Фото предоставлены автором.

Расположено учреждение в центре Черкасс, в историческом здании, где гостил у своих друзей и почитателей летом 1859-го Тарас Григорьевич. Возглавляет «Кобзарь» заслуженный работник культуры Украины, музейщик по зову души Ольга Шарапа (на снимке), прапраправнучка Тараса Шевченко по брату Никите.

Ольгу Михайловну называют берегиней слова и духа Тараса. Это ей с единомышленниками принадлежит идея создания неповторимого музея.

Сначала были четыре комнаты

О появлении музея есть что вспомнить. Ведь было это в советское время. Ольга Михайловна родом с родины Тараса, из Кириловки. Теперь это село Шевченково Звенигородского района. Там работала в литературно-мемориальном музее своего знаменитого предка.

Свыше тридцати лет назад Ольга Шарапа задумала создать в Черкассах особый музей — «Кобзаря», когда уже работала научным сотрудником областного краеведческого музея. Проталкивала идею вместе с «Обществом книголюбов». Так появился сначала новый отдел краеведческого музея.

— Нам отвели четыре комнаты в старом здании около нынешнего Дома природы, — рассказывает Ольга Михайловна. — Мемориальная доска на ней утверждала, что здесь в 1859-м находился Тарас Шевченко. Но когда я стала исследовать историю здания, вызвала специалистов инвентарьбюро, оказалось, что оно... 1913 года. А доску повесили к 150-летию Шевченко, просто выбрав самое старое здание.

Но где же дом, приютивший отца Тараса? Лишь старая реклама, 1913 года, помогла это выяснить: она сообщала, что в доме Цибульских открыли первый электрический кинотеатр «Ампир», припоминает Ольга Шарапа. Во времена Шевченко это здание по Крещатику (есть и в Черкассах свой Крещатик), полудеревянное, полутораэтажное. В конце ХІХ в. перестроено в каменное, трехэтажное. Когда помещение досталось музею — для этого отсюда выселили парикмахерскую и магазины, — оно было в плачевном состоянии. Пришлось капитально реконструировать стены, менять коммуникации, вычищать подвал. Открыть музей к маю 1989-го, который ЮНЕСКО объявила годом Шевченко, не успевали.

— Что мы сделали: написали на заборе прописными буквами: «Кому не безразлична судьба украинской культуры — приходите на субботник!». Потом именно эти люди организовались в первую патриотическую общественную организацию на Черкасщине — общество «Заповіт». Правда, собрания «заповітівців» кое-кого беспокоили, на музей наслали пожарных, и те обнаружили нарушений по 16 пунктам. В 1991-м «Заповіт» закрыли. Но все начала партий демократического направления в Черкассах пошли из «Заповіту», — констатирует Ольга Михайловна.

Стихотворения писал, как художник

И сегодня музей «Кобзаря» собирает творческую элиту. Большие площади добротного подвального помещения бывшего дома братьев Цибульских превращены в уютную шевченковскую гостиную. Здесь бывают художественные выставки, например традиционная «Молодежная художественная палитра», гостят коллекции частные и из других музеев, представляют свои работы скульпторы, мастера декоративно-прикладного искусства, презентуют книги писатели, бывают певцы, музыканты.

Сегодня в музее собрано около 10 тысяч книг. Здесь можно собственными глазами увидеть прижизненные для Тараса Шевченко «Кобзари», другие его книги — раритеты, изданные у нас и за рубежом, переводы. Есть шевченковедческая литература, произведения лауреатов Шевченковской премии. Коллекция бытовых вещей с изображениями на шевченковскую тематику — деньги, значки, марки, посуда, одежда.

А тогда, 19 мая 1989 года, когда открыли музей, в нем были первые собранные Ольгой Шарапой экспонаты.

— Чуть ли не каждую неделю бывала в Киеве, обходила букинистические магазины.

Разыскала харьковского коллекционера и нашего земляка Евгения Артеменко, у него была коллекция «Кобзарей». В 1988-м мы приобрели у него все собрание. Там был и первый «Кобзарь» 1840 года, и «Кобзарь», изданный в 1860-м за счет Платона Симиренко.

В музее есть «Букварь южнорусский» Шевченко, который он напечатал за свой счет и разослал по воскресным школам Украины, есть «Кобзари», переведенные на сорок пять языков.

Сегодня мечта Ольги Михайловны — приобрести изданных в 1841 году «Гайдамаков». Хотя если бы книгу и нашли, то купили бы? Ведь это десятки тысяч долларов, а финансирование музея в последнее время обеспечивает лишь минимально его физическое существование. Музей благодарен меценатам, нескольким уже вручили специально изготовленный знак: «За благотворительность».

— Все власти использовали Шевченко, — продолжает Ольга Михайловна. — Понадергивали цитат в подтверждение якобы его «интернационализма», «атеизма», «революционности». Одна из задач, которую ставит перед собой коллектив музея, — развенчивать мифы. В советское время Тараса Шевченко «проходили» в школе так, что дети запоминали «бронзовое» клише: из крепостной семьи, учился у дьяка, бунтовал против царя, попов, боролся за права крестьян, был понурым дедом — ходил в кожухе и смушковой шапке... Хоть на самом деле Тарас Григорьевич был верующим, по-европейски образованным, веселым, жизнерадостным, душой светских обществ. Любил петь: «имел голос приятного серебристого тембра — тенор». Разбирался в театре, классической музыке и, как утверждают исследователи его творчества, играл на кобзе, торбане и бандуре. Имел безупречный вкус в одежде — одевался модно, любил белые костюмы и как-то даже купил себе енотовую шубу. А что касается «деда», то какой из 46-летнего неженатого стильного мужчины дед?!

Упрямо замалчивалась его художественное наследие: ведь тогда надо было бы сказать, что он академик. Еще до обучения в Петербургской академии художеств был признанным художником. На первом курсе получил в конкурсе две серебряные медали, тогда как золотых не дали никому. Что ему первому в империи присвоили звание академика гравюры. Свидетельством, как его уважали в альма-матер, было и то, что, когда он, оттрубив десять лет ссылки, возвращается в Петербург, академия сразу предоставила ему жилье.

У Тараса Шевченко более 1200 картин. Профессией художника зарабатывал на жизнь, высылал деньги родным. В прошлом году в музее «Кобзаря» делали выставку его художественного наследия: 42 компьютерные копии картин. В сюжетах на полотне проявлял себя философом. Скажем, акварель «Церковь Покрова в Переяславе»: на заднем плане величественный храм, построенный гетманом Иваном Мазепой, ближе мещанские дома, а на первом плане — свинья в луже. Дескать, какая была слава и во что превратилась... Шевченковед Василий Пахаренко подчеркивает, что Тарас Григорьевич стихотворения писал, как художник. А «Садок вишневий коло хати» — это взгляд кинематографиста, где каждая строка — кадр.

— Ко дню юбилея, — рассказывает Ольга Шарапа, — мы сделали уголок истории музея. Действует изставка портретов Тараса Шевченко. За 30 лет собрали их столько, что мы издали уже шестой выпуск открыток с репродукциями как известных художников, так и неизвестных, но эти портреты висели в крестьянских домах. Они — как намоленые иконы. Каждый прочитает предсказание от Кобзаря — цитаты из его стихотворений. В музее можно сфотографироваться около молодого Шевченко.

Его ростовая фигура — хард-постер — пользуется большой популярностью у молодежи.

Черкасская область.