В закрома засыпали более 2,4 миллиона тонн зерна, на 300 тысяч больше прошлогоднего показателя.

— Аграрии обмолачивают ранние зерновые на последних гектарах, — сообщил руководитель областного департамента агропромышленного развития, экологии и природных ресурсов Николай Ткачук на совещании в облгосадминистрации. — Остался небольшой клин озимой пшеницы. Уже намолочено 2 миллиона 445 тысяч тонн зерна, на 300 тысяч больше прошлогоднего. Высшая урожайность. На круг собрали по 54,5 центнера, на 6,5 центнера больше, чем в 2018-м.

— Жатва затянулась, ведь есть что собирать, — говорит глава ассоциации фермеров Липовецкого района Владимир Дишкант. — Только что дальше делать с хлебом? Цены нет. Четыре тысячи гривен дают за тонну третьего класса пшеницы — разве это цена? В прошлом году на старте было больше.

По словам собеседника, так же упали цены на другие сельскохозяйственные культуры.

— Можно было бы еще понять покупателей, если бы хлеб на прилавках тоже дешевел, — продолжает Владимир Дишкант. — Все происходит наоборот.

Опытный аграрий выступает против широкого спектра стандарта на зерно.

— Что это за классификация, — говорит он, — зерно первого, второго... шестого класса. Это для того, чтобы больше запутать производителя. Тем само меньше заплатить ему. На деле именно так получается. Почему у европейцев стандарты значительно проще, соответственно, понятнее?

— Вы бы лучше обратили внимание на трутней на жатвенном поле, — говорит еще один собеседник, который просит не называть себя.

Трутнями называет тех, кто не умеет ни сеять, ни собирать, представления не имеет, как зерно растет. Зато хорошо умеет торговать, обдирая земледельцев, как липку.

— Такие покупатели, как манны небесной, ждут, когда комбайны появятся в поле, — продолжает собеседник. — Приезжают на поля на крутых иномарках. Хоть из-под комбайна готовы забрать зерно. Знаете, за сколько? Предлагают аж три тысячи гривен за тонну пшеницы.

Ситуацию с так называемыми трутнями автор попросил прокомментировать одного из специалистов аграрной сферы. Говорить он согласился анонимно.

— У этой медали две стороны, — отметил специалист. — Такие покупатели забирают зерно без документов. Поэтому и цену сбивают. Как мне известно, там есть двусторонняя заинтересованность — продавца и покупателя. Как они делят прибыль, подробности неизвестны. Зато знаю другое — фермеры не отчитываются перед государством об урожайности. Правильно ли это? Наверное, нет. Потому что появляется возможность для злоупотреблений. Жатва — это работа не только для земледельцев. Так же, как земледельцы, должны рано вставать налоговики, правоохранители. Как часто они бывают на жатвенном поле, это уже у них спросите.

Винницкая область.