Музыка в виртуозном исполнении студентов Института современного искусства НАРККиИ задавала тон дискуссии во время научной конференции «Музеи и реставрация».

«У нас рождается огромное количество талантов! Срабатывает потенциал генетического кода нации...»

Национальная академия руководящих кадров культуры и искусств в течение 2008—2018 гг. занимала первое место в рейтинге ЮНЕСКО среди заведений высшего образования Украины в сфере культуры и искусств. Каждый год здесь набирают около 500 первокурсников — 270 будущих бакалавров и 230 магистров. Сейчас у абитуриентов горячая пора — идет вступительная кампания. Кого хотят видеть в своих аудиториях преподаватели и кто уже получил дипломы этого вуза, в интервью «Голосу Украины» рассказал ректор НАРККиИ, доктор философии, профессор, лауреат Государственной премии Украины в области науки и техники, почетный академик Национальной академии искусств Украины Василий Чернец (на снимке).

— Академия готовит специалистов по десяти специальностям — от ландшафтных дизайнеров до культурологов, — отмечает наш собеседник. — В частности, за государственные средства в нашем Институте современного искусства учатся будущие вокалисты, хореографы, актеры, режиссеры и звукорежиссеры. Почти 30 процентов абитуриентов, которые приходят учиться в академию, это — лауреаты всеукраинских и международных конкурсов. Кроме того, у нас получают образование дети простых, небогатых деятелей культуры. Для одаренных и малообеспеченных студентов, не попадающих на бюджет, в НАРККиИ предусмотрена система льгот.

— Где потом можно увидеть выпускников академии?

— Наши воспитанники работали и работают в Верховной Раде, в администрации Президента, в других государственных и негосударственных структурах. Ассоциацию выпускников НАРККиИ возглавляет госсекретарь Министерства культуры Ростислав Карандеев. Среди выпускников много известных имен. В холле НАРККиИ размещена фотогалерея, где на снимках вы увидите известных музыкантов, эстрадных и оперных певцов и даже представителей индустрии моды. Это дуэт «Алиби» сестер Завальских, народная артистка Украины Таисия Повалий, певицы Алена Винницкая и Ольга Цибульская, украинский музыкант и композитор Эдуард Приступа...

Известный наш выпускник дизайнер Сергей Ермаков сотрудничал с Мадонной, создавал для нее сценические костюмы. Окончили академию талантливый художник, директор Музея украинской живописи Сергей Бурбело, председатель Национального союза фотохудожников Украины Эдуард Странадко, генеральный директор ГП «Криворожский государственный цирк» Игорь Хлебосолов. Кстати, у Никиты Будаша — музыканта из всем известной группы Kazka — тоже диплом НАРККиИ.

— Сейчас талантливая молодежь активно выезжает за границу...

— Спасает то, что креативной молодежи у нас каждый год становится все больше. В Украине рождается огромное количество талантливых детей! Это такая защитная реакция национального организма — срабатывает потенциал генетического кода нации, который не позволяет нам погибнуть во времена войны и кризиса!

Я собираю данные о победах украинских школьников, студентов, учащихся колледжей на мировых, европейских олимпиадах и конкурсах. Так вот, за последние пять лет — по всем фундаментальным наукам (физика, химия, математика), а также в IT-технологиях первые места всегда занимали наши дети. Я уже не говорю о балетных и вокальных конкурсах. В этом году группа украинских студентов заняла первое место в серьезном мировом конкурсе среди команд белых хакеров. Это свидетельство того, что наше образование — и техническое, и в сфере культуы и искусств — находится на высоком уровне. Несмотря на то, что, например, на науку (в частности, и университетскую) в Украине выделяют позорно мизерную сумму — 0,2 процента ВВП.

НАРККиИ несколько лет назад выиграла грант программы Европейского Союза «Эразмус+» на разработку концепции модернизации европейского образования в сфере культуры и искусств. Наша профессура ездила изучать опыт заграничных консерваторий и художественных школ, сравнивать с украинским. В итоге разработали ту концепцию. Приехали европейские специалисты принимать документ и заявили: украинцы, у вас самое лучшее образование в сфере культуры и искусств, берегите его и не разрушайте!

— Есть ли у вас пожелания в адрес Министерства образования?

— Надо давать больше самостоятельности учебным заведениям во всех сферах их деятельности.

Между прочим, наша академия последние 10 лет занимала первые места в рейтинге вузов культуры Украины, определенном ЮНЕСКО. В этом году заняла второе место — после консерватории. Вскоре, в 2020-м, академия будет отмечать 50-летний юбилей. За годы своего существования НАРККиИ подготовила более 10 тысяч бакалавров, специалистов и магистров, а повышение квалификации у нас прошли свыше 150 тысяч специалистов! В академии учится около 100 аспирантов и докторантов. Мы занимаемся культурологическими исследованиями, выпускаем восемь профессиональных научных журналов (таких как «Міжнародний вісник: культурологія, філологія, музикознавство», альманах «Культура і сучасність» и т. д.), а «Вісник НАКККіМ» зарегистрирован в международной наукометрической базе Web of Science. Нам можно доверять.

Сейчас нет слишком жестких вступительных конкурсов, потому что много молодежи выезжает на учебу за границу. Не в последнюю очередь из-за нашей строгой системы внешнего независимого оценивания. Вот я категорически против введения ВНО по английскому языку в вузах культуры на этапе поступления в магистратуры. Это окончательно добьет наше образование в сфере культуры и искусств! Талантливые дети будут лишены шанса учиться в магистратуре за государственный счет. Человек может прекрасно знать иностранный язык, но не обладать голосом, слухом и талантом! Наши выдающиеся певцы, такие как Анатолий Соловьяненко или Дмитрий Гнатюк, не знали английского языка, но их знал весь англоязычный мир!

— Академия создавалась в 70-е годы как Институт повышения квалификации работников культуры. С тех пор мир очень изменился. Очевидно, система «переподготовки кадров» тоже нуждается в новых подходах...

— Проблема действительно есть. У нас действует система, созданная в советское время — раз в пять лет на несколько дней в академию приезжают работники культуры для повышения квалификации. Программа у них интересная, но весь курс ограничивается 75 часами. Фактически это лекции и встречи с известными работниками отрасли. Для некоторых категорий — таких как реставраторы — предусмотрена 140-часовая программа. Работников отрасли у нас где-то 180 тысяч, а мы можем принять максимум пять тысяч в год. Среднестатистическому библиотекарю или музейщику придется ждать своей очереди лет 30—40. — Фактически повышение квалификации обеспечивает лишь Центр непрерывного культурно-художественного образования НАРККиИ и два наших филиала в Ривном и Чернигове. Необходимо создать базовые центры на местах. Раньше у нас собирали только руководящие кадры — директоров библиотек, музеев, театров и их заместителей, начальников отделов культуры. Тогда работали областные курсы, где повышали свою квалификацию работники первичного звена, но их ликвидировали. Теперь всем следует расширить эту сеть. Однако если у них не будет методической, преподавательской базы, это превратится в профанацию. Напомню: повышения квалификации требуют работники более 100 специальностей. В Украине очень мощная и разветвленная сеть детских музыкальных школ и школ искусств — их приблизительно тысяча. Работающие там педагоги не должны «вариться в собственном соку», им тоже надо повышать свой профессиональный уровень. Когда-то в советское время в Донецкой и Киевской консерваториях были факультеты повышения квалификации для музыкальных педагогов. Теперь этого нет.

— Где дефицит руководящих кадров культуры ощущается больше всего? Страдают ли от него сельские клубы, библиотеки, краеведческие музеи?

— Если сельский клуб работает хорошо, то, как правило, руководитель в нем или наш выпускник, или выпускник Национального университета культуры. Объединенные территориальные громады тщательно отбирают кадры. Но дефицит специалистов ощущается везде, и не только в глубинке. Дают о себе знать низкие зарплаты и отсутствие перспектив. Люди, получающие образование в сфере культуры и искусств, охотно идут работать в другие отрасли, в бизнес. Остается с благодарностью вспоминать подвиг директоров библиотек и музеев, которые в 90-е годы, получая копеечную зарплату, работая зимой в неотапливаемых помещениях, не позволили разворовать или разбазарить собранные там ценности и артефакты — старинные книги, карты, полотна известных художников. В настоящее время в Украине большая беда с кадрами в сфере культуры и искусства. И из-за тотальной коммерциализации, и из-за вопиющей некомпетентности. Мы нашли архивные данные, которые свидетельствуют, что в 1952 году в Украине образование в сфере культуры и искусств было у 32 процентов работников отрасли. Тогда руководители УССР написали письмо в Москву с просьбой помочь решить кадровую проблему. И через два месяца в Украине открыли два института культуры — Харьковский и Киевский и шесть училищ. Ныне у нас лишь 28,9 процента всех работников отрасли с профильным образованием. Но никого это не волнует.

— Тем временем дипломированные специалисты не могут найти работу по специальности...

— Вот сейчас у хоровых дирижеров нет работы, потому что хоровое искусство у нас практически уничтожено. Когда-то любительские певческие коллективы были в каждом селе, на каждом заводе. Сегодня никто не хочет финансировать такие вещи. Бизнес, рыночная экономика, все считают деньги. Поэтому Европа заполнена нашими специалистами. В филармониях, консерваториях везде наши преподаватели, наши исполнители — певцы, музыканты. Вскоре то же будет в другой части мира: китайцы просто в плен берут Национальную консерваторию, приглашают сотрудничать (кстати, ее ректор Максим Тимошенко — тоже наш выпускник и наш профессор). Коллеги из КНР, представьте себе, готовы построить у себя точную копию Национальной консерватории имени Чайковского. Только бы украинские специалисты приезжали туда преподавать. А мы своего не ценим.

— В законе об образовании заложена возможность признания квалификаций, полученных альтернативным путем (не через обучение в вузе) — в ходе практической деятельности, частных уроков, тренингов, семинаров, мастер-классов, то есть путем неформального образования. Есть ли такая перспектива в области искусства?

— Думаю, есть. Тогда придется создавать при вузах IV уровня аккредитации специальные квалификационные комиссии. Возможно, вернемся к тому, что отменили пять лет назад — к экстернатной форме обучения. Человеку, 15 лет проработавшему в отрасли, не придется еще пять сидеть на студенческой скамье. Он приходит на квалификационную комиссию, имеет специальную программу подготовки, в сжатые сроки овладевает ею, сдает экзамены и получает диплом. Но здесь надо создать какие-то предохранители, чтобы не превратить вузы в супермаркеты по продаже документов о высшем образовании.

— В отличие от других учебных заведений культурного направления, у вас нет кафедры шоу-бизнеса. Шоу-бизнес и культура — это несовместимые вещи?

— На мой взгляд, в Украине шоу-бизнес умер, ведь ныне он весь в политике.

— Это хорошо или плохо?

— Время покажет. Что касается образования, то прочитайте биографии Святослава Вакарчука или Владимира Зеленского, и вы не увидите там никакого диплома в сфере шоу-бизнеса. Физика, юридический факультет, какой угодно, но не шоу-бизнес. Туда идут успешные люди, достигшие каких-то вершин в искусстве: вокалисты, музыканты, композиторы, актеры, сценаристы. Надо готовить серьезных специалистов своего жанра, которые когда-то пойдут в шоу-бизнес как исполнители или станут продюсерами. НАРККиИ, кстати, ввел лет пять назад новую для нас специальность — продюсирование. В Украине продюсеров мало. Преподавали у нас такие известные люди, как Юрий Рогоза и Евгений Рибчинский. Но искусственно вырастить продюсера из студента, у которого нет опыта деятельности в сфере искусств, сложно. Поэтому это направление для нас не было удачным. Я считаю, что шоу-бизнес рождается на высоком исполнительском профессионализме. Есть профессионал, который рано или поздно создает собственную команду и получает возможность продвигать свой продукт. Поэтому я не вижу потребности в кафедре шоу-бизнеса. Однако считаю нужным развивать кафедры вокала, сценического мастерства, хореографии, усиливать творческую составляющую всех кафедр искусств — привлекать известных и успешных людей, народных артистов, деятелей искусств, академических и эстрадных исполнителей, которые могут дать детям эту творческую школу.

— Кто сейчас учит ваших студентов?

— Учебный процесс обеспечивают 265 научно-педагогических работников, в частности, 46 профессоров и 82 доцента. У нас 35 докторов и 102 кандидата наук. Герой Украины, Шевченковский лауреат Мирослав Вантух возглавляет кафедру хореографии, кафедру рисунка, живописи и скульптуры — народный художник Украины, профессор, академик Национальной академии искусств Украины Анатолий Кущ. Кафедрой эстрадного исполнительства руководит народный артист Украины профессор Иво Бобул. У нас преподают известный композитор лауреат Шевченковской премии Виктор Степурко, народный артист Украины Фемий Мустафаев, председатель гильдии дизайнеров Украины Анатолий Жирнов, многие другие известные специалисты и деятели искусства.

Студенты Института современного искусства НАРККиИ вместе со своим преподавателем — известным певцом, доцентом кафедры эстрадного исполнительства, заслуженным деятелем искусств Украины Николаем Сикорой.

— Среди которых — сразу три бывших министра культуры...

— Я горжусь тем, что у нас работают выдающаяся актриса, драматург и политик, первый после провозглашения Независимости министр культуры Украины Лариса Хоролец и ее коллеги — музыкант Михаил Кулиняк и режиссер Василий Вовкун, который ныне сочетает преподавание с работой на должности директора Львовской оперы. Вспоминаю, как в 2008 году Василий Владимирович вызвал громкий скандала на заседании Кабмина, требуя говорить на украинском от одного из чиновников, который откровенно демонстрировал свое пренебрежение к государственному языку. Вовкун выразился эмоционально, весьма резко и попал в опалу из-за своей позиции.

К сожалению, эта тема до сих пор актуальна. У нас на каждом шагу кричат о декоммунизации, а надо говорить о деколонизации страны. Я прошелся по Крещатику и насчитал только три вывески на украинском языке. Остальные — на турецком, итальянском, английском. На каком угодно. Мы что, колония какая-то? Пора доказать всем, на востоке и на западе, что у нас прекрасный язык, свои традиции, свое государство и свое искусство. Попробуйте выкинуть такое где-то во Франции! Я объездил около полусотни стран и нигде не видел такого пренебрежения к государственному языку, как у нас. Вот что меня волнует.

Фото предоставлено пресс-центром НАРККиИ.