Манеж для проведения аукциона.

 


Молодняк на прогулке.

 Фото автора.

Запомнились слова одного военного с западной территории Украины, прослужившего на Луганщине несколько ротаций. Он сказал так: «У вас такая богатая история и удивительная природа, но вы не можете все это показать. Вам нужно развивать туризм, как у нас. Почему вы этого не делаете?» Действительно, почему?

Все приходится начинать сначала

Отношение к Луганщине всегда было таким, что она не привлекательна для туристов. Даже «зеленый туризм» здесь не прижился. Если сначала, скажем, и создали около десятка таких усадьб, то постепенно они прекратили свое существование из-за невостребованности, и сейчас нет ни одной. Говоря откровенно, в области не видели туризм как одну из сфер экономики, которая может влиять на развитие громад. А начало российской агрессии на Донбассе нивелировало даже саму мысль о туристической привлекательности региона. Такое настроение, инерция, вероятно, остались бы надолго, если бы не подул свежий ветерок.

При формировании стратегии области на перспективу облгосадминистрация признала сферу туризма как одно из направлений развития региона и очертила объем работы. Прежде всего изучала опыт других. Провела несколько региональных мероприятий, на которые были приглашены представители туристических ассоциаций из Ивано-Франковска, Всеукраинского союза зеленого туризма. Они рассказали, как можно достичь развития громад простыми доступными способами. А недавно в Беловодске собрались представители территориальных громад для обсуждения путей развития сельского зеленого туризма. Организаторами такого практикума выступили департамент экономического развития, внешнеэкономической деятельности и туризма Луганской облгосадминистрации совместно с региональным отделением Ассоциации городов Украины. Этот практикум стал не только дискуссионной площадкой для обмена опытом, но и стартовой платформой для поиска и реализации новых идей по развитию туризма на Луганщине.

— Мы понимаем, что инвестиции сразу к нам не пойдут, а иностранный турист не поедет. Поэтому мы решили начать с развития внутреннего туризма. Чтобы мы сами о себе узнали, чтобы мы сами путешествовали по области и была заинтересованность в этом у семей, детей, спортсменов, — объясняет заместитель начальника отдела инвестиционной деятельности и туризма департамента экономического развития, внешнеэкономической деятельности и туризма ОГА Светлана Алфимова. — Итак, мы провели анализ состояния и наличия наших туристических объектов, инфраструктуры, совместно с университетом имени В. Даля разработали методические рекомендации по развитию туризма в области и еще раз убедились, что возможности туризма неисчерпаемы. Для нашей области, где пятый год подряд идет война, возможен, в том числе, и военный туризм. А почему бы и нет? Многие люди из других регионов и стран своими глазами хотели бы увидеть, что натворила война, в каких условиях живут люди в прифронтовой зоне и так далее. Сейчас мы определяемся, куда, в какую сторону надо двигаться.

Стоит отметить, что сельские регионы более активны в этом направлении, чем города. К сожалению, ни Северодонецк, ни Рубежное, ни Лисичанск не видят привлекательным для себя промышленный или деловой туризм, поэтому наладить его сложно.

Фишкой станут конезаводы

Когда-то туристической достопримечательностью Луганщины считался музей «Молодой гвардии» в Краснодоне. Сегодня на положительный имидж области может повлиять Беловодский район, который в свое время считался «императорской конюшенной канцелярией», столицей конных заводов Украины. Беловодщина — сегодня единственная в Украине, где осталось четыре конных завода с архитектурным лицом XVIII века. Таких зданий нет даже в странах Западной Европы.

— Сейчас мы ожидаем постановление Кабинета Министров о присвоении конным заводам Украины статуса историко-культурного заповедника, — рассказывает директор Беловодского районного краеведческого музея Геннадий Верескун. — На территории нашей области таких заповедников пока не было, и конные заводы будут первыми. Наши лошади в свое время завоевывали призы на самых престижных мировых соревнованиях, о чем свидетельствуют кубки, сохраненные, в частности, в музее Деркульского конезавода. Один кубок, кстати, когда-то стоил несколько миллионов долларов. Мы так скромно, тихонько об этом говорим... А должны кричать во весь голос, привлекать внимание многих людей, в том числе и инвесторов. Это в свою очередь даст потенциал и для развития экономики.

Чтобы вернуть утраченные позиции, в Беловодске предлагают провести в сентябре уникальный, единственный на территории Украины конноспортивный фольклорно-этнографический фестиваль «Подкова». Привлечь к участию в нем все конные заводы, которые еще остались в стране — и государственные, и частные. Такой фестиваль, надеемся, объединит и сельское хозяйство, и культуру, и спорт, и бизнес. В Беловодске убеждают, что для проведения такого фестиваля имеется все необходимое: есть где разместить и накормить гостей. Правда, нет звездного отеля для крупного бизнеса. Но это вопрос перспективы.

— Фестиваль нам нужен, — доказывает Г. Верескун. — Мы бы могли продемонстрировать возможности рысаков, выращенных на наших конных заводах, а это в свою очередь помогло бы их продать, потому что на сегодняшний день это стало проблемой.

Директор Деркульского конного завода Сергей Гладков конкретизирует:

— Мы держим лошадей двух пород — чистокровную английскую и нашу отечественную — украинскую верховую, над которой в девяностые годы прошлого века мы работали, а сейчас занимаемся ее разведением. Раньше своих скакунов продавали успешно, со временем покупателей становилось все меньше, а с началом войны они вообще от нас ушли... И не потому, что украинский бизнес истощается, а потому, что он не хочет покупать отечественных скакунов. Не престижно... Пусть лошадь будет хуже, зато дороже и куплена у известного клуба, чтобы было чем похвастаться, продемонстрировать свой статус.

С другой стороны, в Украине сегодня не проводятся аукционы лошадей. Раньше такой аукцион организовывали на базе Киевского ипподрома, и он работал круглый год. Теперь все прекратилось. А к нам покупатель не приезжает. И не потому, что не доверяет породе, а потому что у нас война и плохие дороги. Как только узнают, что мы находимся в Луганской области, — интерес и желание пропадают. Поэтому в прошлом году мы остановили воспроизводство стада. Сейчас у нас почти 200 голов, хотя на начало года было 140. Жеребята подросли, ртов добавилось, а реализации нет.

Поможет ли решить эту проблему туризм? В определенной степени да, считает Сергей Гладков. В любом случае привлечет внимание отдельных властных структур к развитию отрасли коневодства.

«Здесь один манеж чего стоит!»

— В Казахстане, например, при президенте Назарбаеве разработали программу поддержки национальных традиций, возрождения коневодства — и это пошло на пользу. Мы — казацкая Украина, а у нас поголовье лошадей на всю страну составляет всего около двух тысяч голов и порядка сорока человек могут мастерски сидеть в седле. И это на 11 конезаводов! К сожалению, в нашей стране нет четкой концепции, программы развития коневодства, зато задачи ставятся — выйти на европейский уровень, создать брокерские конторы, построить ипподромы, запустить тотализатор и т. п. А кто будет этим заниматься, сколько денег планируют вложить, как обучать кадры, какая работа будет проводиться по улучшению породы и тому подобное — неизвестно. В таких условиях мы стремимся хотя бы не утратить свои традиции. Если туризм нам в этом поможет, будем рады.

Туристический маршрут на Деркульский конный завод обещает быть достаточно насыщенным и интересным. Здесь один манеж чего стоит. Он построен в 1898 году из деревянных конструкций, завезенных из Сибири. Лес доставляли на поезде до станции Чорткова, а оттуда волами до самого завода. Смонтировали, поставили — и до сих пор стоит. Здесь и зерно в свое время хранили, и крысы весь фундамент перерыли — а он, как стоял, так и стоит. Крышу и стекло только меняли. Все сделано правильно, нет люфта — ничего не шатается даже с учетом ненадежных почв региона и безответственного отношения к таким объектам. Один умник в свое время пытался с разного расстояния пробить из карабина металлическую подпору шатра, которую выливали на заводе Демидова. Не пробил. Только опозорился...

Такой манеж и такая конюшня не имеют аналогов. С 2011 года весь комплекс Деркульского конного завода признан недвижимым памятником архитектуры. Сейчас этот комплекс сооружений ждет присвоения статуса Национального государственного культурного заповедника. Кабмин уже готовит такое постановление. Поэтому приглашаем в бывшую «императорскую конюшенную канцелярию».