Это уже не первая книга Лазебника подобной тематики. В конце концов, с выбором темы все кажется понятным. Ведь автор всю жизнь имел дело с зарубежными украинцами — почти двадцать лет работал на украинском радио, в редакции вещания на заграницу, потом продолжительное время был одним из руководителей Общества связей с украинцами за пределами Украины, а в нашем МИД возглавлял Управление стран Содружества Независимых Государств.

Значит — специалист, человек компетентный. Вот он пишет: «На земній кулі все менше залишається місць, не заселених українцями. Якби території їхнього залюднення на карті планети позначити нашими національними кольорами, то синьожовтий квіт заповнив би всі континенти, включно з Антарктидою. Географія проживання закордонної гілки українського етносу є однією з найширших у світі — більш як у ста країнах зафіксована присутність людей нашого роду».

Для Лазебника этот пассаж — не красивый публицистический образ, а констатация факта.

Впрочем, тема для книги кажется и благодарной, и вместе с тем рискованной. Ведь это то, о чем мы якобы уже «все знаем». Об этом немало написано, как академично, так и популярно, и каждый желающий и хоть немного начитанный соотечественник может найти в Интернете нужный фактаж и будет козырять им при случае: дескать, наш Игорь Сикорский научил американцев конструировать вертолеты, а наш Юрий Дрогобыч был учителем Коперника, а наша Анна Ярославна — королевой Франции и т. д. и т. п.

Чем Станислав Лазебник отличается от таких эрудитов? Вот чем: те, о ком он пишет, — его хорошие знакомые или даже друзья. Это освобождает автора от необходимости делать своих героев экзотическими. Ему хватает личного, а не вычитанного знания об этих людях.

Он, конечно, владеет статистикой, но не забывает, что от нее иногда скрыто именно самое важное, индивидуальное, поскольку — «хіба може потрапити під офіційний кількісний облік самотня жінка з бразильських джунглів у штаті Парана, Марія Каняк, яка, живучи за півсотні кілометрів від найближчого поселення, аби не забути рідну мову, сама з собою цілоденно в тих нетрях розмовляє українською».

В этой цитате — присущее Лазебнику внимание к деталям, в котором скрыто целое явление. При том, что стиль его в целом сдержанно-суховатый —именно такие детали, разбросанные по всей книге, делают ее привлекательной. Те детали хочется пересказывать. Как, например, о Михаиле Торченко, родом с Тернопольщины, который в первые свои эмигрантские годы в США зарабатывал тем, что мыл окна небоскребов. А поскольку боялся высоты, то для храбрости пел непристойные коломыйки. Дипломаты выглядывали с 38-го этажа здания ООН — кто там поет под окнами?

Некоторые из тех деталей почти невероятные. Вот любимец автора, Мирослав Гнатюк, будучи во время войны одним из руководителей ОУН в Австрии (а гитлеровцы преследовали оуновцев), для конспирации поступил в Венскую консерваторию. В художественном произведении это казалось бы выдумкой. Но это — правда! При том Гнатюк пел как профессионал, хотя основная его специальность — хирургия и психология (такую универсальность найдешь разве что в кино о супергероях, и то не поверишь).

Действительно, несколько таких сюжетов из книги Станислава Лазебника могли бы лечь в основу фильмов или телесериалов. Вот хотя бы о футболисте Александре Скоцене, который (еще «при Польше») начинал карьеру в украинской команде во Львове и не захотел перейти в престижный варшавский клуб («Я граю там, де мені моя честь наказує»). Впрочем, судьбу не обманешь — после 1939-го выступал даже за московское «Динамо», потом за киевское (оно тогда относилось к ведомству НКВД — попробуй отказаться!). Позже, в эмиграции, и за словаков играл, и за французов (в конце 1940-х годов назван лучшим центральным нападающим Франции), а за океаном, в 1950-х, имел титул лучшего футболиста Канады.

А вот более современный приключенческий сюжет — о лидере украинцев Бразилии Витторио Соротюке. Его дед эмигрант-украинец, а сам Витторио родился в Латинской Америке. Украинский язык выучил уже в зрелом возрасте. В юности, похоже, исповедовал идеалы Че Гевары и боролся с диктатурой повсюду, где ее находил, за что сидел в тюрьмах и лагерях Бразилии и Чили. Между прочим, женат на племяннице чилийского президента Сальвадора Альенде...

Книга, на первый взгляд, кажется сборником не совместимых между собой сюжетов. Но все-таки есть то, что эти сюжеты объединяет. Автора интересуют украинцы, которые стали успешными в других странах и при этом никогда не забывали, что они украинцы. А иногда, что самое удивительное, вспоминали об этом через одно-два поколения. Как вот вышеупомянутый Витторио Соротюк. Или как Маркиан Паславец, родом из эмигрантской семьи из Нью-Джерси — успешный бизнесмен, миллионер(!), который в 1990-х годах покинул США и принял украинское гражданство. Когда началась война у нас на востоке — пошел воевать рядовым, хотя в Америке был майором рейнджеров. Погиб. Похоронен на Аскольдовой могиле в Киеве.

...Что их объединяет? Автор ссылается на цитату из Горация: «Те, кто выезжают за море, меняют только небо, но не душу...»