На снимке: цветы к памятнику «Раненый солдат».

Фото автора.

Звучал тревожный голос диктора…

К сожалению, мероприятие прошло по упрощенной, но удобной для организаторов схеме. Священник отслужил панихиду, руководители области и города возложили цветы к памятнику «Раненый солдат», несколько предложений от ведущей, минута молчания, гимн. Не удивительно, что при таких подходах на Мемориал приходит каждый раз все меньше людей, почти нет молодежи. Как всегда выручают лишь ветераны, а еще послушные чиновники.

Тем временем война для волынян началась именно 1 сентября 1939 года. Немецкая авиация бомбила Луцк и другие волынские города, в армию призывали резервистов. За август и первые дни сентября в Войско Польское мобилизовали 5,5 тысячи волынян, а с теми, кого призвали раньше на срочную службу, уже насчитывалось 10 тысяч. В целом из всех западноукраинских воеводств в миллионной польской армии участие в немецко-польской войне принимали 120 тысяч украинцев. Тысячи из них не вернулись тогда домой.

Житель Луцка Иосиф Ващук, отец которого Петр тоже был участником тех баталий, несколько десятилетий изучал судьбы солдат-волынян, встретивших войну в составе Войска Польского. Иосиф Петрович, которому в 1939-м было семь лет, навсегда запомнил свой первый школьный день. Директор школы села Городнее, фамилия которого Верба, чтобы придать моменту торжественности, включил аккумуляторный радиоприемник. Однако, вместо ожидаемых праздничных маршей, из открытого окна звучал тревожный голос диктора Варшавского радио: «Война. Жовнежи, стреляйте поволе, але прицельно. Будем воевать до последней капли крови...» Это было утро 1 сентября 1939 года…

Польша не сдавалась и не сдалась

Патриотизма и самопожертвования полякам было не занимать. Вопреки всему скептицизму советской пропаганды, Войско Польское в сентябре 1939 года сражалось ожесточенно и героически. Уже в первый день войны в районе Мокры Волынская кавалерийская бригада, которая до этого дислоцировалась в Ровно, отбила атаку 4-й танковой дивизии гитлеровцев, а затем и контратаковала ее. Уже к полудню вражеская дивизия потеряла 32 танка. Всего же в течение первого дня немцы, по утверждению командующего польской армией «Лодзь» генерала Руммеля, благодаря отважным воинам-волынянам недосчитались 150 танков и бронетранспортеров. Двадцать дней продолжалась оборона окруженной Варшавы, отчаянное сопротивление польские войска оказывали под Млавой, не сдавалась Гдыня. Навсегда золотыми буквами вписали свои имена в историю 182 защитника военных складов польского флота в Вестерплатте. Под артобстрелом и бомбардировкой они неделю сдерживали атаки четырехтысячной фашистской армии. С 9 по 18 сентября продолжалось успешное противостояние польской армии «Познань» и частично «Поможе» под Бзурой, только 29 сентября капитулировал Модлин, 2 октября — прекратил более чем месячное сопротивление гарнизон на косе Хель. Последними крупными столкновениями немецких и польских войск стали бои севернее Коцка.

Вместо конфет пули в сердце

К этим событиям Волынь имела непосредственное отношение, поскольку в межвоенные годы находилась в составе Польского государства. Более того: с 10 по 13 сентября ставка главнокомандующего польскими войсками находилась во Владимире-Волынском. В Луцке, в помещении одного из корпусов теперешнего Волынского национального университета (на улице Винниченко), в начале сентября 1939 года был развернут военный госпиталь, куда поступали раненые с фронта.

Ни в одной из книг советского периода вы не найдете сведений о том, что уже 16 сентября в Шацк через Влодаву прибыл передовой отряд гитлеровских мотоциклистов, а чуть позже, с юга, танки корпуса Гудериана. А 20-го немецкие войска вошли в Любомль. Они разоружили там польский гарнизон и раздали часть оружия местным жителям для организации милиции. Что касается Шацка, то старожилы рассказывают, что немцы никого там не трогали. Они прогуливались по городку, покупали у жителей или обменивали на шоколад и сахарин продукты. 18 сентября немецкие войска так же неожиданно, как и прибыли, снялись с места и направились через мост во Влодаве за Буг. А уже в 1941—1944 годах от рук фашистов погибли почти все жители Шацка еврейской национальности, составлявшие значительную часть населения городка.

Вернемся снова к мероприятию на Мемориале в Луцке. В числе присутствовавших мы увидели много ученых-историков Восточноевропейского национального университета имени Леси Украинки. Тех, кто мог бы и готов был рассказать обо всем этом людям, которые, несмотря на воскресный день и невероятную для этого времени года жару, пришли почтить память жертв Второй мировой войны. Но этого не предусматривал короткий сценарий действа.

И еще о том, что болит. На Мемориале была «Стена сожженных сел» с замечательной скульптурной группой. Монумент остался, стену отреставрировали, облицевав ее черным гранитом, а вот сотни табличек с названиями уничтоженных фашистами волынских сел куда-то исчезли. Так же, как и надписи об общих потерях, понесенных Волынью в годы Второй мировой. До таких «мелочей» нет дела ни областным, ни городским властям Луцка. Общественность обращает внимание и на то, что при входе на Мемориал стоят две гранитные стелы, на которых цифры — 1941—1945, а ведь все знают, что война началась в 1939-м. Создается впечатление, что люди, отвечающие за этот участок работы, либо некомпетентны, либо равнодушны. Хотя скорее, как говорится, два в одном…

Волынская область.