Фото предоставлено автором.

Сопредседателем рабочей группы по вопросам восстановления и расширения деятельности специальной (свободной) экономической зоны назначен Сергей Гриневецкий — председатель Одесской облгосадминистрации в 1998-2005 годах, народный депутат Украины 3-го, 6-го и 7-го созывов. Он делится размышлениями о возрождении в Одессе свободной экономической зоны.

Немного истории

Пять лет назад, в 2014 году, Комитет Верховной Рады по вопросам промышленной и инвестиционной политики единогласно одобрил законопроект о возобновлении свободной экономической зоны «Порто-франко» в Одесском порту. Кроме того, одобрены законопроекты о льготном налогообложении и таможенных льготах на территории СЭЗ. Однако в течение пяти лет СЭЗ в Одессе так и не заработала на полную мощность, а на город у моря не пролился водопад иностранных инвестиций.

Идея возрождения «Порто-франко» в Одессе витала в воздухе на протяжении уже сто лет, и пятилетней давности законопроект — это уже пятый вариант. По словам историка Тараса Гончарука, «Порто-франко» XIX века предлагали возобновить в 1914 году — не успели из-за Первой мировой, третий раз свободную гавань предлагали создать при гетмане Скоропадском — и снова не успели из-за смены власти.

Удалось реализовать идею лишь в 2000 году.

«Она просуществовала всего несколько лет, но за это время были заведены миллионы инвестиций, созданы рабочие места, построены предприятия. Те инвесторы, которые успели завести капитал в порт и построить что-то, — те работают до сих пор. Правда, жаль, что многие передумали начинать новые проекты после закрытия зоны — не захотели работать», — рассказывает тогдашний директор Одесского порта Герой Украины Николай Павлюк.

За несколько лет в Одессе были созданы такие крупнейшие предприятия в порту, как «Приста-Ойл» болгарских инвесторов по переработке и перевалке масел, а в Рени — предприятия по перевалке зерна, по переработке сои и леса. При этом Павлюк считает, что СЭЗ можно создавать и на несколько лет: «Это приманка для инвесторов. Они зайдут в порт, построят предприятия, а потом не заберут же они с собой, к примеру, краны. Это все останется и будет работать, как работает и сейчас, почти через 10 лет».

Шестая попытка

— Сергей Рафаилович, не будем скрывать, у идеи возрождения СЭЗ есть и те, кто видит в ней «мягкую» форму» сепаратизма, мол, создание СЭЗ приведет к тому, что часть территории Украины станет неподконтрольной законам страны...

— Негативное отношение к идее создания свободных экономических зон в Украине сформировалось еще в 2014 году. А еще за год до этого проект возрождения СЭЗ «Порто-франко» обсуждался в Одесском морском торговом порту. Подчеркну, речь шла о возрождении, а не о создании СЭЗ.

Наверное, для кого-то это будет открытием, но «Порто-франко» существует. Юридически, фактически же она не функционирует, поскольку предусмотренные для нее льготы были отменены еще в 2005 году. Кстати, существует юридически и другая СЭЗ «Рени» в одноименном порту и, насколько я знаю, там тоже обсуждается вопрос о ее возрождении.

Причем мы создали СЭЗ «Порто-франко» еще в 2000 году. Мало того, ее создание было легализовано отдельным законом, который приняла Верховная Рада. Он так и назывался «О специальной (свободной) экономической зоне «Порто-франко» на территории Одесского морского торгового порта». Это была самая маленькая СЭЗ в Украине — под организацию производств отводилось свободной площади не более четырех гектаров. И при всем при этом в нее удалось привлечь инвестиций на сумму около 60 миллионов долларов.

В 2005 году, как я уже сказал, преференции были отменены. Законом «О Государственном бюджете Украины на 2004 год» вводился мораторий на рассмотрение и утверждение новых инвестпроектов. Таким образом, преференциальный режим в СЭЗ, гарантированный Украиной инвесторам минимум на 25 лет, просуществовал всего три года. Закон «О Государственном бюджете на 2005 год» вообще ликвидировал льготы.

Поэтому в 2013 году, будучи народным депутатом Украины, по итогам круглого стола я подготовил обращение к Премьер-министру Николаю Азарову о возрождении СЭЗ «Порто-франко» в Одесском морском торговом порту, а также соответствующий законопроект, которым, среди прочего, предлагалось расширение территории СЭЗ за счет «полей фильтрации». Законопроект, замечу, получил одобрение всех профильных комитетов и был рекомендован к рассмотрению в Верховной Раде. Однако идея возрождения «Порто-франко» встретила сопротивление как раз со стороны правительства регионалов, которому, судя по всему, вовсе не нравилась идея существования СЭЗ, свободной от регулирования.

А что касается негативного отношения к СЭЗ, то оно вызвано, в первую очередь, как чрезмерной активностью некоторых депутатов, которые выступили с предложением превращения в «Порто-франко» территории всей Одесской области, так и деятельностью движения «Одесса — за «Порто-франко», которая носила сомнительный характер. Свое критическое отношение к политизации идеи СЭЗ я высказал еще в 2014 году в статье для газеты «Зеркало недели». Она называется «Страсти по «Порто-франко» и каждый желающий может ознакомиться с ней.

— Существует ли алгоритм внедрения свободной экономической зоны? Вернутся ли к проекту СЭЗ в Одесском порту? Каков будет механизм введения режима свободной экономической зоны?

— Еще раз хочу подчеркнуть, что вопрос свободной экономической зоны — это вопрос экономики и инвестиционного режима. В распоряжении городского головы Одессы не говорится о «Порто-франко». Я думаю, что это не только из-за негативного политического контекста, который связан с этим названием, но и потому, что будет рассматриваться нечто новое. С того момента, когда мною был подан законопроект по возрождению СЭЗ, прошел определенный период. Благодаря процессу децентрализации местным советам переданы не только серьезные финансовые ресурсы, но и определенные полномочия, которых раньше не было, в том числе и в сфере налогообложения. Поэтому привлечение инвестиций, скорее всего, будет осуществляться за счет гибкой тарифной и налоговой политики.

Вполне понятно, что это будет точечная СЭЗ, то есть она будет охватывать ограниченную территорию, на которой будут создаваться новые производства. Мне, к примеру, видится привлекательной промзона на севере Одессы, там уже подведены необходимые коммуникации и есть инфраструктура. Возможно, будут под СЭЗ отведены поля фильтрации. В любом случае, все эти вопросы будут обсуждаться с привлечением экспертов, специалистов. И, думаю, что вся информация о проекте будет публичной, в том числе, чтобы избежать каких-то политических инсинуаций.

На мой взгляд, стоит внимательно изучить работу СЭЗ в других странах, прежде всего в странах Европейского Союза. В Литве действуют две свободные экономические зоны — в Клайпеде и Каунасе, в Польше — 14 СЭЗ. Есть такие зоны и в Румынии. Это в массе своей точечные зоны, создаваемые на ограниченной площади. Кстати, по итогам 2017 года в пятерке лидеров — свободная экономическая зона в Катовице.

Кроме того, огромное значение имеет и законодательная база. У нас до сих пор действует Закон «Об общих началах создания и функционирования специальных (свободных) экономических зон», принятый еще в октябре 1992 года. Тогда, в условиях перехода от плановой к рыночной экономике, идея создания СЭЗ была очень популярна. Понятно, что сейчас условия изменились, в Украине утвердилась рыночная экономика, хотя и далеко не либеральная. Поэтому, возможно, нужен новый закон и в целом ревизия всей нормативно-законодательной базы, которая регулирует принципы создания и функционирования СЭЗ. И, здесь, кстати, тоже может помочь европейский опыт.

— Существовавшие СЭЗ стали заложниками политических перемен. Не считаете ли вы, что есть риск того, что и новый проект постигнет та же судьба?

— Я все-таки оптимист по натуре. Думаю, что у свободных экономических зон в Украине большое будущее. Могу напомнить, сколь сильным было сопротивление в предшествующие годы на центральном уровне идеям децентрализации и передачи полномочий и финансовых ресурсов на места. И к этому все же пришли. И децентрализация, при всем ее несовершенстве, признана одной из успешных реформ. То же, будет ждать и СЭЗ.

Сегодня Украина вступила в период политической турбулентности и неопределенности. Но я не думаю, что в децентрализации нас ждет откат. Да, эта политика нуждается в коррекции, в согласованности с другими реформами — судебной, полицейской, медицинской. Но не в возврате к прежним условиям.

Кстати, если посмотреть под другим углом, то свободные экономические зоны могут быть еще и антикоррупционным инструментом. Чем меньше регуляции, тем меньше коррупции. Это логично. Учитывая наши традиции, мы еще долго будем избавляться от желания с помощью государственных рычагов регулировать большинство экономических вопросов. И СЭЗ могут быть в этих условиях своеобразными островками экономической свободы. Тем более что у нас пока нет других механизмов привлечь инвестиции как в создание высокотехнологичных производств, так и в логистические проекты. А Украине сегодня как воздух необходим технологический прорыв.