виктор приехал через год (был в России на заработках) без денег, потому что и там проигрывал заработанное. Даже смерть деда на подействовала на него. Видя, что у нас уже нечего брать, он снова уехал, как сказал, на заработки. А мы с дочерью до сих пор мыкаемся по чужим квартирам, — вытирает слезу Ольга Васильевна, которая на склоне лет не имеет собственной крыши над головой из-за губительного пристрастия внука.

Женщина надеется, что новая власть наведет порядок в игровом бизнесе, который запрещен законом в Украине.

Ривное.

Фото Андрея НЕСТЕРЕНКО  (из архива «Голоса Украины»).