В Михайловском Златоверхом соборе состоялась презентация книги доктора церковно-исторических наук, проректора по научной работе Киевской православной духовной академии протоиерея Виталия Клоса «Автокефалия Украинской Церкви: обзор от крещения до Синодального Томоса». В монографии исследователь, опираясь на русские, византийские, арабские источники, прослеживает путь Киевской митрополии от ее создания до сегодняшних дней. Судьбоносным событием для всего украинского народа, для украинского государства стало получение УПЦ автокефалии, к которой она шла веками.

— Вопрос предоставления статуса автокефалии (это слово греческого происхождения, в переводе означает «сам себе глава» или «сам руковожу») является одним из самых важных в истории Православной церкви в целом и Украинской в частности, — говорит Виталий Клос. — Также он чрезвычайно важен для развития государства.

Автор отмечает, что по Апостольским правилам и правилам Вселенских соборов каждое независимое государство имеет право на свою национальную независимую Церковь. В частности, в правиле 17-м Четвертого и 38-м Шестого Вселенских соборов отмечается: «...гражданским и земельным распределениям пускай отвечает и распределение церковных дел...».

— Церковно-административное устройство должно отвечать устройству государственному, — говорит автор книги. — Нужно подчеркнуть, что автокефалии не предоставляются, а провозглашаются и затем признаются другими Поместными церквями. Право первой признать автокефалию принадлежит Церкви-Матери.

Одной из первых соборным решением в конце V в. получила автокефалию Кипрская церковь, в середине следующего века — Церковь Первой Юстинианы, существовавшая на территории современных Сербии и Черногории. Практически в то же время стала самоуправляющейся Синайская церковь, в 487 году провозглашается автокефалия Грузинской церкви, в X в. — Болгарской. Борьба за церковную независимость и государственность Болгарии длилась веками — до 1872 года. В перечне автокефальных Церквей — Сербская (1219 год), Элладская, Румынская, Албанская — эти Церкви провозгласили свои автокефалии с появлением независимых государственных образований и были признаны со временем.

Благодаря правительству своей страны 13 ноября 1924 года Томос об автокефалии получила Польская церковь — тогда в документах было указано, что присоединение Киевской митрополии, власть которой распространялась и на польские земли, к Московской церкви произошло в нарушение канонов и правил.

— Решающую роль в провозглашении автокефалии всегда имели власть и общественность, — отмечает Виталий Клос. — В 1918 году министр Александр Лотоцкий на соборе перед епископами сказал: «Основная задача украинской государственной власти заключается в том, что в самостоятельном государстве должна быть самостоятельная Церковь. Этого одинаково требуют интересы государства и церкви. Ни одно правительство, осознающее свои государственные обязанности, не может согласиться с тем, чтобы центр церковной власти находился в другом государстве... Таким образом, автокефалия украинской Церкви — это не только церковная, но и национально-государственная наша потребность. Это потребность нашей Церкви, нашего государства, нашей нации...».

Во времена крестителя князя Владимира Киевская Русь была большим и могущественным государством с установленными административными границами, которые в определенный период территориально превосходили даже Ромейскую империю, а Киевская митрополия превосходила все вместе взятые восточные патриархаты — Константинопольский, Александрийский, Антиохийский и Иерусалимский.

— Если представить себе Киевскую митрополию, то она охватывала частично или полностью территории таких современных государств, как Украина, Беларусь, Литва, Польша, Россия, Румыния, — подчеркивает исследователь.

Под конец правления Владимира только в стольном граде было несколько сотен церквей, при них работали иконописные мастерские, школы — со временем грамотность становится всеохватывающей, что подтверждают берестяные грамоты в древних городах и городках. В Киеве начинают чеканить монеты, что свидетельствовало о высоком уровне экономического и культурного развития.

— Русь имела все необходимые предпосылки для того, чтобы получить автокефальный статус своей Церкви в соответствии с 34-м Апостольским правилом, 17-м Четвертого и 38-м Шестого Вселенского соборов, — говорит доктор церковно-исторических наук. — Согласно «Хронике» игумена Феодосия Софроновича, во время крещения Руси первым Киевским митрополитом был святитель Михаил, сириец или болгарин по происхождению, построивший Свято-Михайловский Златоверхий монастырь (989 год).

Уже во времена Ярослава Мудрого собор русских епископов избирает на митрополитскую кафедру своего соотечественника — русича-украинца святителя Илариона, автора «Слова о законе и благодати». Он согласно летописи был «муж благ, и книжник, и постник».

— Поставлением Илариона митрополитом Ярослав Мудрый направлял Церковь к полной независимости, — подчеркивает Виталий Клос. — Стоит отметить, что действия Русской церкви в то время были вполне каноническими.

Следующим митрополитом из русичей был Клим Смолятич — «черноризец, схимник и книжник».

— Подобные соборные избрания на Киевскую митрополитскую кафедру русскими епископами и поставления русичей-украинцев происходили с определенными перерывами. Можно вспомнить избрание митрополита Кирилла (1242 год), митрополита Григория Цамблака (1415 год), священномученика Макария (1495 год), — подчеркивает автор книги. — И уже после своего избрания эти иерархи получали благословение из Цареграда. После падения Константинополя в 1453 году Киевская митрополия стала де-факто независимой, обращение к Константинопольским патриархам носило скорее формальный характер.

С 1467 года первоиерархи Украинской православной церкви уже именовались «митрополит Киевский и всея Руси архиепископ». Последнее слово, закрепленное патриархом Дионисием, указывало на автокефальный статус Литовско-Русской церкви.

— В 1448 году в результате самовольного избрания на соборе епископов, архимандритов, игуменов и всего православного священства Золотой Орды (Московия в то время находилась в полном подчинении Золотой Орды) епископа Рязанского Ионы митрополитом «Киевским и всея Руси», что произошло по приказу Московского князя Василия, завершился окончательный раздел единой Киевской митрополии, — продолжает исследователь.

В 1620 году Иерусалимский патриарх Феофан, почти год проживший в Киевском братском монастыре, по просьбе духовенства, горожан, казаков во главе с Конашевичем-Сагайдачным возродил Киевскую митрополию и православную иерархию. Митрополитом Киевским и Галицким стал святитель Иов Борецкий, которого за поддержку Запорожской Сечи называли «казацким митрополитом».

Московское княжество, хоть и платило дань ордынцам, крепло и в 1686 году коварно захватывает Киевскую митрополию и подчиняет ее самопровозглашенному Московскому патриархату, который добивался признания в православном мире 141 год.

Целые разделы книги Виталия Клоса посвящены теме неканонического захвата, аннексии Киевской митрополии, а также теме уничтожения прав и отличий Украинской церкви от Московской, присвоившей себе даже название «Русская», и выкачке из Украины интеллектуальных сил. Автор отмечает, что тысячи выпускников Киевской академии были вынуждены (а некоторые и по собственной воле) работать на развитие чужого северного государства — «от иерархов до управлений духовных консисторий, ими устроенных, от воспитателей царской семьи до настоятелей монастырей, до ректоров, префектов и учителей ими же спроектированных школ, до кабинетных и печатных ученых, делопроизводителей, приказных дьяков и секретарей... и т. д. и т. д.». Среди интеллектуалов, уехавших с берегов Днепра поднимать Московщину, — вице-президент Синода Феофан Прокопович, митрополит Тобольский и всея Сибири Арсений Мациевич, архиепископ Белгородский и Курский Досифей Богданович-Любинский, митрополит Ростовский и Ярославский Димитрий Туптало, епископ Тверской и Кашинский Афанасий Волховский, архиепископ Московский и Владимирский Иосиф Волчанский, святители Софроний Кристалевский, Иннокентий Кульчицкий. Виталий Клос отмечает, что этот список можно продолжать.

Почти 300 лет Киевская митрополия находилась под московским сапогом. В результате имперской ассимилирующей политики в 1917—1921 годах, когда начались процессы отделения Украинской церкви от Московской и получения автокефалии, среди высшего духовенства было мало тех, кто понимал и поддерживал эти канонические требования.