Сегодня 2002-й день войны с Россией. Об этом вряд ли упомянут в российских СМИ, как вряд ли и помянут более 50 тысяч россиян, доставленных с Украины «грузом-200» за пять лет войны. Горит Сибирь, взрываются склады, радиационные катастрофы... — август разогревает Россию. Страну, которая много веков не может вернуться с чужой войны. Но когда-нибудь это сделает. Ведь этого хотят и уже многие россияне, которым стыдно за агрессию Москвы и которые разогревают площади больших городов своей гражданской позицией и верой в мирное завтра.

Александра Орлова (Санкт-Петербург, художник):

— Я не следила за политикой в Украине и за российской политикой по отношению к Украине до 2014 года. И была потрясена, когда началась война в Украине.

Я не сразу смогла что-то делать. В 2015-м присоединилась к координационной группе антивоенной выставки под названием «Не Мир», в которой принимали участие и россияне, и украинцы. Я помогала координировать выставки в Москве и Киеве в 2016 году. В Киев мне было очень тяжело ехать, хотя я старалась не воспринимать лживую информацию от российских СМИ, создающих атмосферу страха, утверждающих, что украинцы теперь враждебны россиянам. Впечатление от посещения Киева показало, насколько такие сведения дезинформируют даже тех, кто старается не верить. Я встретила людей, вдохновивших в преобразование общества через поддержку низовых инициатив, децентрализации. С тех пор я неоднократно приезжала в Украину, участвовала в диалоговых встречах, молодежных обменах, в прошлом году волонтерила на сооружении детской площадки в Луганской области. Я вижу большую ценность в том, чтобы россияне и украинцы встречались, выслушивали друг друга, чтобы общение не прерывалось. Теряя контакт друг с другом, мы забываем, что мы люди, а начинаем верить самым нелепым, обесчеловечивающим слухам.

Меня спрашивали знакомые в Украине: ты против войны, и, видимо, у вас много тех, кто против, почему тогда о вас так мало слышно? Я удивилась, мне казалось, что столько гражданских активистов и художников выступали против войны... Решила тогда собрать информацию хотя бы об антивоенных художественных перформансах, сделанных российскими художниками с 2014 года. Я собрала сведения более чем о 30 акциях и перформансах. Моя работа опубликована в статье в сборнике Луганского университета имени Тараса Шевченко, который сейчас находится в Старобельске. Удается сделать так немного. Но хочется делать, чтобы утверждать возможность лучшего решения, чем агрессия и взаимная ненависть.

Вадим Казак (Петербург, политический активист):

— Я воспринимаю конфликт между Украиной и Россией как огромную трагедию и боль. Те, кто поссорил два братских народа, будут гореть в аду. Главная вина — на Путине! Он сделал так, что одурманенные русские люди поверили, что свершилось благо, тогда как творилось великое злодеяние. Я знаю, что многие украинцы за это нас искренне ненавидят. А я все равно люблю жителей Украины и мечтаю о том времени, когда мы снова протянет друг другу руки. И верю, что это рано или поздно случится. Мир вам, братья!

Татьяна Шиповская (Москва, религиовед, философ, астролог, космоэнергет):

— Дорогие украинцы! Долго думала, как написать вам так, чтобы было правильно и честно, чтобы вы не заподозрили меня в неискренности. Как бы там ни было, буду писать о том, что наболело и о чем не могу не сказать.

На самом деле я отношусь к тому меньшинству людей, которые, как я, ненавидят свою родину. Ненавижу ее теперешнюю. Россия оборзела! Мы живём в оккупации. В оккупации, организованной преступной группировкой. Которая грабит страну беспощадно и цинично. А народ держит в пропагандистском сне, несуществующей реальности. Эту опг защищают огромное количество полиции, ОМОНа и росгвардия. Но это не всё. У них ещё есть армия, ввс и военно-морской флот. Это милитаристская страна. Им мало бороться с собственным народом. Такое количество людей в форме уже само по себе предполагает, что они будут задействованы. Иначе зачем Путину столько? И мы видели агрессивные действия России в Грузии, Осетии, Украине, Сирии. Я уверена, что она на этом не остановится.

Я очень сопереживаю Украине. Крым был оккупирован путинской армией. Все голосования сфальсифицированы. Российские власти во главе с ВВП не могли оставить Украину в покое. Оторвать хоть сколько можно от чужих территорий, не наладив жизнь в своей стране. Зачем ему, ему неинтересно делать людей счастливыми. Его имперским аппетитам интересно нести несчастье, разорение и жестокость людям.

Я горжусь вашими стойкостью и непоколебимостью. Украинцам удалось вырваться из лап этого монстра — СССР. И я уверена, что у вас всё получится. Ибо свободолюбие украинцев обусловлено исторически. Вам было трудно, всегда трудно. Всегда от России шла угроза потери свободы и самоидентификации.

Я очень рада, что украинцы смогли создать отдельную автокефальную украинскую церковь. Это важный исторический этап в жизни страны. Гнать в шею РПЦ МП! Я точно знаю, что практически все приходы московской патриархии за границей являются филиалами российской военной разведки и ФСБ. И не надо быть умником, чтобы понять, что так же происходит и на территории Украины. Я сама долгое время находилась в лоне русской церкви, но она изменилась, стала обслуживать интересы номенклатуры. И я вынуждена была уйти оттуда.

Никогда в России ее жители не жили свободно и достойно. Всегда эта страна подавляла свободолюбие и независимость как личности, так и народностей, живущих на ее территории. Возьмите хотя бы всю историю российского государства.

Я тут задыхаюсь, я не могу назвать Россию — моя страна. Я называю ее «эта страна». Потому что моя страна — это родина, это как мать. Но эта страна всегда была на протяжении всей ее истории Тюрьмой Народов. Теперь мы ее видим со времён совка и всеобщим концлагерем для собственного народа. Ни одна страна в мире, кроме тоталитарных режимов, не борется с собственным народом такими жесточайшими средствами.

Украинцы! Вы молодцы, вы развиваетесь. А мы тухнем. Ваша свобода — это главное, Украина — ваш дом! Берегите Украину! Не давайте России навязывать вам свою политику. Нас в России, свободных людей, слишком мало. Но всё равно этот преступный режим когда-нибудь падёт, я верю: мы ещё станем друзьями. Я надеюсь.

Марина Антонова (Кировская область, инженер-проектировщик):

— Я очень люблю Украину и народ Украины! Последний раз была в Украине очень-очень давно... Но в Киеве живут мои родные: брат двоюродный с семьей, тетя, которых я очень люблю и очень давно уже не видела... А про войну... Я даже в самом кошмарном сне не могу представить с двух разных воюющих сторон моих сыновей и сына моего брата... Что тут ещё можно говорить?

Елена Мир (Москва, администратор салона красоты):

— Трупин мне не президент, а преступник и вор.

Крым — это Украина.

РПЦ — не церковь, а филиал Лубянки и гундяевский бизнес.

Русский мир — это война.

9 мая — не праздник, а день слёз и великой скорби.

Сталин — тиран и убийца!

Больше всего Путин жалеет о распаде СССР, а по монастырям всегда таскается перед войнами. И вот когда убивали чеченцев, мы молчали. Когда в течение последних пяти лет убиваем украинцев, мы молчим. Когда в оккупированом Крыму убивают и сажают крымских татар, мы тоже молчим. А каннибализм у нас тоже очень давно процветает, и тоже все молчат. Я не вас, друзья мои, имею в виду, а основное большинство нашей недостраны. Тут давно каждый сам за себя и всем на всех глубоко наплевать!

Очень хочу, чтобы моя любимая Украина процветала, чтобы на этой земле царили мир и благополучие! Чтобы скинули олигархат. Всей душой болею за вас и люблю вас! Всё у вас будет хорошо, в отличие от нас...

Нина Моисеева (Москва—Тюмень, лаборант-микробиолог):

— Про войну что скажешь — страшное дело. На днях стояли в пикете с плакатом «Нет войне с Украиной». Из того, что читала в Интернете, сделала вывод, именно для себя, да... во многом, очень во многом, к сожалению, в этом наша, то есть России, вина. И да, признаю на себе ответственность за это и не знаю, как прекратить — вот только на пикеты ходить могу. Сама в Украине не бывала ещё, но, может, как-нибудь приеду...

Алена Романова (Москва, художник):

— Моя любовь к Украине началась в 2004 году, когда я приехала в Киев во время первого Майдана. До этого Украина производила впечатление сонной советской провинции, где главной темой было «хорошо покушать». А тогда на площади я неожиданно увидела живой веселый (что очень важно) народ и при этом не похожий на россиян. Второй Майдан я провела, не отрываясь от компьютера, и карта Украины с падающими памятниками Ленину до сих пор перед глазами. Я надеялась, что в Украине все теперь пойдет по-другому и это поможет нам в России сделать шаг к свободе.

Ну а потом Крым, Донбасс, Славянск и Сенцов, получивший 20 лет лагерей.

И все-таки мне казалось, что с Украиной меня лично ничего не связывает, кроме нескольких друзей и общей симпатии, но вдруг все изменилось: в 2016 году я практически случайно узнала, где во время войны безвести пропал мой дед. Это оказался район Славянска—Лисичанска. К этому времени мне эти названия уже были хорошо знакомы. По Москве разъезжали машины с наклейками «Можем повторить» и действительно повторяли, это было возможно только благодаря той бетонной стене лжи, которая окружила нашу и вашу историю. Тогда я стала собирать все, что можно, о тех местах и о том времени и читать все толковое, что можно было найти про Украину, потому что про «братский народ» я ничего не знала. Да и не я одна такая. Спасибо украинским сайтам: только там я смогла найти честную информацию, ведь на российских по-прежнему была сплошная пропаганда войны. С тех пор Украина — часть моей личной истории.

Сейчас, в 2019-м, после пяти лет войны, кажется, что история буксует,и мы все — заложники путинской власти, но это объясняет не всё. Если вы (и мы) — заложники, то советского мифа. Но Украине все же легче, она не болеет имперской дурной болезнью. За эти пять лет у вас произошли очень важные изменения — наконец-то появились украинский язык и самосознание и гiднiсть. И Бог вам в помощь на этом пути. Я за вас!

Рис. Алексея КУСТОВСКОГО.