Фото Юрия ПЕРЕБАЕВА.

В тени вековых деревьев расположился историко-культурный заповедник «Качановка».

Вот строки из песни Глинки, Маркевича и Штернберга, написанной в честь хозяев имения Качановка, ныне относящегося к Ичнянскому району на Черниговщине, в которых чувствуется безупречная гармония с увиденным здесь и услышанным. Это место действительно подобно Раю, по крайней мере, раю земному. Или одному из его уголков:

«Хай Качанівка золотая

І твій тінистий, літній сад

Буяють, як куточок раю,

Було в них стільки нам відрад...»

Качановка — типовое имение конца ХVІІІ — начала ХІХ вв. 

Из исторической справки узнаем, что здание самого дворца в Качановке заложил граф Румянцев-Задунайский. При нем был разбит парк, построены парковые сооружения. С того времени имение многократно перестраивалось и ныне имеет совсем другой вид. Им владели помещик Г. Почека, а также три поколения украинских аристократов и меценатов Тарновских. Григорий Тарновский — тонкий знаток и ценитель искусства — значительно расширил дворец, построил церковь, облагородил берега озер. Именно он положил начало коллекции картин, многие из которых привозил из-за границы. Имение постепенно превратилось в настоящий центр духовной жизни. В разные времена его посещали Шевченко и Гоголь, Глинка и Репин, художник Василий Штернберг, писатели Марко Вовчок, Виктор Забила, Семен Гулак-Артемовский и многие другие. 

Сын Григория Тарновского — Василий, этнограф и историк, положил начало коллекции украинских старобытностей. Общался с известными учеными, живописцами, дружил из П. Кулишом и  М. Максимовичем.

Делом своей жизни считал коллекционирование и Василий Тарновский-младший (1838—1899). Он также был большим меценатом. К сожалению, в 1897 году был вынужден продать родовое гнездо известному сахарозаводчику, землевладельцу и филантропу Павлу Харитоненко, которого заинтересовала сахароварня в соседний Парафиевке. Правда, тот тоже много сделал для расширения и облагораживания имения в Качановке. После его смерти оно отошло дочери Елене, которой после революции пришлось эмигрировать.

Как видим, все владельцы имения искренне заботились о нем, ухаживали, приумножали художественную коллекцию. В советское время его судьба, к сожалению, складывалась в основном трагично. И лишь в 1981 году после получения статуса Государственного историко-культурного заповедника здесь начались восстановительные работы.

Ныне имение сохраняет черты классицизма с элементами барокко. Весной и летом на фоне первозданной зелени просто впечатляющий вид имеет бледно-зеленый комплекс сооружений. Поверьте, здесь легко без всякой магии преодолеть века и увидеть картину неторопливой и вместе с тем такой наполненной жизни хозяев. Представьте: вот они неспешно выходят встречать гостей, и все вместе отправляются по главной аллее к храму. От Георгиевской церкви открывается живописная перспектива липовой аллеи, которая ведет к дворцу. Когда после прогулки по прекрасному парку семья Тарновских с гостями возвращалась в дом, с портретов на стенах огромного зала их встречали глаза великих знаменитостей: вот Мазепа, Кочубей, Галаган, а вот Полуботок и Розумиха... Какой же стариной веет от этих картин! 

Много внимания уделяли хозяева имения созданию уютного интерьера. Они держали в Качановке большие мастерские по вышиванию тканых изделий. Там вышивали шелком и бисером скатерти, подушки, одежду, чехлы для мебели. Все это со вкусом дополняло изысканный интерьер. Хозяева любили создавать вокруг себя Красоту. Она радовала их и их многочисленных гостей. Здесь свою оперу «Руслан и Людмила» писал М. Глинка. И именно здесь впервые в присутствии автора отрывки из нее играл домашний оркестр.

В одной из комнат с ласковым названием «фонарик» несколько летних каникул провел художник В. Штернберг. Именно он познакомил Г. Тарновского с Тарасом Шевченко, и это знакомство со временем переросло в многолетнюю дружбу. Кобзарь всегда очень тепло вспоминал Качановку.

Собирая вокруг себя людей образованных и талантливых, хозяева и сами творили. Творили свой дом, сад, парк, всячески украшали жилье, учили крестьян, сами писали и ставили спектакли. Возможно, аура этого благодатного места еще удерживает в себе ту творческую атмосферу. Вероятно, потому и ныне здесь так приятно гулять, дышать, думать, прислушиваться к шепоту веков...