– Деда, а почему здесь так грязно? – искренне удивился мальчик, заприметив на соседних местах в вагоне поезда пустые бутылки из-под «Кока-колы» и разбросанные цветные фантики.

– Видишь, кто-то мусор оставил.

– Ну как это «кто-то», ведь здесь же люди были.

Малый надел рюкзак, взял деда за большую стариковскую руку и поплелся к выходу из вагона. Он пошел жить свою жизнь: завтра ранний подъем, молочная каша на завтрак, детсад, мультики и шоколадка с маминой работы. Он даже не понял, какой глубины добавил простому диалогу неиспорченной прямотой пятилетнего мальчика. Он даже не догадывается, что я уже несколько дней не могу выбросить из головы это чертово «Ведь здесь же люди были».

Люди. Люди. Как много у них еще осталось человеческого? Ребенок даже предположить не способен, что взрослые, которые так любят поучать, которые, кажется, знают все на свете, на самом деле еще в школе прогуляли занятия по культуре. Общественная жизнь – неразрывная цепь: каждое действие влечет за собой новое, не избегая дальнейших последствий. Вот и получается, что оставленная в вагоне поезда бумажка – не только дискомфорт для остальных, не только игнорирование элементарных правил (жаль, без достаточной пенализации), но и проявление неуважения к работникам железной дороги, далеко не лучший пример для пятилетних ребятишек, кстати, представителей поколения, на которое старшие всегда возлагают большие надежды.

Хуже всего то, что, вероятно, пассажиры вообще не заметят подобный инцидент в вагоне, проводница привычно вздохнет и в очередной раз уберет мусор, виновники останутся ненаказанными, а ребенок на следующий день оставит на лавочке в парке обвертку от мороженого.

Рисунок автора.