Василий Агий — директор, преподаватель-ученый и почти... философ.

Фото предоставлено  Василием Ниткой.

Закарпатский лес — ценная сокровищница Украины. В тринадцати админрайонах действуют два десятка государственных лесных — опытных и охотничьих — хозяйств. Леса занимают 51,2 процента территории области.

Это самый высокий показатель в Украине. Площадь всех лесов региона — 687,9 тыс. га. Из них 588,9 тыс. га (или 87,1 процента) принадлежат предприятиям областного управления лесного и охотничьего хозяйства. Остальное — в постоянном пользовании Минэкологии, Минобразования, Минобороны и земли запаса.

Уместно добавить, что природно-заповедный фонд занимает 182,4 тыс. га, или 14 процентов территории области.

В прошлом году заготовлено 1 млн 171 куб. м ликвидной древесины, из них деловой — 411 тыс. куб. м. Важно подчеркнуть: за последние три года объемы заготовки сокращаются. Параллельно существенно уменьшается количество сплошных срубов — совсем скоро будут проводиться только выборочные. То есть полосы старого леса чередуются с полосами срезанного, на которых подрастает молодняк. Так склоны не оголяются и корни старых деревьев сохраняют влагу. Таким образом, здесь перенимается европейский метод заготовки спелого леса.

Еще одно: общий запас древесины в области составляет более 270 млн куб. м. И если средний запас древесной массы на гектаре в Украине — 186 куб. м, то на Закарпатье — 350 куб. м. Поэтому лес был и остается в центре внимания общества, а значит, под бдительным наблюдением находятся люди, для которых лес является рабочим местом. Как и для Василия Агия — заслуженного лесовода Украины, директора Виноградовского лесхоза.

Из досье «Голоса Украины»

Василий Агий родился в 1970 году в селе Шаланки Виноградовского района. Трудовую деятельность начал в апреле 1988-го контролером лесозаготовительного производства Мукачевского лесокомбината. После службы в армии работал сторожем, лесником, мастером леса Шаланковского лесничества Хустского лесокомбината. В феврале 1999 года переведен на должность заместителя начальника отдела лесного хозяйства государственного предприятия «Виноградовское лесное хозяйство».

Осенью 2010-го назначен директором Виноградовского лесхоза, который возглавляет до сих пор.

При руководстве В. Агия лесхоз много лет подряд занимает первые места в трудовом соперничестве среди родственных предприятий области.

Начиная с 2015 года ведет научную и преподавательскую деятельность в Закарпатском лесотехническом колледже (Хуст). Недавно завершил обучение в Лесохозяйственном университете города Шопрон (Венгрия). Сейчас является соискателем научной степени на кафедре лесоводства Национального лесотехнического университета Украины (Львов). 

В. Агий — автор и соавтор многих научных трудов. Выступил инициатором организации международного фестиваля «День охотника», который проводится в его родном селе Шаланки.

Награжден нагрудными знаками «За безупречную службу в государственной лесной охране» и «За заслуги перед Закарпатьем».

Заслуженный лесовод Украины.

Вместе с супругой вырастил двоих сыновей и дочь.

Лесоводом стал из уважения к старшему брату

— Василий Емельянович, вы родились и выросли рядом с шаланковским лесом. Может, это и повлияло на выбор профессии?

— Это красивая версия. Но нет. Близость леса вряд ли была причиной интереса к нему. Отец был шахтером, а потом агрономом и делал все, чтобы его сыновья не ощутили «минусов», присущих этим профессиям. Работа агронома требовала частых контактов с химудобрениями, вредившими здоровью...

Учиться на лесовода решил мой старший брат Александр, которого очень уважал и уважаю. И я по его примеру пошел учиться в Хустский лесотехникум.

— После учебы вы прошли все этапы работы в лесу — от сторожа до директора лесхоза. И в первые же годы вашего руководства коллектив становится лучшим среди лесных хозяйств Закарпатья. И это в низменном районе, где масштабы лесов сравнительно скромные. Какую цель вы ставили перед собой, идя на эту должность?

— Прежде чем меня назначили директором, я более десяти лет работал заместителем начальника отдела лесного хозяйства, поэтому хорошо знал каждого в коллективе, особенности характера, преимущества в работе. Для меня было важно, чтобы в коллективе сложились нормальные отношения, построенные на доверии. А когда царит благоприятная атмосфера, тогда уже появляются результаты, цифры в отчетах и соответствующая оплата труда. В первый же год работы нас признали лучшими среди лесхозов области. С тех пор во все последующие годы эта тенденция сохраняется.

— А что касается ухода за лесом, насаждений — были ли какие-то амбициозные планы?

— Были и реализуются. Возникли идеи по поводу новых пород деревьев — дуба, ореха черного, липы. Мы заложили питомник, позволяющий засаживать территорию, распространили в районе ясень белый. Это важно, поскольку наша территория — единственное место произростания в природный среде краснокнижного ясеня белого.

Сейчас главный браконьер — болезни

— Вырубка деревьев, браконьерство довольно часто становятся темой общественных выступлений. В «горячие» годы они коснулись и вашего коллектива...

— Когда люди переживают за лес, за окружающую среду — это нормально. К сожалению, очень коробит в таких выступлениях абсолютный непрофессионализм. Чтобы что-то объяснить, нужно сначала дать определенный уровень знаний. Настоящий лесовод за много лет научился понимать лес, чувствовать, что ему вредит, что ему нужно... В 2014 году я пришел на встречу с активистами, но диалог не состоялся. Аудитория сразу начала перебивать, дескать, «это нам не интересно, вы лучше отвечайте, почему воды нет в колодцах...». Намного легче, когда работу лесхоза проверяют люди, у которых есть базовые знания, им можно объяснить те или иные вещи.

— Сегодня в Интернете есть много фото- и видеоизображений — лысые, как полонины, горы; вагоны с хлыстами на железнодорожных путях; машины с древесиной и подписи под фото о преступной вырубке леса. Насколько это правдивые посты?

— Во-первых, многие из этих изображений фейковые. Достаточно посмотреть на фото с вагонами леса. Если присмотреться, то количество железнодорожных путей очень большое, намного больше, чем на наших станциях. Эти фото сделаны в России, в Сибири или где-то в других местах. Многие фото полонин (правильно они называются «альпийские луга») сделаны не в украинских Карпатах, а в румынских, а иногда и вовсе не в Карпатах. Нужно только поискать в Гугле первоисточник этой подачи.

Такие изображения нагнетают эмоции, создают атмосферу недоверия, но не приносят никакой пользы. Ведь эти картинки никому не адресованы — ни экологам, ни правоохранителям для проверки фактов.

— И все же о чрезмерной вырубке лесов заставляют думать катастрофические паводки, в частности, 1998 и 2001 годов.

— Эти случаи были поздно осенью — в ноябре, а также ранней весной, то есть в холодное время года, когда вегетационные процессы в природе не происходили и фактор леса никак не влиял на начало стихийного бедствия. Поверьте, на тот момент государственные комиссии очень тщательно рассматривали все причины паводков и фактор вырубки лесов в частности. Но связи между техногенным воздействием и катастрофой не обнаружили. (Тогда же наводнения били и во Франции, и в Чехии.)

Здесь общественное мнение и заключения специалистов отличались. На самом деле вырубка лесов наиболее массово и бездумно проводилась в 1940—1960 годах. Если же говорить о последнем десятилетии, то мы берем древесины вдвое меньше от научно обоснованных объемов.

— Итак, насколько проблемна ситуация с карпатским лесом?

— Самым масштабным «браконьером» сейчас являются заболевания лесов, особенно хвойных. Болезнями поражены огромные площади. И это пока невозможно предотвратить — происходят, к сожалению, климатические изменения. И влияют они не только на таяние ледников...

Одновременно был студентом и преподавателем

— Вы недавно завершили обучение в Лесохозяйственном университете города Шопрон в Венгрии по специальности «инженер-охотовед». Что это дало вам как специалисту?

— Учился в Венгрии и одновременно преподавал в Закарпатском лесотехническом колледже. Иногда бывало так, что один день я сдавал экзамен в Шопроне, а на следующий — сам принимал экзамены в Хусте. Венгерский опыт оказался очень полезным. В первую очередь мне импонирует сам подход к преподаванию. Титулованные, известные в научном мире преподаватели приходят в легкой удобной одежде, то есть «без галстуков», а само преподавание проходит в произвольной форме, очень часто лекции проводят в форме вопросов-ответов или свободного разговора. Такой способ общения начал внедрять и я на своих лекциях. Это повышает интерес и желание студентов получить как можно больше информации.

— А что касается отношения венгров к лесам, к природе — стоит ли чему-нибудь поучиться?

— Венгры учитывают свойства леса, интересы людей, проживающих рядом, а также интересы государства. Вырубка леса носит точечный характер, то есть не вырубают сплошные лесные полосы, а выбирают отдельное дерево, достигшее своей кондиции.

Там лес стараются оберегать от стрессов. И это заслуга охранных структур и самих граждан. Такого нашествия байкеров на опушках, как у нас, там бы себе не позволили. А у нас квадроциклы гремят по всем Карпатах. Нам нужно поучиться деликатности в отношении к лесу. Как и к людям, с которыми работаешь.

— Наверное, для вас не проблема трудоустроиться и жить в Венгрии. Но вы остаетесь здесь...

— Я живу там, где мне комфортно. А лучше всего чувствую себя в родных Шаланках. Даже в райцентр не захотел переезжать, ведь очень привязан к той среде, в которой вырос.

— Этот же вопрос и в отношении ваших работников. Удается ли удержать коллектив, ведь многие пытаются искать заработки за рубежом?

— Хорошо подготовленный и знающий коллектив — это основное богатство каждого предприятия. Я уже привык к тому, что каждый понимает тебя с полуслова и делает все абсолютно правильно без лишних объяснений. А начинающему работнику нужно пять раз все объяснить, пока он поймет задачу, а после этого все равно не сделает как надо. К сожалению, многие работники уехали за границу, людей не хватает. Притом, что у нас довольно высокая зарплата (в среднем 12 тысяч гривен).

Директор получает не намного больше, ведь работает система дополнительных стимулов по результатам проделанной работы. Есть должности, где можно получать и 20 тысяч гривен.

— Вы работаете над кандидатской?

— Работа называется «Особенности восстановления и производительность дубовых лесов Закарпатья». Звучит не очень интригующе, но это, во-первых, очень трудоемкая работа — высаживание дуба на разных участках, в разных климатических подзонах, чтобы выяснить, в каких условиях для дубового леса самый благоприятный фон. На основе этих исследований будут выведены рекомендации для оптимального выращивания дубовых насаждений.

— Фауна интересует многих. Что изменилось за последние годы?

— Наблюдаются интересные и приятные изменения. В 2012 году возле сел Хижа и Новоселица прижились олени, и их популяция растет. Развелось довольно много фазанов. И если выехать на поля за населенный пункт, то обязательно можно встретить и этих птиц, и зайцев, и других зверей. Их разведением занимается наше предприятие и лесоводы других районов.

С другой стороны, сохраняется эпидемия африканской чумы, и это сказывается на поголовье диких свиней. Это тоже реалии лесной жизни.

— Как правило, люди едут отдыхать в лес. В этом отношении вам можно позавидовать: ваша работа непосредственно связана с лесом, поэтому там часто бываете.

— Не поверите — очень редко! Работа директора не всегда отпускает в лес — целый день сидишь с бумагами, выезды — либо в Ужгород, в областное управление, либо в другие учреждения, на конференции... Каждый день заполнен таким количеством мелких и больших дел, что возможность выехать на наши угодья минимальная. Но все-таки стараюсь хотя бы раз в неделю бывать в лесу, общаться с друзьями, получать энергию, чтобы работать дальше.

Закарпатская область.