Киевским Стиксом (по греческой мифологии это одна из рек подземного царства, по которой Харон перевозил души умерших) исследователи назвали Днепр и два столичных моста — Русановский и Евгении Бош, по которым на грузовиках НКВД вывозили тела расстрелянных мирных граждан в годы Большого террора для захоронения на спецучастке в Быковнянском лесу. В один день Днепр стал «рекой мертвых» более чем для 30 киевских греков, о судьбе которых рассказывает выставка «Пересекая Киевский Стикс», открывшаяся в стенах КГГА.

— «Обычными» местами расстрелов «врагов народа», церковников, «вредителей» в 1937—1941 годах в столице был Октябрьский дворец (ныне дворец Свободы), клуб Кабмина — там располагалась комендатура НКВД, Лукьяновская тюрьма, особняк на улице Липской, 16, где сейчас Институт национальной памяти, — там размещалось управление НКВД и казнили тысячи людей, — отмечает генеральный директор Национального историко-мемориального заповедника «Быковнянские могилы» Богдан Беляшевский.

Практика уничтожения граждан по политическому признаку началась советскими властями еще в 1918 году, но массовый характер эти процессы приобрели в — 1937—1938-х годах, подчеркивают исследователи.

В годы Большого террора НКВД СССР были санкционированы и проведены около двух десятков спецопераций против «инонационального элемента» — немцев, поляков, литовцев, финнов, румын, албанцев. Греческую операцию своей директивой начал 11 декабря 1937-го нарком внутренних дел СССР Ежов. А уже через несколько дней, 15 декабря, по всей стране начались аресты.

Богдан Беляшевский подчеркивает, что на территории Украины, в частности в Киеве, греческая община жила тысячу лет, со времен крещения Киевской Руси или еще раньше. Жизнь этой общины кипела вокруг Дома народов Востока, на Ярославовом Вале — сейчас там Дом актеров. В Доме действовали греческая секция, разные кружки, детский сад, театр, артель. Сюда приходили представители разных национальностей пообщаться с земляками, поговорить на родном языке.

— Именно этих людей советская власть восприняла как «вредителей», — подчеркивает директор заповедника.

Историки установили, что только в ночь с 15 на 16 декабря 1937-го в Киеве арестовали 22 представителей греческой национальности, из них 14 — подданных Греции. Согласно протоколу от 25 февраля 1938-го «черный воронок» забрал еще 26 греков — большинство из них — простые ремесленники, торговцы, рабочие, которых обвинили в шпионаже в пользу разных государств и в антисоветской пропаганде.

В экспозиции выставки представлена копия протокола допроса свидетеля по делу А. С. Юрьева, датированного 2 апреля 1958 года — тогда после смерти Сталина шел пересмотр материалов из архивов органов безопасности. Юрьев отмечает, что в

Доме народов Востока никогда не велась пропаганда против СССР, там не было никаких буржуазных газет и даже советских на греческом языке. До начала репрессий такая газета выходила в Мариуполе, где компактно проживали греки. Один из экземпляров «Колхозника» (1932, Мариуполь) — тоже в экспозиции. На первой странице — Ленин и Сталин, советские лозунги. Впрочем, демонстрация лояльности никак не помогла тем, кого НКВД назвало «врагом народа». Рядом — акт о расстреле целой группы арестованных.

На выставке — 23 истории репрессированных греков, их фотографии.

— Мы стараемся вернуть информацию о живых людях, — подчеркивает заместитель директора заповедника Татьяна Шептицкая. — Важно, чтобы Быковнянские могилы говорили именами, чтобы мы знали, кем были уничтоженные люди, какие у них были семьи.

Практически под каждой фотографией примечание — «осужден на основании почтотелеграммы НКВД СССР № 50215 от 11.12.1937 г.» и дальше — «реабилитирован».

Историки подчеркивают, что решением «органов» для приговора не требовались доказательства вины, достаточно было признания обвиняемого. Поэтому людей пытали, пока не выбивали признание. Расстрельные приговоры для греков, подчеркивают организаторы выставки, принимало особое совещание — «Высшая двойка», в которую входили нарком внутренних дел Ежов и прокурор СССР Вышинский. Росчерка их пера было достаточно, чтобы лишить тысячи людей жизни.

Среди репрессированных — родственник доктора наук по государственному управлению, профессора, председателя Киевского городского общества греков Николая Корецкого.

— Мы не можем выходить на акции с портретами своих дедов, поскольку их убили еще до войны, — говорит он.

Член Региональной комиссии по реабилитации в городе Киеве Сергей Савицкий отмечает, что «эта трагедия, хоть прошло уже много лет, до сих пор болит».

Организаторы выставки подчеркивают, что в последнее время в России все чаще «отца» ужасных репрессий Сталина называют успешным менеджером, устанавливают ему памятники. Есть и ностальгия за СССР, дескать, там было все чудесно.

Поэтому экспозиция должна напомнить: только в Украине в годы Большого террора были репрессированы более 2 миллионов человек. Обвинения, как правило, писались под копирку, их просто штамповали. Во время отдельных операций НКВД на 100 арестов было 95 расстрелов.

Фото КГГА в Facebook.