Несмотря на обращение Президента в Кабинет Министров и Верховную Раду с предложением отложить внедрение рынка электроэнергии, он таки стартовал с 1 июля, как это и предусмотрено законом. И хоть о реальных результатах можно будет говорить лишь в начале сентября, уже сегодня можно констатировать: главное достижение — то, что новая модель энергорынка работает. «Главный положительный момент запуска новой модели рынка электроэнергии — то, что энергосистема работает в штатном режиме, а потребители не заметили ухудшения качества предоставления услуг», — такое мнение выразил глава Национальной комиссии, осуществляющей государственное регулирование в сферах энергетики и коммунальных услуг (НКРЭКУ) Оксана Кривенко.

Но если с ценами на электроэнергию для населения пока все понятно, ведь правительственное постановление предусматривает, что они не будут расти до 31 декабря 2020 года, то промышленные предприятия, несмотря на заявление премьера Владимира Гройсмана, что для коммерческих потребителей также не должно быть никакого роста цен, переживают этап определенной турбулентности. «Мы все необходимые решения правительства по этому поводу приняли, рынок начал функционировать, и я знаю от коммерческих потребителей, что цена по многим позициям не только не поднялась, но и упала», — сказал В. Гройсман через неделю после запуска энергорынка.

Однако как показало обсуждение этой темы во время круглого стола «Запуск оптового рынка электрической энергии: первые результаты и вызовы», уже сегодня выявили некоторые болевые точки, которые нужно урегулировать. В частности, пока не понятно, какой будет стоимость электроэнергии для коммунальных предприятий после начала отопительного сезона и как подорожает тепло и горячая вода для населения. По словам вице-премьер-министра — министра регионального развития, строительства и ЖКХ Геннадия Зубко, в стоимости водоснабжения и водоотвода доля электроэнергии составляет до 35%, а в тарифе на тепло — 6%, поэтому с началом отопительного сезона у коммунальных предприятий могут возникнуть проблемы с оплатой электроэнергии, а для населения это будет означать увеличение тарифов. Урегулировать ситуацию может принятие уже новым парламентом законопроектов о внесении изменений в некоторые законы Украины о бесперебойных поставках электрической энергии субъектам хозяйствования, предоставляющим коммунальные услуги, и корректировании цен/тарифов на коммунальные услуги (№ 9406), о внесении изменений в Закон Украины «О рынке электрической энергии» об обеспечении поставок электроэнергии защищенным потребителям Донецкой и Луганской областей (№ 10227) и о внесении изменений в некоторые законы Украины об урегулировании отдельных вопросов в сфере предоставления жилищно-коммунальных услуг (№ 10228).

По оценке представителя Президента в Кабинете Министров Андрея Геруса, в целом рост стоимости электроэнергии для конечного коммерческого потребителя составляет 25%, что является самым большим единовременным ростом за последние 25 лет. А с учетом увеличения стоимости электроэнергии на 10% во время внедрения в начале года первого этапа энергорынка рост составляет все 35%, что никак не коррелируется с мировыми тенденциями к снижению стоимости энергоресурсов.

Поэтому возникает вопрос, почему, например, в соседней Словакии цена на электроэнергию ниже, чем в Украине, хотя у нас сравнительно ниже экологические сборы и зарплаты. Ведь если рост на 26,5% средневзвешенного тарифа «Энергоатома» обосновывается тем, что раньше он продавал электроэнергию по очень низкому тарифу, то рост на 16% тарифа в тепловой генерации очень дискуссионный, ведь за последние полгода цена угля снизилась почти на 50%. «Учитывая, что уголь составляет 85% в себестоимости электроэнергии ТЭС, должно было бы произойти значительное снижение цены на электроэнергию, которую поставляет тепловая генерация», — отмечает А. Герус и предостерегает, что уже осенью рост цен на электроэнергию для промышленности ощутят и граждане. В этих условиях представитель Президента в Кабинете Министров считает необходимым внести изменения в закон о рынке электроэнергии, чтобы смягчить ситуацию.

Потому что хоть по словам главы НКРЭКУ О. Кривенко с 1 августа этого года должно произойти уменьшение стоимости электроэнергии для коммерческих потребителей за счет того, что начнут действовать новые тарифы на распределение и передачу электроэнергии, но таким предприятиям, как Никопольский или Запорожский ферросплавные заводы, это не позволит преодолеть убыточность. Поскольку в себестоимости продукции этих предприятий электроэнергия составляет свыше 50%, то возможные убытки ЗФЗ оцениваются в 70 млн гривен в месяц, а НЗФ — свыше 120 млн гривен. Учитывая это, ныне рассматривается возможность внедрения отдельных критериев работы на энергорынке для предприятий с высокой долей электроэнергии в себестоимости продукции.

В начале июля НАК «Нафтогаз України» сообщил о снижении по сравнению с июнем цены на газ — на 648 гривен за тысячу кубометров, или на 11,7%. Это уже второе снижение за два месяца, ведь в июне стоимость газа также упала на 436 гривен, или на 7,3% по сравнению с маем.

Вместе с тем «Нафтогаз України» активно наполняет подземные хранилища газа. Если на конец июня в ПХГ уже было 13,5 миллиарда кубометров газа, то 22 июля глава НАК Андрей Коболев сообщил, что запасы уже достигли      15 млрд кубометров.

«Осталось добавить 5 млрд кубометров. До конца сезона закачки — 86 дней», — сказал он. Отметим, что в прошлом году на этот период было накоплено немногим более 12 млрд кубометров, а вообще к началу отопительного сезона в ПХГ было 17 млрд кубометров газа. Необходимость доведения запасов до      20 млрд кубометров обусловлена неурегулированностью ситуации с «Газпромом» о продолжении с начала следующего года транзита газа через территорию Украины, что может усложнить прохождение осенне-зимнего сезона.