Антивоенные пикеты в Москве в поддержку украинских заложников.

Фото группы «Сенцов. Обмен. Сегодня и ежедневно».

От многих россиян я слышала, что Украина — это любовь, которая освящена свободой. Они искренне поддерживают нашу борьбу с «московской чумой» и многие из них еще до сих пор защищают нашу независимость на востоке Украины или посылают деньги нашим парням на фронт для скорейшего окончания войны. Есть люди, которые постоянно получают штрафы, аресты и настоящие сроки, просто мирно выходя на улицы России и рассказывая своим друзьям и прохожим, что не украинцы напали на украинцев... А о том, что настоящее зло — в Кремле. Этих смелых россиян — миллионы. Среди них была и активистка по правам человека из Санкт-Петербурга Елена Григорьева. Маленькая смелая женщина, сердце которой перестало биться несколько дней назад. Сердце, которое отчаянно любило Украину. И эта любовь навсегда останется взаимной.

Александр Соловьев (Москва, независимый кандидат в депутаты, глава Московского отделения Партии Перемен):

— На дворе 2019 год, а слова «мы с украинцами братский народ» превратили в то, на что с раздражением реагируют украинцы, справедливо указывая, что братья друг друга не бомбят. Россияне реагируют на эти слова по-разному. Кому-то стыдно за то, что происходит на востоке Украины, кто-то просто произносит: «ну ясен, что братья», но не задумывается о войне, а кто-то говорит, дескать, да, братья, но зачем же они Майдан устроили (и чего хуже — добавляют что-нибудь про американцев).

Дорогих мне украинцев я бы попросил не испытывать ненависти к последним. Я сам много лет злился на таких людей, но я живу в России и вижу, что силу пропаганды недооценивать нельзя. Эти люди введены в заблуждение, они в прямом смысле одурманены. Пропаганде может поддасться даже умный человек. Каждый раз, когда кто-то захочет вам сказать, что все россияне одинаковые, приведите им очень простой пример. Лживая пропаганда раньше очень любила разделять Россию на 86 и 14 процентов, где якобы только 14 процентов против Путина. Конечно же, это ложь, его ненавидят значительно больше людей. Но даже если отталкиваться от этих цифр, то 14 процентов России — это 20 миллионов человек. А 20 миллионов человек — это почти половина Украины. Поэтому не стоит сбрасывать со счетов даже эти 14 процентов, которых в реальности, конечно же, намного больше. Вообще никого не нужно сбрасывать со счетов.

Я искренне рад, что украинцы просто взялись за свою жизнь и начали пытаться менять её к лучшему. Я не слушаю никого, кто говорит, что Украина не может больше выдерживать никаких экспериментов и ей нужен только какой-то один путь. Не нужен! Украинцам виднее. Такие люди даже не понимают, что у Украины сейчас есть главное, чего нет в России, — право решать. Даже если решения народа будут ошибочны, то даже это хорошо для будущего. Потому что народ привыкнет к простой и правильной вещи — к ответственности за свой выбор. Попробуют раз, попробуют два, набьют шишек, но в итоге сделают! Сделают лучше всех и в первую очередь для себя, для своего народа, своей страны. Как и должно быть.

Что касается войны, то я могу лишь сказать, что даже в страшном сне не мог представить, что нас доведут до того, что русские солдаты будут размещать фотографии на своих танках с территории Украины, где они не на учениях, а на войне. С украинцами.

Всё это происходит по простой причине — самодурство выжившего из ума старика с фамилией Путин. Из-за комплексов одного ничтожного человечка, из-за его отношения к Украине как к недостране, не имеющей права на самостоятельное существование, погибли тысячи людей. Этот человек принадлежит к безнадежно ушедшему прошлому, он отчаянно тянет в это прошлое всю страну и пытается остановить то, чего не остановить, — развитие и время. По его вине в отношениях наших стран сейчас колоссальная пропасть, которую восстанавливать будет очень тяжело. Я уверен, что в России сменится власть и нам предстоит это разгребать, но я знаю, что есть огромное количество россиян, которые приложат к восстановлению доверия все свои усилия.

Сам же я испытываю к Украине и украинцам исключительно тёплые чувства. Для меня Украина всегда будет ассоциироваться с хлебосольностью, гостеприимством, неописуемо вкусной и натуральной едой, родной природой, плодородными полями. Не знаю, будут ли восприняты мои слова как сексизм, но украинские девушки для меня — одни из самых красивых в мире. Уж простите, не мог этого не отметить, особенно, будучи холостяком.

Я и сам на какую-то небольшую часть украинец, просто мы с отцом всё никак не можем посчитать, на какую именно.

И самое главное. Украинцы — это любовь. Это простое и открытое отношение к совершенно незнакомым людям. Это то, чему нам точно можно и нужно поучиться у вас!

Андрей Юров (Санкт-Петербург — Воронеж, международный правозащитник):

— За украинским Майданом я не просто следил, а оказался в конце ноября 2013 года в Киеве на большой конференции правозащитных и гражданских организаций всего региона ОБСЕ. И после ужасной ночи с 29 на 30 ноября (когда избили студентов) значительная часть участников конференции решили вместо заседаний включится в практическую работу — в помощь украинским правозащитным организациям. Так 30 ноября возникла Международная группа правозащитников по ситуации в Украине / МГП [int HRD group on UA], и при поддержке международных правозащитников возникла киевская инициатива Евромайдан-SOS. В рамках МГП было организовано наблюдение за массовыми акциями 1 декабря 2013 года.

Затем — в рамках Международной группы правозащитников совместно с украинскими коллегами — много раз был в Киеве и других регионах Украины, включая Донецк, и много видел своими глазами, включая «титушек», насилие, угрозы активистам и многое другое.

И так вплоть до 9 февраля 2014-го, когда «режимом Януковича» прямо при прилете в аэропорт Борисполь был депортирован в РФ [запрет снят уже новыми властями Украины 25 февраля 2014-го]. Также совместно с международным «Мемориалом» организовывали в РФ визиты украинских правозащитников для рассказа о реальной ситуации в Украине, чтобы был хоть какой-то канал информации, просачивающийся сквозь официозную российскую пропаганду.

В Крыму я оказался рано утром 27 февраля 2014 года — сразу после разрешения снова въезжать в Украину — в рамках работы всё той же Международной группы правозащитников [МГП] по ситуации в Украине, много общался с крымскотатарскими и украинскими активистами, независимыми журналистами, правозащитниками, представителями международных организаций...

А 5 марта 2014-го, когда стало понятно, что ситуация весьма серьезна, мы приняли решение о формировании — по инициативе МГП — отдельной Крымской полевой миссии по правам человека [КПМ], руководителем которой я и стал. И первый свой визит в Крым прервал 12 марта, накануне так называемого «голосования».

Видел многое и имел информацию очень о многом, в том числе 1 марта сделал заявление о принятии Советом Федерации РФ решения о вводе войск в Украину на основании ложных данных, а после этого — на основе моего сообщения — вышло удивительное заявление членов Совета по правам человека (СПЧ) РФ о недопустимости подобного решения парламентом РФ. Конечно, аннексия абсолютно незаконна с точки зрения международного права. Но большинство россиян в восторге от словосочетания «Крым наш». Однако это очень сложный вопрос. И про «реликт» имперского мышления у многих россиян, и про пропаганду, в том числе милитаристскую, с осени-1999, и про «веймарский синдром» [как в Германии 1930-х], и про слабость правозащитного, антивоенного и гражданского движений в современной России, и про «простые ответы» на вопрос, как гордиться своей страной, можно писать долго...

Если говорить про сегодняшний день, то, мне кажется, мы можем влиять на ситуацию, мы можем влиять на осознанность гражданских акторов и мы можем предлагать «общее будущее» — не для Украины и России, нет! — общее будущее для Большой Европы!

Любые соседи могут жить в мире — как мне кажется — только по двум причинам:

— им надоело враждовать и есть прямая выгода в мире и взаимодействии [это далеко не всегда работает],

— у них есть большая общая цель, намного больше и важнее, чем просто сиюминутная выгода: единое пространство верховенства права и прав человека, противостояние изменению климата, солидарность с другими континентами и преодоление неравенства стран, преодоление гендерного неравенства и борьба с домашним насилием, преодоление колоссального социального неравенства и т. д. — хотя бы в рамках региона Совет Европы / ОБСЕ.

Если у гражданских обществ появятся такие общие цели, рано или поздно, война и вражда станут невозможны.

Украинцам посоветую оставаться гражданами, не подданными — нести ответственность за свою страну, даже за действия властей, которые часто не идеальны... И не забывать, что любую власть, даже самую хорошую, необходимо всегда контролировать. Институты постоянного гражданского контроля порой значительно важнее, чем самые демократичные и прозрачные выборы.

А еще — пожелать сил и великодушия!

Андрей Луковский (Сибирь, Барнаул, фотокорреспондент):

— «Слава Украине! Героям слава!» Эти слова стали не только приветствием украинских патриотов. Для меня, человека живущего за тысячи километров от Украины, в свете событий последних лет, — это девиз Свободы. Девиз страны, которая борется с врагом, истекая кровью, и платит высокую цену Свободы жизнями своих сыновей и дочерей. Страшная цена Матери, которая посылает своих детей защищать Родину. Я преклоняюсь перед этой страной, её гражданами, которые за короткое время сумели сбросить воровской режим, отстоять свое право на самоопределение и провести честные выборы. Ребята, АТО это не борьба с внутренним сепаратизмом. Это битва куда более масштабная. Битва между силами Света и Тьмы. И моё сердце с вами.