На снимке: мемориальная доска Герою Крут Аверкию Гончаренко.

Фото предоставлено автором.

Есть в Варве на Черниговщине такой себе пенсионер Владимир Остапец, которого знает все районное и половина областного начальства, хотя последние его и в глаза никогда не видели. И знают не по его героическому прошлому в милицейской фуражке, а по тем жалобам, которыми он бомбит все учреждения. Как правило, это касается тарифов и иногда даже суды он выигрывает именно по этим темам. Сказать бы — на здоровье!

Но в «Голос Украины» Владимир Остапец обратился по другому поводу — его обеспокоила маленькая публикация об открытии в Варве мемориальной доски Аверкию Гончаренко.

В жалобе в адрес «Голоса Украины» Владимира Остапца беспокоят три проблемы. Первая — доска установлена не на Доме культуры, как я написал в своей информации, а на здании районного совета. Признаю свою ошибку — так мне сообщили участники события, а я не проверил лишний раз. Хотя, согласитесь, это все-таки не принципиально для читателя.

А для автора жалобы — принципиально. Дальше поймем почему. Наш жалобщик с упорством, достойным лучшего применения, спросил письменно у руководителей района и поселка — председателей районных совета и администрации П. Бакуменко, Л. Доли и поселкового головы В. Саверской-Лихошвы, давали ли они разрешение на установление мемориальной доски. Те, как под копирку, ответили — нет, к ним и не обращались.

Однако, как разъяснил представитель Украинского института национальной памяти (а это орган государственной исполнительной власти) Сергей Бутко, установление мемориальной доски в честь Аверкия Гончаренко, украинского патриота, участника Украинской революции 1917—1921 гг., офицера армии Украинской Народной Республики, командира украинских войск легендарного, успешного оборонительного боя под Крутами 29 января 1918 г., осуществлено во исполнение п. 6. ч. 1 ст. 1, ст. 4, ст. 5 Закона Украины «О правовом статусе и почтении памяти борцов за независимость Украины в XX веке» от 9 апреля 2015 г. № 314-VIII; п. 4 Указа Президента Украины «О мероприятиях, посвященных 100-летию событий Украинской революции 1917—1921 годов» от 22 января 2016 г. № 17/2016; пп. 1 п. 8 «Плана мероприятий, посвященных 100-летию событий Украинской революции 1917—1921 годов и почтению памяти ее участников на период до 2021 года», утвержденного Распоряжением Кабинета Министров Украины «Об утверждении плана мероприятий, посвященных 100-летию событий Украинской революции 1917—1921 годов и почтению памяти ее участников на период до 2021 года» от 26 октября 2016 г. № 777-р.

Извините за обильное цитирование пунктов и статей, но это просто необходимо сделать, потому что дело имеем с профессиональным жалобщиком... Если же перевести слова чиновника на обычный язык, то — разрешения  местной власти для выполнения законов и не требуются. На то они и законы.

И теперь самое главное, что волнует недовольного почтением памяти выдающегося земляка: «На митинге, во время открытия мемориальной доски Аверкию Гончаренко, ... была скрыта информация о том, что в период 1943—1944 годы А. Гончаренко в чине офицера дивизии СС «Галичина» принимал участие в боевых действиях на стороне гитлеровцев» (цитата подана без орфографических правок).

Однако на самом деле в Доме культуры, где проходило собрание по случаю открытия памятной доски земляку, представитель Украинского института национальной памяти Сергей Бутко детально рассказал о деятельности Аверкия Гончаренко во время Второй мировой войны и ознакомил с официальной оценкой. Никто ничего не скрывал. Да еще и в районной газете «Слово Варвинщины» опубликована статья того же С. Бутко об Аверкии Гончаренко, где также освещены все основные факты его биографии.

Вообще тема дивизии СС «Галичина» — обширная и интересная, уже написано много исследований — советую их прочитать в свободное от написания жалоб время и Владимиру Остапцу. Скажу только, что советская пропаганда навыдумывала столько, что и нашим внукам хватит. Как, скажем, распространялась информация о звании групенштурмбанфюрера у командира Украинской повстанческой армии Романа Шухевича. Когда же руководитель Украинского института национальной памяти Владимир Вятрович полетел в Израиль и попросил в центре исследований Яд ва-шем показать документальные подтверждения, там показали... вырезки из московской газеты «Правда»...

Здесь же я приведу только воспоминание ветерана дивизии «Галичина» Владимира Малкоша: «В 1943 году 53-летний полковник пошел добровольцем в дивизию «Галичина» как один из первых старшин Армии УНР. Командование дивизии оберегало А. Гончаренко, учитывая его почтенный возраст и предыдущие боевые заслуги. В основном он тренировал молодых воинов в запасном полку. Полковник прошел с дивизией всеми военными дорогами. Капитуляция гитлеровской Германии застала его на территории Австрии. Благодаря решительным действиям А. Гончаренко большая часть (свыше 2 000 воинов) дивизии избежала окружения танковыми частями советской армии и спаслась от гибели, сдавшись в плен англичанам».

Такова правда участника тех событий. Кстати, следователи правоохранительных органов Великобритании, США и Франции после тщательной документальной проверки службы А. Гончаренко и всех военнослужащих 14-й гренадерской дивизии войск СС «Галичина» не нашли свидетельств действий, которые можно квалифицировать как военные преступления, преступления против человечности и т. п. Это заключение было полностью подтверждено решениями международного судебного процесса над бывшими руководителями гитлеровской Германии.

«Более того, правительство Великобритании в 1947 г., а в 1952 г. — США дали ему разрешение на проживание в этих странах», — отмечает историк Сергей Бутко.

Итак, установление мемориальной доски выдающемуся участнику боя под Крутами Аверкию Гончаренко — шаг к восстановлению исторической справедливости, без которой мы будем и дальше барахтаться в путах московской пропаганды.

Черниговская область.

Справка

Аверкий Гончаренко — уроженец села Дащенки нынешнего Варвинского района. Руководил обороной Бахмача и Крут во время наступления российских оккупационных войск в 1918 году. Потом был начальником канцелярии Главного атамана Симона Петлюры. После поражения УНР — в эмиграции. Правительство УНР в эмиграции удостоило его звания полковника. В 1943—1944 годах — старшина Первой украинской национальной дивизии («Галичина») в составе немецких войск. После Второй мировой войны жил в США, где и умер 1980 г. на 90-м году жизни.