От Катериновки до Золотого где-то около десяти километров. Их можно пройти пешком — это, говорят, полезно для здоровья, но лучше воспользоваться велосипедом — так быстрее. Летом 68-летний Владимир Кицун, бывает, ходит пешком и уже изучил дорогу так, что она не кажется длинной. А преодолевать расстояние между населенными пунктами приходится едва ли не каждый день, потому что пожилой учитель преподает в гимназии города Золотого. Бывали случаи, когда он шел на работу под обстрелами и на полдороге вынужден был возвращаться, чтобы, не дай бог, не стать жертвой смертоносного осколка. Тогда звонил директору гимназии и извинялся, что не сможет прийти на урок.

Сам он не местный житель. В городе Первомайск у него есть квартира, живут дети и внуки, но так случилось, что именно Катериновка — поселок, расположенный на самой линии огня, стала его домом, несмотря на то, что постоянно находится под вражескими обстрелами и не знает, чем закончится для нее очередная ночь. В 2014-м Первомайск остался на оккупированной территории, а Владимир Аркадьевич — на украинской. Когда на Луганщине развернулись известные события, супруги Кицуны находилось на даче в Катериновке, итак, вся стихия тяжелого времени застала их здесь. Желание возвращаться домой не было, хотя в Катериновке тоже находиться сложно. Живут Кицуны в частном доме, который надо отапливать углем или дровами, потому что газа здесь нет. Выходит дорого, пенсии на топливо не хватает. Слава богу, помощь предоставляет Международный Комитет Красного Креста, но она не постоянная, поэтому глава семьи вынужден работать.

До войны дорогу из Первомайска до дачи в Катериновке можно было преодолеть за двадцать минут спокойной ходьбы. Здесь всего четыре километра напрямик. Сегодня, чтобы проведать детей и внуков в оккупированном Первомайске, на дорогу только в один конец нужно потратить целый день: доехать до Станицы Луганской, выстоять огромную очередь и пройти КПВВ, а потом доехать до Луганска и дальше... Супруги уже давным-давно не видели своих внуков, по которым очень скучают.

И все же Владимир Аркадьевич не покинул поселок ни тогда, когда он был «серой зоной», ни тогда, когда из него выехала часть коренных жителей.

— Был период, когда наш дом полгода оставался на улице единственным, где живут люди. Двести метров в одну сторону и двести метров в другую — никого. Это было зимой 2014—2015 гг., — вспоминает Владимир Аркадьевич. — Ныне многие из жителей вернулись. Не все. Есть и погибшие... Мой дом также пострадал от обстрелов, но по сравнению с тем, что осталось от жилья односельчан, нам с женой еще повезло.

— Катериновка никогда и не уходила из Украины. Но была «серой зоной», потому что здесь не было никакой власти, — объясняет Владимир. — Официально об освобождении поселка от боевиков объявляли дважды. Потом ситуация изменилась к лучшему. После приезда Президента Украины пустили автобус в Лисичанск, который курсирует два раза в неделю, заработал «Школьный автобус», хотя школьников у нас немного — всего шесть человек. Есть у нас магазин. Хлеб завозят через день. Почта приезжает два раза в месяц, но я все равно пользуюсь почтовым отделением в Золотом, чтобы забрать подписные издания и корреспонденцию.

Ныне в поселке проживают двести человек, преимущественно это люди старшего возраста. Молодежь уезжает оттуда, потому что здесь нет работы. Шахта-кормилица «Золотое», расположенная в двух километрах, работает не ритмично. Правда, где-то полгода назад объявила набор людей для работы в техническом комплексе предприятия. Итак, кому-то из женщин поселка определенно повезло.

На вопрос, почему не уезжает из Катериновки, Владимир Аркадьевич отвечает так:

— Нам здесь говорят: «Идет война. Закрывайте свои дома и выезжайте оттуда. Мы их опечатаем, а военные за ними будут присматривать и охранять». А люди спрашивают: «Куда? Куда нам ехать? Ведь все, что у нас есть — это наши дома и то, что в доме. Счетов в банках не имеем». Правда, могут предложить квартиры. Но они такие убитые, требуют капитального ремонта. На какие средства его делать? Вообще мы молимся о том, чтобы прекратилась эта человеческая глупость и пришло мирное время. Пусть сначала откроют переход с украинской территории на временно оккупированную. Не надо бояться, потому что это бы способствовало не только ассимиляции, но и переосмыслению этих о том, а тех — об этом. Ато полигон устроили... Разминка у них начинается в пять-шесть утра, а иногда и в два часа ночи. Но Катериновка никогда не спит. Она всегда наготове.