Москва. Бессрочный антивоенный пикет за обмен жертвами войны «всех на всех».

Фото от группы «СЕНЦОВ. ОБМЕН. СЕГОДНЯ И ЕЖЕДНЕВНО».

Среди топовых новостей в ленте снова всплыло: родственники российских военных, погибших при исполнении «служебных обязанностей» в других странах, судятся с минобороны России за денежные выплаты. Читаю такие информации, которые уже пять лет как не новости, и до сих пор удивляюсь. Как можно отпустить мужа, сына, брата на чужую войну? Знают ли родственники про «служебные обязанности»? В курсе ли они, что погибших не было ни в Сирии, ни в Украине, ни в другой стране по причине, что «их там нет».

Посмертные награды за убийства есть, похоронки есть, гробы есть, а официальной истории смерти — нет. Задуматься бы. Или хотя бы выключить телевизор и послушать своих соотечественников из многих городов России.

Лев АПЕКУШИН (Москва, маркетолог-аналитик):
— Декабрь 2013-го. Я жадно ловлю новости из Киева, ибо российские уже давно обрыдли. Что интересного может произойти в стране, в которой год назад спокойно приняли людоедский закон против детей-сирот? И страна почти не шелохнулась. Уже ясно, что нас растлил нефтяной бум. Свалившиеся с неба, незаслуженные, незаработанные деньги, даже небольшие (ведь бoльшая часть осела где-то там наверху), окончательно уничтожили честь и совесть у очень многих.

И вот я вижу огромную толпу — нет, не толпу! — я вижу людей, сотни тысяч людей, бесконечное людское море, которое выплескивается в эту мерзкую погоду на площадь только потому, что этим людям надоело вранье. Потому что они не готовы терпеть, когда о них вытирают ноги. Потому что у них есть честь и достоинство.

И это не какие-нибудь далекие австралийцы. Это — наши самые близкие соседи, с которыми мы много веков жили в одной стране. Она росла, уменьшалась, проходила сквозь долгие и страшные войны, сквозь еще более страшное «мирное время», менялись правители и режимы, но мы оставались в одной стране. Многие даже были уверены, что мы — один народ. А тут вдруг оказывается, что разные это народы.

И я понимаю, что я совсем этот народ не знаю. Хотя у меня жена — наполовину украинка (а мои дети, стало быть, — на четверть украинцы). Хотя я и бывал там. Ах, как мало я туда ездил, когда была эта возможность! Несколько раз в Крым, пару раз в Одессу, один раз провел отпуск с семьей в Миргороде — городе, куда моя жена ездила к бабушке ребенком каждое лето. И все.

И вот я ловлю новости из Украины, читаю фейсбучные ленты киевлян, я переживаю, я очень хочу, чтобы у них все получилось. И я уверен, что такое количество свободных людей, не боящихся дубинок и пуль, означает, что они не могут не победить. И эта уверенность дает мне надежду, что такое возможно и на моей родине.

Но, увы, в Москве это понимаю не только я. Это понимают и те, кто принимает политические решения. И именно в эти декабрьские дни они выносят приговор всей той многовековой общей судьбе. Они решают, что надо идти на обострение, на кровь, на хаос, нужен фон, чтобы запустить уже давно подготовленную операцию по захвату Крыма, а там — чем черт не шутит — и вообще доброй половины «братской» страны.

И всё. Никогда мы не будем братьями...

Нет, конечно, история идет вперед, никто еще не смог навсегда повернуть ее движение вспять. И когда-нибудь, через много-много лет мы станем добрыми соседями. Когда-нибудь. А сейчас я каждый день читаю, как в этой бессмысленной, развязанной моей страной войне гибнут люди. И я понимаю, что в этом есть и частичка моей вины.

Когда-то именно союз Московского государства и Украины повернул наследницу азиатской Золотой Орды в сторону Европы. Когда-нибудь Россия, разумеется, вернется на этот путь. Когда-нибудь ей станет стыдно.

Дожить бы.

Леонид ЦОЙ (Санкт-Петербург, психолог, художник):
— У меня много друзей и хороших знакомых в Одессе и Киеве. Все они тепло меня принимали, щедро делились ночлегом и едой, с ними всегда можно поделиться и радостями, и горестями, как будто они живут через дорогу. Их отношение ко мне ничуть не изменилось после российской агрессии, а вот я чувствую стыд и вину. Я бы очень хотел, чтобы российское руководство либо потерялось навсегда, либо, на худой конец, отказалось от своей преступной политики, как внешней, так и внутренней. Но создается ощущение, что им там очень нравится убивать и мучить людей. Я рад, что по крайней мере этой болью можно поделиться с украинскими моими друзьями и знакомыми. Желаю всем нам сил.

Николай АЛЕКСЕЕВ (Москва, экономист, партия «Гражданская инициатива»):
— Пять лет назад в результате Революции Достоинства и последовавших драматических событий Украина сумела отстоять свой европейский вектор развития и свою независимость. Прошедшие выборы Президента и нового состава Верховной Рады — важный этап на пути становления новой Украины. Впереди много трудностей. Будут новые испытания и ошибки. Но дорогу осилит идущий. Прогресс невозможно остановить. Мир меняется. Если наши страны не дадут достойный ответ на вызовы современности, навсегда останутся на обочине истории. Несмотря на всю сложность и трагизм ситуации, шансы Украины на благополучный исход высоки. Гораздо выше, чем у России.

К огромному сожалению, сейчас наши страны двигаются в противоположных направлениях. Очень важно, чтобы украинцы не дали затянуть себя в историческую воронку тонущей вчерашней империи, пытающейся с помощью гибридной войны удержать ушедшее прошлое. Уничтожающей всё то доброе, что накопилось за долгие годы нашей совместной истории. В России остаются много людей, не приемлющих агрессивную внешнюю политику руководства нашего государства. К огромному стыду и сожалению, наших сил и решимости недостаточно для изменения ситуации. Но мы всей душой с вами. И всё же постараемся сделать всё возможное для установления мира. И, в конечном счёте, выбрать для нашей страны тот же путь, по которому уже идёт Украина.

Не теряйте стойкости и решимости. Вы построите современное цивилизованное общество. Украина станет полноправным членом европейской семьи народов. Этого необходимо добиться, поскольку это лучшая судьба для замечательного народа Вашей красивой страны. Успеха вам, дорогие украинцы!

Татьяна ЖДАНОВА (Новосибирск, работала в Росгидромете, техник АНК, обработка спутниковой информации, пенсионер):
— Я родилась на Волыни и выросла в Крыму. При мне Крым вошёл в состав Украины и при мне строили Северо-Крымский канал — его строил мой отец — уроженец Полтавщины, при мне садили сады и виноградники. И сама я работала на школьной практике в поле, на винограде. Была на открытии канала. Мы приехали в голую степь, а покинула я цветущий Крым. По нескольким причинам я выбрала Сибирь для жительства: во-первых, климат — я тяжело переношу жару, во-вторых, проще найти работу, но о Родине никогда не забывала. После перестройки и распада Союза не сразу поняла, что происходит. Понимание пришло после 2008 года, поэтому в 2014-м сразу определилась, с кем я, — с Украиной. Там остались мои родные.

Я хочу пожелать украинскому народу с достоинством перенести все невзгоды и перипетии смутного времени. Я верю, что рано или поздно Украина будет свободной от Российской империи (а она по-прежнему не федерация, а империя, только в худшем своём проявлении). И желаю победы в борьбе за освобождение оккупированных территорий. И хотелось бы скорой, но это зависит не только от Украины.

Cергей ОКУНЕВ (из Саратова, журналист):
— Украина за последние годы совершенно неожиданно стала первой линией фронта в борьбе за демократические и европейские ценности. Есть синдром: страна должна войти в серьезную Европу. Думаю, что сейчас в Украине гораздо больше европейского и демократического, чем во многих странах, которых считают настоящей Европой. Последние события в ПАСЕ это доказывают. Украина — это Европа, Украина делает большие шаги в сторону Европы, Украина борется в буквальном смысле за свое Европейское будущее. Более того, вынуждена бороться с оружием в руках. И это ее выделяет с абсолютным знаком «плюс». Поэтому Украина — это будущее Европы. А не Европа — это будущее Украины. 

По поводу войны на Донбассе я еще писал несколько лет назад: России не выгодна эта война, она не знает, что делать с Донбассом. На Донбассе прошел такой же псевдореферендум, как и в Крыму. На востоке Украины была попытка провести такую же оккупацию и объявить, что те территории, которые были захвачены «ЛНР/ДНР», — это были территории России. Теперь мало кто понимает, что с этим конфликтом делать. Разумеется,  России выгодна вялотекущая фаза, как сейчас, когда активные военные действия, как в 14—15 годах, не ведутся. Но там есть точка конфликта, которая Кремлю, безусловно, нужна для давления на Украину. Таким образом, Россия не заинтересована в эскалации, поскольку это в первую очередь — деньги. Россию не интересуют никакие права, но при этом она понимает, что Донбасс — это аванпост, чтобы держать Украину в напряжении. Поэтому Россия будет заинтересована, чтобы такая вялотекущая ситуация оставалась. И никакого признания со стороны России Донбасса украинским в ближайшее время не будет.

Украина наконец окончательно выходит из экономической ямы, которая образовалась в 2014—2015 годах после разграбления страны бандой Януковича и после тяжелого финансового удара из-за военных действий и аннексии Крыма. Сейчас любой желающий может открыть основные экономические показатели Украины и посмотреть на их динамику — почти везде мы видим рост. Экономика адаптировалась к жестким условиям войны и кризиса 2014 года и теперь она может показать более уверенный рост. Кроме того, в Украине абсолютно потрясающее гражданское общество, которое и является на сегодняшний день гарантом европейского движения страны. Несмотря на многие проблемы, войну, нападения на активистов, давление со стороны ангажированных медиа и так далее, в Украине сохраняются и развиваются крупные общественные и гражданские институты, они инициируют законопроекты, контролируют реформы. Гражданское общество стало неотъемлемой частью политической жизни в Украине. Сейчас уже нельзя просто договориться между силовиками и олигархами, не принимая во внимание людей. Таки попытки уже были, и мы знаем, к чему они привели.

Подготовила Наталия ЯРЕМЕНКО.