Чтобы хоть кто-то услышал об их проблемах, решили прибегнуть к необычной акции протеста. Около двух десятков человек собрались под кабинетом руководителя своего предприятия и там просидели всю ночь. Говорят, готовы таким образом продолжать блокировать помещение, пока их требования не будут выполнены. Протестующие — люди, которые не видят совсем или имеют очень слабое зрение. Все они — работники Хмельницкого учебно-производственного предприятия Украинского общества слепых (УТОС). Так они отреагировали на приказ руководителя о сокращении рабочей недели. Отныне вместо пяти дней смогут работать всего четыре.

По словам протестующих, такой приказ стал для них полной неожиданностью. Утром все, как обычно, пришли на работу и услышали, что рабочая неделя существенно сокращается. На вопрос: «Почему так происходит?» услышали, что это вынужденный шаг ввиду кризиса, в котором оказалось предприятие.

Согласиться на это большинство не то что не хочет, а не может. Люди, лишенные зрения, просто не смогут выжить на свои заработки. Все они трудятся в цеху, где изготовляют картонные скоросшиватели и папки. Это работа, к которой привыкли и приспособились. Некоторым понадобилось много времени и терпения, чтобы освоить производственные процессы. Но вынуждены это делать, потому что другой возможности для трудоустройства у них практически нет.

Мастер цеха Валентина Билык рассказала, что производственные нормы довольно высокие. За смену каждый должен сделать около полутысячи сшивателей или две сотни папок. Лишь немногим удавалось превысить норму.

Для них цифры крайне важны, потому что зарплату получают в зависимости от сделанного. При пятидневке удавалось получать до 400 гривен в неделю. Средства мизерные. Ведь за месяц получалось не больше 1,6—1,8 тысячи гривен. И это при том, что, по последним данным областного управления статистики, средняя зарплата в области составляет 8,3 тысячи гривен. И заработки утосовцев не то что до этого показателя, а даже до минимальной зарплаты не дотягивали. Теперь же, после сокращения рабочего времени, вообще будут зарабатывать меньше тысячи в месяц. Комментарии здесь просто излишни.

Сергей Кириченко, руководитель предприятия, против которого взбунтовались люди, понимает их проблемы, однако убежден: иного выхода, кроме как сокращение рабочей недели, нет. Когда он возглавил предприятие, а было это менее года назад, ситуация уже была сложной:

— Общие убытки были 650 тысяч гривен. Почти половину из них составляют долги перед коммунальными предприятиями — 200 тысяч гривен были должны за потребленное тепло, еще 126 тысяч — за воду. Остальная сумма — это долги перед партнерами, с которыми работают.

Такая тяжелая ситуация сложилась на предприятии не за один день. Хотя сам процесс производства здесь не очень сложный, однако существующее оборудование устарело, использует много электроэнергии, и эти расходы также негативно сказываются на финансовом положении.

Если раньше удавалось выплачивать хоть упомянутую мизерную зарплату, то последние полтора месяца люди вообще не получали денег. В итоге это и подтолкнуло к сокращению.

Но, судя по ситуации, сложно предположить, что даже такие действия смогут ее улучшить. Утосовцам всегда было нелегко. Здесь прежде всего пытались хоть как-то выжить, а об инновациях, развитии производства, поиске новых видов продукции, рынков ее сбыта и речь не шла.

Что говорить о производстве, где трудятся люди с ограниченными возможностям, когда и мощные предприятия едва сводят концы с концами. За пять месяцев индекс промышленной продукции в области по сравнению с таким же периодом прошлого года упал до 87,5 процента.

Между тем работники УТОС просто загнаны в тупик: жить на предложенную зарплату невозможно и оставить это место работы никак нельзя. Ведь проблемы со здоровьем не позволяют найти другую. Тем более когда в области только официальное количество безработных приблизилось к 56 тысячам человек. Сколько людей на самом деле не имеет постоянной работы и заработков, сказать сложно. Конкурировать с этими претендентами за рабочие места незрячие люди не смогут.

Забаррикадировавшись под кабинетом директора, они требуют выплаты положенной зарплаты и возвращения пятидневной рабочей недели. А еще хотят, чтобы теперешний руководитель ушел с поста. Надеются, что кто-то другой сможет навести порядок. Хотя, думается, одной лишь сменой руководителя вряд ли удастся кардинально изменить ситуацию. Предприятию, которое дает шанс людям с такими серьезными проблемами со здоровьем, понадобилась бы и государственная поддержка, и помощь местных властей. Если для этого не хватает денег, то подошли бы и другие варианты. Скажем, гарантированные заказы продукции, кредитные возмещения за инновацию производства, коммунальные субсидии для предприятия… Да мало ли что можно было бы придумать, чтобы помочь незрячим людям. Было бы желание.

Хмельницкий.