В нашей столице, к счастью, еще сохранилось много исторических зданий, к созданию которых приложил свои знания, идеи, талант и вкус наш земляк архитектор Павел Алёшин. Будем откровенны: это имя знакомо далеко не всем, даже киевлянам. Между тем многие из них едва ли не каждый день проходят мимо прекрасных творений архитектора.

Неоклассицизм, неороманский стиль, необарокко, конструктивизм — Алёшин работал в каждом изо всех возможных архитектурных стилей первой половины ХХ века. Кто из прохожих не останавливал свой восхищенный взгляд на здании так называемого Дворца вздохов в неороманском стиле, на углу улиц Пилипа Орлика и Шелковичной? Однако историю его создания и происхождения названия знают только любознательные. А так называемый дом врача на Большой Житомирской, 17/2 (на снимке вверху)! Он даже попал в Британскую энциклопедию как образец конструктивизма. Но, пожалуй, самый известный киевлянам (и не только) проект Алёшина — Киевский городской дом учителя на Владимирской, 57. До революции 1917 года это был Педагогический музей. Здание стало действительно знаковым для Киева. И по роли в архитектурном ландшафте, и потому, что здесь в свое время работала Украинская Центральная Рада. Меценатом проекта был общественный деятель и предприниматель Семен Могилевцев, с которым Алёшин дружил.

Итак, несколько строк из биографии нашего земляка.

Павел Алёшин происходил из простой семьи. Предки его отца Федота были крестьянами. (Возможно, именно происхождение Павла в будущем не раз спасало талантливого архитектора от жестоких репрессий). Сам Федот Алеёшин стал известным киевским подрядчиком, потому его сын практически вырос на строительных площадках. Значительная часть жизни Павла Алёшина прошла вблизи Софийской площади. Он с родителями жил в доме по улице Софийской, 23, который, к сожалению, не сохранился. Учился в Киевском реальном училище на Большой Житомирской, 2. Кстати, мальчик увлекался рисованием и посещал Киевскую рисовальную школу Николая Мурашко.

По окончании училища Алешин поступил в Санкт-Петербургский институт гражданских инженеров, тогда же часто бывал за границей на учебных практиках. Он мечтал об образовании архитектора — и получил такую специальность в 1917 году в петербургской Академии искусств. После окончания поехал в Мурманск, где разрабатывал проект планировки города.

В 1918 году молодой, но уже опытный специалист возвращается в Киев и побеждает в конкурсе на должность главного архитектора города, которую он занимал до 1920 года. С 20-х годов ХХ века Алёшин работал на территории Национального заповедника «София Киевская» в помещении нынешнего музея «Дом митрополита». Сначала — в Киевском архитектурном институте, потом — в Академии искусств, затем — в Академии строительства и архитектуры, которые находились именно здесь. Потому не удивительно, что в «Софии Киевской» хранятся 62 проекта Павла Алешина дореволюционного и советского периодов.

Гуляя по центру города или торопясь по обыденным делам, даже подавляющее большинство киевлян не знает, что один из кварталов, между бульваром Шевченко и улицами Хмельницкого, Терещенковской и Владимирской, так, собственно, и назывался — «алешинский». Архитектор начал его застройку в 1900-е годы, продолжил в 1920-е и после Второй мировой — проектировал, неоднократно менял свои сооружения. Ключевой стиль «алешинского квартала» — неоклассицизм. Он поддерживал соседние классицистические «красный» корпус современного Киевского национального университета имени Шевченко и здание Первой мужской гимназии, запроектированные Викентием Беретти, которого Алешин очень уважал.

А вот еще одна интересная деталь. В свое время киевский чиновник Николай Ковалевский, вероятно, много вздыхал, когда Алёшин создавал для него имение, известное ныне как Дворец вздохов. Вздыхал, предполагают, по романтическим причинам. Киевские экскурсоводы рассказывают о большой любви Ковалевского к своей жене Анне, для которой, собственно, он и задумал дом. Однако вздохи эти могли вызвать и сугубо прагматические причины: смета из года в год катастрофически росла. И это не удивительно: здание архитектурно было сложным, да и внутренняя начинка нешуточная. Двухэтажный, с цокольным полуэтажом особняк имел Г-подобный план и тщательно проработанные фасады, созданные в смелой творческой интерпретации форм романской архитектуры. Изысканность каждой детали свидетельствует о таком же изысканном вкусе автора проекта Павла Алёшина.

А еще говорят, что в голове кота на стене имения Ковалевского скрывается портрет самого архитектора.

Конечно, мы остановили свой взгляд лишь на некоторых объектах зодчего. А по городу их много. И каждый непременно привлекает к себе внимание.

В послевоенное время Алёшин занимался восстановлением «красного корпуса» университета, помогал восстанавливать Мариинский дворец. Он был действительным членом Академии архитектуры УССР, а с 1958 года — почетным членом Академии строительства и архитектуры УССР. Имел учеников, среди которых много известных архитекторов. По стезе отца пошли его дети — сын Федот, дочь Ольга, а также внуки Вадим и Оксана. Так что знаменитая архитектурно-строительная линия продолжилась.