Как правило, в такие учреждения не так часто наведываются гости и проверки. Жизнью его пациентов мало кто интересуется, даже близкие и родственники готовы забыть о них. Поэтому мир, в котором живут больные и немощные люди, практически отгорожен от общества. В нем сложно встретить добро, милосердие и сострадание. А боль и страдание, царящие здесь, обычно, немы. Потому что эти люди не умеют да и не могут защищать себя. Они не живут. Они просто терпят все то, что называется их жизнью.

То, что увидели сотрудники Секретариата Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека в Дунаевецком психоневрологическом интернате на Хмельнитчине, просто поражает. Трудно объяснить логически такую задумку, но почему-то тех жильцов, которым тяжело самостоятельно передвигаться, разместили на втором этаже. Шестеро из них могут передвигаться лишь на колесных креслах. Поэтому самостоятельно выйти на улицу из помещения, где нет и никогда не было лифта, у них нет никакого шанса.

Однако надо отдать должное персоналу. Утром работники интерната вместе с теми подопечными, кто может ходить сам и у кого есть силы, сносят колясочников на первый этаж. Там обустроен павильон дневного пребывания.

Казалось бы, за такую заботу нужно только благодарить. Но часто она оборачивается адом. Ведь, как сказано в отчете Секретариата Уполномоченного по правам человека, там люди с ограниченными возможностями вынуждены сидеть весь день. До тех пор, пока вечером их снова не возвращают в комнаты. Легко ли больному человеку просидеть почти неподвижно весь день, остается только догадываться.

Комиссия побывала в учреждении как раз во время прогулки. Но прогулкой это назвать сложно. Несколько человек сидели на скамейках, и сложилось впечатление, что они просто были прижаты к ним столами (на снимке). Можно предположить, что таким образом им специально ограничили возможность передвижения. Несложно было догадаться, что они сидят уже не один час и при этом не вставали даже для того, чтобы сходить в туалет — лужи мочи растеклись прямо под ними на полу.

Комиссия довольно мягко назвала внешний вид больных неопрятным. Но представьте себе людей, на которых одежда не по размеру да еще и не по сезону. При 35-градусной жаре пациенты были одеты в осенние туфли, теплые свитера и пиджаки.

По распорядку дня все они должны бы отдыхать в обеденную пору. Так и делало большинство из них. Вот только «отдыхали» они под открытым небом, пристраиваясь на лавках или просто на траве либо бетонных плитах. Вот так целый день жильцы интерната «прогуливаются» и «отдыхают». При этом в ужасную жару в комнате и павильонах дневного пребывания не было даже питьевой воды. О других удобствах, а тем более занятиях с персоналом, нечего и говорить.

Когда бываешь в подобных учреждениях, впечатления остаются гнетущие. Но объективности ради не хочется отбрасывать и объяснения тамошних работников. Дескать, контингент весьма специфический: не все понимают, не имеют простейших навыков по соблюдению личной гигиены, у многих проблемы с пользованием туалетом... А еще добавляют, что у таких учреждений просто нет материальной возможности, чтобы создать комфортные условия для подопечных. Да и санитарки и медсестры вынуждены выполнять очень сложную работу за небольшую зарплату.

Все это так. Но вернемся к упомянутому интернату. В начале года там сделали современный ремонт. Две комнаты оборудовали функциональными кроватями и у каждой поставили новые инвалидные коляски — все для удобства больных.

Все это было сделано для лежачих пациентов. Именно так руководство учреждения отчиталось в Хмельницкой ОГА. Но через полгода после этого во время визита комиссии оказалось, что комнаты... закрыты и не используются!

Ну, действительно, не «портить» же эту красоту такими пациентами.

Жизнь без выбора

Мало кто из них может самостоятельно сделать свой выбор в жизни. И не только из-за проблем со здоровьем. А еще и из-за отношения общества к ним. Мнение о том, что они не такие, как все, преобладает. А если так, то и внешний вид, одежда, условия жизни — все должно быть не таким. То есть не в разы, в сотни раз хуже. И никому нет дела, что другие умственные способности еще не означают другие чувства. Боль, холод, голод, усталость, физические страдания — все это присутствует в их жизни. Вот только вряд ли они могут пожаловаться на это. А тем более — изменить ситуацию.

В середине июня представители омбудсмена проверили психиатрическую больницу в селе Городище Шепетовского района. И нашли там двух человек, которые содержались в учреждении незаконно, то есть силой, в нарушение закона.

Что касается одного, то еще в марте суд принял решение об отказе в содержании его в психиатрическом учреждении. Но и спустя несколько месяцев комиссия обнаружила его в психбольнице. Мало того, пациент продолжал получать лечение.

Другому не повезло еще больше. Постановление относительно прекращения мер принуждения медицинского характера суд вынес еще год назад. Сам же пациент осознанного согласия на лечение не давал. Более того, во время общения с проверяющими настоятельно просил, чтобы ему дали возможность покинуть учреждение. Но почему-то никто не прислушался ни к решению суда, ни к желанию человека.

На этом фоне другие нарушения выглядят, якобы, совсем несущественными. В частности, как указано в отчете комиссии, там не нашли основных препаратов для лечения судорожных припадков, хотя в отделении и были пациенты, которым они необходимы. А палаты без дверей, грязное и застиранное постельное белье, отсутствие стирального порошка — все это стало нормой.

В обоих случаях проверяющие пообещали передать данные мониторинга как областным властям, так и правоохранительным органам. Чтобы те увидели и услышали, что происходит за закрытыми дверями этих учреждений.

И там, где хорошо, не все так хорошо

Защитники прав человека проверили на Хмельнитчине еще одно учреждение — Лонковецкий дом-интернат для граждан пожилого возраста и лиц с инвалидностью. Если взглянуть вскользь — все кажется хорошо и благопристойно: никто из пациентов не пожаловался на персонал или плохую жизнь. Там действительно соблюдают санитарно-гигиенические требования, налажен контакт между работниками учреждения и подопечными. В комнатах чисто и есть телевизоры. Но если присмотреться внимательнее — не так удобно и уютно, как должно быть вдома, где о тебе по-настоящему заботятся. Например, чтобы добраться до туалета, колясочники должны проехать мимо ванны или ждать завершения гигиеничных процедур. Да и о санитарных стульях с откидными ручками, пожилые люди, которые не ходят, здесь не слышали, поэтому вместо туалета используют ведра. Такие интимные детали, якобы, не для чужих глаз. Но именно из них и состоит жизнь этих людей. А еще не всем хватило ортопедической обуви, очков, слуховых аппаратов и т. п. После тщательного медицинского осмотра выяснилось, что все полсотни жильцов учреждения нуждаются в санации ротовой полости, некоторые — в протезировании. Но в районном лечебно-профилактическом учреждении нет врача-стоматолога, который должен лечить бесплатно.

Кто-то отметит, и одинокие старики где-то в селе живут в значительно худших условиях. И никто не покупает им очки, новую обувь, не лечит и даже не смотрит на них. Это действительно так. Но разве это может быть нормой? Почему равняемся на худшие образцы? Неужели можем очень тщательно ухаживать, готовить еду, убирать, сидеть целыми днями и развлекать пожилых людей со всей Европы, но не своих?

За многие годы, когда тысячи украинок работали сиделками, уже можно было набраться опыта. Теперь важно, чтобы и в обществе проснулось желание, чтобы украинским старикам, больным, немощным и одиноким жилось не хуже. Чтобы их жизнь увидел не только омбудсмен, но и все мы.

Фото Секретариата Уполномоченного Верховной Рады Украины по правам человека.