Рис. Алексея КУСТОВСКОГО.

А на этой неделе маринованная годами идея о всеобщем референдуме наконец созрела и пошла в массы. Итак... Идея представляется примерно так.

Операционная. Под хирургическими фонарями на столе лежит пациент, прикрытый белыми простынями. Неподалеку от стола, полукругом, в скорбной тишине на стульях замерли душ шесть в белых балахонах...

— Спасибо, спасибо, что пришли... Я Зеноний Зеноньевич, ваш хирург, то есть его — льстиво проскрипел и показал скальпелем в сторону бедняги, который стонал на столе. — У него — смертельно опасный аппендицит! Я собрал вас, всех небезразличных, на консилиум-референдум, чтобы определиться, что делать дальше. Я должен услышать каждого из вас! Не пугайтесь, это нормальный разговор с людьми. Все там будем, — Зеноний Зеноньевич указал скальпелем куда-то в потолок.

— Вот вы, дорогуша, вы ему — кто?

— Галя, жена... А он под наркозом? Нас не слышит?..

— Какой наркоз, а зачем бы я тогда вас звал?..

— Галя, Галя,.. — застонал мужчина.

— Врач, не мучайте, быстрее наркоз и...

Но Зеноний Зеноньевич пошел дальше, не слушая Галю...

— Так, кто здесь у нас?

— Я теща, Мария Ивановна. Врач, а давайте так: вы сделайте операцию, но не зашивайте. Он очнется, глянет на свою дырку и обомлеет... А можно, чтобы в этот момент я была здесь?..

Галя застонала вместе с мужем.

— Так, хорошо. Вы?

— Брат Жека, двоюродный... Пусть напишет расписку, что я у него ничего не одалживал, а потом делайте, что хотите...

— Окей. Вы?

— Тесть, Андрей Богданович. Если бесплатно, то режьте, а нет — выписывайте, поедем к Гордоновой шептухе...

— Услышал. А вы?

— Дочь Маргарита. А можно мне вместо отца к вам на стол?.. Хочу, чтобы вы распушили мне губы.

— Что распушить, извините?

— Ну чтобы губки стали такие пухленькие, пухленькие...

— Ясно. Вы?

— Баба Дуся, консьержка. Я здесь как член семьи... Доктор, делайте, делайте, а заодно и откромсайте ему все то, что ниже. Чтобы не бегал больше! Кнуряка!

— Мальчик, ты сынок, сколько тебе лет?

— Семь! Дядя, а я хочу велик, как у нашего Президента!

— Спасибо, спасибо, всем спасибо за референдум, — Зеноний Зеноньевич артистически крутанулся на правой бахиле. — А теперь заключение: всем сдать анализы! Пациента забираете и везете к шептухе господина Гордона. До свидания!