В прошлом году отечественные обувные фабрики увеличили объемы производства на 5,2%, поставив потребителям 24,5 миллиона пар обуви. Могут выпускать намного больше, однако их сдерживает девятый вал очень «хитрого» импорта, секонд-хенда и откровенная контрабанда.

О положении дел в отрасли, проблемах, мешающих обувщикам работать намного эффективнее, и возможных путях выхода из патовой ситуации рассказывает президент общественной организации «Лига украинских производителей обуви, кожгалантереи и кожаных изделий» Александр Бородыня.

Александр Бородыня — известный общественный деятель. Прошел большую производственную школу. В 70—80 гг. работал на Киевском обувном объединении «Спорт» и «Полимере». С 1986 по 2005 год — начальник отдела и начальник управления в Минлегпроме, Министерстве промышленности и Минпромполитики. С 2005 по 2010 год — заместитель директора департамента регуляторной политики Минэкономики. Сейчас — президент Лиги украинских производителей обуви, кожгалантереи и кожаных изделий «Укршкірвзуттяпром».

На уровне мировых образцов

— Александр Григорьевич, как-то в 80-е годы одна киевская обувная фабрика за перевыполнение плана премировала своих работников туфлями... немецкой фирмы «Саламандра». Обувью собственного производства постыдились, ведь качества она была невысокого, да и последним писком моды ее назвать было весьма сложно. Что в отрасли изменилось с тех пор? Насколько в настоящее время качественна продукция наших обувщиков?

— Изменилось кардинально все. На смену большим государственным обувным объединениям, которые не могли гибко реагировать на быстрые изменения в моде и обеспечить высокое качество продукции, пришли небольшие, но мобильные предприятия, которые уверенно чувствуют себя в рыночной стихии. Это почти 1500 предприятий. Большинство из них — небольшие, до 50 специалистов, но уже «вышли в плавание», и такие, где работает свыше тысячи человек. В целом в отрасли — несколько десятков тысяч квалифицированных рабочих мест. Даже в небольших городах сейчас почти везде есть обувное предприятие. Кстати, термин на «легкая промышленность» нигде в мире не употребляют. На самом деле швейные, трикотажные, текстильные фабрики, кожзаводы и обувные предприятия — это отдельные отрасли промышленности!

— Примем к сведению.

— Конкуренция объективно стимулирует увеличение ассортимента и повышение качества. Приведу две цифры. В советские времена вся обувная промышленность Украины производила 180 миллионов пар обуви в год, но — только две тысячи моделей.

Сейчас мы шьем 20—25 миллионов пар в год, зато — более 100 тысяч моделей!

Раньше, помню, производители часто работали в авральном режиме — постоянно чего-то не хватало, то комплектующих, то колодок, то ниток. На смену моды реагировали с большим опозданием. Сейчас, когда все ведут дело на свой страх и риск, отклик на новые тренды стал почти мгновенным. Наши модельеры и технологи принимают участие в международных выставках, интересуются новинками...

Производство обуви — сложный процесс. Прогноз тенденций моды, моделирование и проектирование начинаются чуть ли не за год до того, как обувь окажется на полке магазина, а комплектация требует четкого планирования работы. Ведь если закупил колодки и подошвы, скажем, с узким носком или определенного типа каблуки, то будешь вынужден шить модели, которые тебе «диктуют» эти колодки и каблуки. Не угадал в модный тренд — обувь останется в магазине, а ты — без выручки, и можешь прогореть. Поэтому предприниматели всегда держат руку на пульсе моды, проводят маркетинговые исследования, заранее заказывают комплектующие, обновляют оборудование и технологии под производственные планы. Словом, работают очень динамично. На последней выставке в Киеве отрасль представляли почти 300 предприятий и даже самые маленькие презентовали не менее ста моделей!

О качестве. Его обеспечивают три составляющие — дизайн, материалы и технологии. Отечественная кожа для обувной промышленности не уступает лучшим европейским образцам. Несколько лет назад в Барышевке, что под Киевом, даже построили современный кожзавод «Ультра». В это время это почти подвиг! Что касается обуви... Недавно на одной выставке встретил давнего знакомого — директора фабрики из Германии, который не был в Украине лет 20. Он просто поражен обувью нашего производства: «Не думал, что у вас настолько высокий технологический уровень! Ваши фирмы шьют очень качественную обувь — не хуже той, что продается в Европе. И ассортимент поражает».

Его слова подтверждает и тот факт, что ежегодно не меньше 12 миллионов пар пошитой у нас обуви идет на экспорт, большей частью — в страны Евросоюза, в частности — Польшу, Германию, Литву, Данию и даже в законодательницу обувной моды — Италию.

Появились новые лидеры. Скажем, в Запорожье четыре энтузиаста 25 лет назад организовали собственное обувное производство. Дело было очень сложным и рискованным! Но получили результат... Сначала арендовали несколько старых помещений, обустроив под производство. Со временем, когда остановилось местное обувное объединение, выкупили его  здания, стоявшие в руинах, отремонтировали, завезли современное технологическое оборудование, и сейчас запорожская МІДА — одно из лучших наших обувных предприятий. Здесь трудятся более полторы тысячи рабочих. В десятках фирменных магазинов по всей Украине каждый сезон МІДА предлагает свыше тысячи(!) моделей удивительно качественной мужской, женской и детской обуви. Также отмечу украинско-итальянское СП РИФ-1, которое в начале 90-х основал известный итальянский предприниматель Вирджинио Фиданца, а руководит талантливый менеджер Фабио Регоза. РиФ-1 ежегодно экспортирует несколько миллионов пар высококачественной обуви Made in Ukraine на рынки Евросоюза и СНГ. Значительное количество обуви фирмы под торговой маркой Inblu реализуют практически во всех регионах Украины. Фабрики СП расположены в Киеве, Житомире, Бердичеве, Кропивницком, Умани. Работой обеспечены свыше 2,5 тысячи человек.

В целом конкурентную обувь у нас изготовляют сотни предприятий. Назову несколько — PASSO AVANTI и TOPAS (Днепр), «Престиж» (Киев), STEPTER (Львов), Lady Unika (Бровары). Кстати, написание логотипов латиницей — общемировая практика, поэтому не стоит упрекать наших производителей в непатриотизме.

Еще один интересный факт. Если 15—20 лет назад почти 90% обувных подошв мы импортировали, то сейчас без помощи иностранных инвесторов создали несколько современных предприятий, которые уже сами обеспечивают потребности отрасли в подошвах и деталях для обуви на 90%. Еще и экспортируют!

«Китайский синдром»

— Но ситуация — парадоксальна. С одной стороны, есть куда расти. С другой, — потеряли свой рынок сбыта. Что мешает наращивать объемы производства?

— Некорректная конкуренция. Объем нашего рынка обуви 100—120 миллионов пар в год. Доля наших производителей — 20—25 миллионов. Остальное, 90 миллионов пар, это... Сразу скажу: я не сторонник закрытия рынка. Закрыть и никого не пускать — это неправильно, это исказит конкуренцию, которая идет на благо потребителей, заставляя производителей постоянно быть в тонусе. Проблема не в импорте, а в том, как он к нам попадает.

— Речь о контрабанде?

— Именно так. Сразу отмечу: говоря о контрабанде, имею в виду любой ввоз с уклонением от уплаты налогов. Это беда, влияющая на все отрасли. Коротко очерчу несколько проблем, которые бьют по экономике обувных предприятий.

Как известно, импортеры на границе платят НДС (его им возмещают в стране экспорта) и пошлину. Размер этих платежей зависит от цены на ввезенное — таможенной стоимости. Ставки пошлины на обувь (10%) и НДС (20%) у нас такие же, как в среднем везде в мире. Но к нам импортированное чаще всего попадает по заниженной таможенной стоимости. Так, в прошлом году из Китая ввезли почти 50 млн пар обуви (+10% к 2017 году) по стоимости аж по 3 долл. за пару! Если бы это была настоящая цена на границе, то в магазине китайские туфли стоили бы 100 грн за пару, а зимние ботинки — не больше 300! То есть, таможенную стоимость умышленно занизили — для того, чтобы уклониться от уплаты пошлины и НДС. В целом таможенная стоимость китайского импорта занижена по меньшей мере в 5-6 раз!

Появился и новый, на первый взгляд, невинный способ контрабанды.

— Наверное, «посылки родственникам» из Европы?

— Угадали!

— Расскажите об этом детальнее, поскольку мнения здесь разделились. Кое-кто возмущается тем, что Верховная Рада довольно жестко отреагировала на «эту тему», снизив порог беспошлинной «посылочной помощи» из-за границы.

— Последние несколько лет у нас идет настоящий посылочный бум. Если в 2005 году в Украину поступило 5—7 миллионов почтовых отправлений, в 2016 году — 17, то в 2017 — 30 миллионов, а в прошлом году — уже почти 42 миллиона посылок! Они идут в основном из Китая и других азиатских стран.

В чем здесь дело? С 1 июля в Украину можно беспошлинно присылать товары на 100 евро, до этого лимит был 150 евро. Реальная оптовая цена пары обуви — 20 евро. Но с продавцом договариваются о том, что пара стоит два-три евро (наша таможня это «глотает»). Значит, в одной посылке без налогов въедет 30—40 пар. Если организовать 10—20 сотрудников, получающих по посылке в сутки, то таким мошенническим способом можно без налогов ввезти до 200 тыс. пар обуви в год. Это — оборот торговой сети из 20—30 магазинов!

Интересно, что в ЕС существует норма беспошлинного ввоза посылок стоимостью только до 22 евро. Но с 1 января 2021-го и эту льготу отменяют из-за массового мошенничества, искажающего бизнес-среду стран ЕС.

Это — серый импорт. А есть еще «черный», который вообще не учитывается.

— Знакомый министр жаловался: наши «трейдеры» договариваются со «своими» таможенниками, и когда те «заступают на вахту», проводят через границу целые караваны грузовиков с товаром, в том числе и обувью...

— Схем много. Таможенники, импортеры обуви и таможенные брокеры прекрасно знают все «дырки» на границе. Это и серый импорт, и полностью черный, который провозят по предварительной договоренности с таможенниками, и подмена документов на товар, которую делают «по поручению» водители транспортных средств.

Всем, пожалуй, известна история, когда на Одесской таможне просто исчезло 37 контейнеров с контрабандной обувью и одеждой. Целый эшелон! И никто из таможенников ничего не увидел. До сих пор ищут...

Или такое. Зеркальный анализ статистики Евростата и данных нашей таможни свидетельствует: 80—90% обуви, проехавшей через западные таможни, в Украину... не въезжает! Исчезает куда-то в промежутке 100—200 метров между польской и нашей таможнями. Помню рассказ руководителя Таможенной службы Польши Веслава Чижовича, решившего промониторить работу польской и украинской таможен. Отобрали свыше 100 грузовиков, которые везли к нам дорогие бытовую и офисную технику, одежду и обувь. Сделали запрос украинским коллегам — что ввезли эти грузовики (записали их номера) в Украину? Оказалось, по документам наших таможенников эти грузовики везли: дешевенькие песок, щебень, камни... Украинские таможенники не обнаружили подмены документов. «Недосмотрели»...

Это — на границе с ЕС! А что уж говорить о масштабах такого «импорта» из азиатских стран!?

— Но ведь год назад наш Премьер объявил контрабанде войну и недавно доложил о почти полной победе над этим злом!

— Анонсированная Владимиром Гройсманом борьба с контрабандой  оказалась имитацией. Правительство доложило о нескольких миллиардах гривен, которые в 2018-м дополнительно поступили в бюджет за счет противодействия контрабанде, но на самом деле эти миллиарды дали отмена налоговых льгот на импорт газа и рост объемов его импорта, которые Госстат рассчитал на уровне +10%. К тому же вырос курс доллара, благодаря чему бюджетные поступления тоже выросли, ведь таможенные платежи берут в валюте, а отчитываются о них в гривне. 

— Добавляют проблем отрасли и горы секонд-хенда?

— Его импорт — это наши стыд и беда... Официально к нам каждый год въезжает 130 тысяч тонн подержанного — это приблизительно 500 миллионов изделий. В среднем по 12 изделий на каждого из нас! В этом валу хлама доля обуви — 5—10%. Это почти 20 млн пар каждый год. Цены, по которым продается бывшая в употреблении обувь, в несколько раз ниже, чем стоимость сырья для производства новой пары в Украине!

Неудивительно, что торговля подержанной одеждой и обувью — бизнес очень выгодный! На границе таможенная стоимость пары ношеной детской обуви с налогами составляет приблизительно 10 грн. А на базаре эту пару продают уже по 100—400 грн.

До 4000% рост дохода!

Сколько стоит один таможенник?

Так что контрабанда и секонд-хенд дают две «пробоины». Во-первых, это пробоина в государственном бюджете. Оборот от реализации ношеной обуви составляет почти 6 млрд грн в год, а одежды — более 60 млрд грн! Это почти столько же, сколько мы ассигнуем на армию! По предметным расчетам, от серо-черного импорта обуви бюджет каждый год недополучает 10 млрд грн. А в целом по всем группах товаров — 200 млрд грн! Вот где деньги на пенсии, школы, армию, на больницы...

Во-вторых, контрабанда разрушает конкуренцию на рынке сбыта. Контрабандисты экономят на таможенных платежах. Между тем в цене одной пары отечественной обуви только зарплата составляет 4—6 долларов! Еще есть платежи за электроэнергию, отопление, коммунальные услуги, которые постоянно растут... Это еще где-то 30 долларов до себестоимости... 

Известно: в деле реализации товаров и услуг определяющим фактором является именно цена. И на Западе массовый потребитель, как правило, отдает предпочтение товару более дешевому. А что уж говорить о нашей стране, где добрая половина населения живет за чертой бедности! В сложившихся условиях наш производитель обуви просто обречен иметь более высокую розничную цену, чем обувь, завезенная контрабандой. А это — потери. У предпринимателей нет возможности увеличивать объемы производства, они не создают рабочие места. Как следствие, не растет налоговая база, государственный и местные бюджеты не получают дополнительных поступлений. Подсчитано, что лишь вследствие наплыва секонд-хенда наши производители одежды потеряли более 100 тыс. рабочих мест, а обувная промышленность — свыше 20 тысяч.

Интересно, что «успехи» наших контрабандистов достали уже и «белых» импортеров. В торговой сети «Интертоп», например, растаможили партию обуви по 50 долл. за пару, уплатили налоги (почти треть от стоимости). И вдруг узнают, что «хитрому» импортеру таможня оценила точно такую же обувь, этого же бренда, но по 5 долл. за пару! В 10 раз дешевле! В «Интертоп» и спрашивают: как они могут конкурировать с контрабандой?

У нас таможенников около10 тысяч. По подсчетам получается, что каждый из них, пропуская контрабанду, в среднем за год наносит государству ущерб на 20 млн грн! Но к прямым бюджетным потерям от контрабанды следует добавить еще и потери отечественных производителей от нечестной конкуренции. А это могут быть аналогичные суммы!

Словом, 90 миллионов пар обуви, которую в течение года завозят «по-хитрому», просто убивают обувную отрасль! Если же учесть, что это еще и причиняет колоссальные убытки госбюджету, не понимаю, почему в Кабинете Министров на все это смотрят с таким философским спокойствием?

Как нам построить «пирамиду»?

— Возможно, потому, что именно так поняли принцип «свободной торговли»?.. Если же серьезно, то покупателю, по большому счету, все равно, обувь какого производителя носить. Стиляги пусть летят в Европу и втридорога покупают дорогие ногам и сердцу Baldinini, Guardiani, американские Timberland или датские EССО. Если же китайская не слишком плохая, зато намного дешевле, то пусть нас и обувает made in China!

— Такая точка зрения в определенных кругах довольно популярна. Здесь все зависит от того, какой мы хотим видеть нашу страну в ближайшем будущем? Если чем-то наподобие африканских банановых стран, то это одно — контрабанда им не вредит, поскольку там все равно ничего не производят. Если же — экономически развитой, богатой страной, то своих производителей надо не угнетать, а всячески им способствовать.

— Какая роль в росте экономики обувной отрасли?

— Обувная фабрика — это вершина производственной «пирамиды». Если фабрика действует, работает и кожевенный завод. Он дает заказ фермерам, держащим скот. Кожзаводу нужна продукция химической промышленности. И фабрика, и завод дают работу машиностроительным заводам, которые производят швейные обувные машины, оборудование для производства обувной кожи, электродвигатели, подшипники, запчасти... Это дает заказ металлургам. Вот и давайте считать. Тонна проката стоит 500 долларов. Из нее изготовляют 20 обувных швейных машин по 400—800 долларов за каждую. А если проследить всю производственную цепочку: кожа — дорогая химия — оборудование — полиуретан для подошв, ткань на подкладку (лен, шерсть), клей, супинаторы, картон и тому подобное — готовая обувь, то увидим, что добавленная стоимость выросла в 40 раз!

Так строится экономически-финансовая «пирамида». Работает промышленность, — растет благосостояние населения, потому что все получают достойную зарплату, все платят налоги, которых хватает на приличные пенсии и сильную армию. Но завезли контрабанду, с которой наш производитель объективно конкурировать не может, — и «пирамиды» нет. Мы за свободный рынок, но только корректная конкуренция даст толчок к росту отечественному производству. Тем более, потенциал нашей обувной отрасли — колоссален, ведь у нас очень емкий рынок.

Но надо, наконец-то, строить «пирамиду» добавленной стоимости! Здесь почти все зависит от политики правительства. Но она только разочаровывает, потому как законодательные, налоговые и экономические условия работы в Украине для нашего производителя намного хуже, чем для... импортеров.

— Но если помечтать: с контрабандой покончено, почти все проблемы отрасли решены; насколько увеличатся объемы производства отечественной обуви?

— Надо только иметь политическую волю, чтобы исправить те экономические коллизии, о которых мы говорили. А бизнес в условиях честной конкуренции сделает все сам, потому что развитие — это его природа! Если «убрать» некорректную конкуренцию, отечественные обувщики очень быстро смогут нарастить производство в несколько раз!

Разговор вели Виктор БОНДАР, Ярослав ФАЛЬКО.