Ведь есть здесь и те, кто, как признались, после просмотра новостей (а с экранов теперь в основном негатив) и разных политических ток-шоу очень близко воспринимают все это к сердцу, волнуются и теперь оказались здесь, в палатах. Кого-то привели сюда разные жизненные стрессы. Об этом говорят между собой пациенты, потому что беда сближает людей, и они становятся более откровенными, особенно — с чужими, которых сегодня видишь, а завтра нет.

...К Татьяне Ивановне каждый день наведывается внук. Ему 24, окончил Национальный университет «Острожская академия», ищет работу по специальности «юрист», хотя может работать и программистом. «Очень переживает за меня, — говорит

Татьяна Ивановна. — Планировал ехать на море. Но отложил поездку, пока я не поправлюсь. Мы с ним живем вместе, поэтому очень дружны. А вот сыну, его отцу, звонила, а он коротко в телефонную трубку: «Как там твое давление?», а сам, слышу, продолжает с кем-то по другому телефону разговаривать. Я ему: «Не давление у меня, а аритмия», обиделась на его равнодушие и положила трубку. Даже несколько минут для матери не выделил... Только на внука могу положиться в старости».

К Ольге Петровне тоже приехали родственники. Ей стало немного легче, и невестка с сыном и двумя внуками позвали ее в больничный двор, где все присели на лавке под раскидистой яблоней. За ними из окна наблюдали те, кто с ней был в палате.

Сын с невесткой вынули пакеты с провизией из «Жигулей» и понесли в палату. А Ольга Петровна тем временем слушала щебет внуков — первоклассника и третьеклассника. Они активно сопровождали свои рассказы жестами, а бабушка улыбалась.

Потом к беседе присоединились невестка и сын. Довольная Ольга Петровна пришла в палату.

За всем этим наблюдала Прасковья Ивановна. Она, к сожалению, не чувствует такого внимания от детей. Все четверо уже со своими семьями, всех их женщина сама вывела в люди, потому что муж рано умер. Рассказывала, что трудилась на нескольких работах, чтобы дети жили не хуже, чем другие. Но за десять дней ее пребывания в больнице никто из соседок по палате не видел, чтобы к ней кто-то приходил. Женщине, похоже, было больно от этого, и она читала религиозную литературу.

«Было бы здоровье, ушла бы в монастырь», — как-то проговорилась она... Одинокая, больная, обделенная вниманием родных, она вызывала сочувствие. Заполняя историю болезни, медсестра спросила номер телефона, по которому они могли бы позвонить родным на случай каких-то непредвиденных ситуаций. Женщина пожала плечами, а потом горько зарыдала. Извинилась, легла и отвернулась лицом к стене... У нее была депрессия. Медперсонал, видя такое, старался поддержать ее психологически.

— Сложно лечить людей в таком состоянии, — говорит заведующая отделением Алла Матвийчук. — Пациент должен чувствовать, что он нужен семье, тогда процесс выздоровления проходит намного эффективнее. Хочу это донести людям. По моему мнению, даже если у вас какие-то недоразумения с родными, забудьте обиды и поддержите того, кто сейчас в больнице борется за жизнь. Будьте благородными и милосердными, чтобы потом не жалеть, что этого не сделали.

Хотелось бы и мне через газету донести мысль наших читателей коллегам — журналистам, которые готовят телепередачи, издают газеты: дозируйте негатив, потому что у многих людей из-за сложной ситуации в стране случаются инсульты, инфаркты, депрессии. Не все могут психологически выдержать такой поток негатива.

Ривное.