Самолет разбился при заходе на посадку в аэропорту «Смоленск-Северный» 10 апреля 2010 года с 96 пассажирами, в том числе первой парой, и членами экипажа.

Дело продолжает Следственная группа №1 Национальной прокуратуры, которая изучает три главные гипотезы причин катастрофы: вероятные производственные, конструкционные, технологические дефекты, изношенность элементов самолета и другие технические нарушения; ошибки, невыполнение обязанностей или превышение полномочий; целенаправленные действия третьих лиц.

Это уже 13-й выезд польских представителей с целью изучения доказательств по делу катастрофы самолета. Предыдущий визит на место падения состоялся в сентябре 2018 года. Сейчас польские представители смогут в очередной раз провести осмотр агрегатов и элементов конструкции самолета на аэродроме «Северный». Группа будет проводить свои действия под надзором представителей российских органов. Собранные данные обследования и, возможно, материал для дальнейших лабораторных исследований будут перевезены в Москву, где все должно быть детально описано. Только после этого российская сторона передаст пакет документов и образцов польской прокуратуре, сообщают польские СМИ со ссылкой на официальные источники в польской прокуратуре и российском Следственном комитете.

С начала следствия по установлению причин смоленской катастрофы Москва осложняет роботу польских правоохранительных органов. В частности, несмотря на многочисленные просьбы-запросы и призывы официальной Варшавы, в Белокаменной отказываются передать Польше остатки разбитого самолета и оригиналы бортовых самописцев (черных ящиков). Не следует ожидать каких-либо изменений и в этот раз, ведь в коммюнике Следственного комитета четко подчеркивается, что «остатки самолета и в дальнейшем остаются вещественным доказательством по делу» (этот аргумент Москва использует в качестве главного предлога не отдавать остатки). В этом контексте следует напомнить, что россияне (СК РФ) также не дают согласия на проведение заново допросов контролеров смоленского аэродрома, которым польская прокуратура выдвигает обвинение в «умышленном приведении к катастрофе в авиаперевозках». При этом в СК РФ постоянно (и в этот раз тоже) подчеркивают, что российская сторона «открыта к сотрудничеству», «удовлетворила всю польские просьбы», ставя в упрек полякам, что те «до сих пор не дали ответа на два российских запроса в рамках предоставления правовой помощи». 

Довольно часто в польском дискурсе вокруг смоленской катастрофы можно услышать, что Москва использует эту трагедию в рамках гибридной войны для разжигания противостояния в польском обществе вокруг этот вопроса. Ведь пока не будет поставлена точка в следствии, тема оставляет широкое поле для спекуляций. Это подтверждают данные социологических опросов, согласно которым: 51% поляков считают «причины катастрофы невыясненными», а 24% — убеждены, что катастрофа стала результатом покушения. По результатам опросов 2019 года, 33% поляков убеждены в том, что причины катастрофы установлены, 37% респондентов считают ими ошибки пилотов и российских контролеров с башни смоленского аэродрома, тогда как 13% твердо убеждены, что причиной катастрофы стали ошибочные действия контролеров, а 6% уверены, что трагедию вызвала ошибка пилотов президентского авиалайнера.

Не последнюю роль в формировании польского общественного мнения играет также подкомиссия при минобороны Польши по делам причин смоленской катастрофы, установившая, что к ремонту польского «борта № 1» (в 2009 г. в Самаре) «приложили руку российские спецслужбы», и утверждает, что «пассажиры и члены экипажа правительственного ТУ-154М погибли в результате взрыва».

Фото: commons.wikimedia.org/Serge Serebro, Vitebsk Popular News/CC BY-SA 3.0