Особенность кельи-церкви в том, что она подземная (на снимке).

Когда-то здесь, в непроходимых Ирдынских болотах Черного леса, был известный на всю Украину православный Успенский Виноградский (Ирдынский) монастырь. Один из семи оставшихся на все Правобережье после введения там Речью Посполитой Унии. Точных сведений о времени основания обители нет. Некоторые исследователи считают, что первые монахи здесь поселились в начале XVI века, другие — в XVII. Первое официальное упоминание о монастыре датируется 1625 годом.

Православный монастырь получал универсалы и грамоты на владение землей и покосными лугами от гетмана Богдана Хмельницкого (1654), царя Алексея Михайловича (1660), короля Яна Казимира (1661), гетмана Ивана Скоропадского (1710), князя Станислава Любомирского (1777). В его истории были и взлеты, и падения. В документах зафиксировано, что монастырь пережил Руину в 1630-х, 1678-м и 1711 годах. Но возрождался из пепла, словно птица феникс. Вот только советского уничтожения пережить не смог... Поэтому в наше время только потомок бывших монахов отец Евгений из села Дубиевка Черкасского района приводил своих прихожан на святое намоленное место два раза в год.

В древности монастырь был женским. Когда после очередного разрушения его восстановили за выделенные гетманом Мазепой средства, обитель стала мужской. Братья занималась и садоводством, и виноградарством — недаром на старой печати монастыря изображена гроздь винограда. Здесь лечили от разных недугов и... даже изготовляли кирпич на монастырском кирпичном заводе.

Интересно, что в Виноградском монастыре после отречения от права гетманства на казацком совете в Корсуне был в 1663 году послушником сын великого гетмана Богдана Юрий Хмельницкий. Братия знала его как Гедеона.

В начале XVIII века святую пустынь во второй раз разрушили то ли татары (союзники Пилипа Орлика в борьбе с Москвой), то ли поляки. Ведь в 1654 году монастырь уже страдал от их набегов, и монахи вынуждены были укрываться на Слобожанщине.

Мог он опустеть и из-за приказа царя Петра I, который велел всем жителям Правобережья, которое находилось под властью Польши, переселиться на подвластные России земли, то есть на Левобережье. Кто сопротивлялся, был изгнан царскими войсками. Кстати, в 1678 году после Чигиринской Руины монахи Виноградского монастыря тоже переселились на Левобережье.

Восстановили монастырь приблизительно в 1730 году. Возрождение обители связывают с именем Луки Пелеховского. Говорят, он, спасаясь от униатов, пришел сюда из Почаева и принес с собой церковную утварь. Пелеховский был якобы игуменом Почаевского монастыря, сначала православного, а потом униатского. Иеромонах побывал сперва в Киеве, а потом и в Переяславе, где получил все необходимые разрешения на восстановление обители. Вернувшись на Ирдынские болота, он заложил, обустроил и освятил храм Успения Пресвятой Богородицы. Точно известно, что в 1731 году монастырь уже действовал. Кстати, и название Виноградский ему дал именно Лука Пелеховский из-за винограда, который приносил щедрый урожай благодаря молитвам и ежедневному труду монахов.

В середине XVIII века Ирдынская обитель ненадолго оказалась в руках униатов. Но уже в 1767 году в ней находился гайдамацкий отряд. Примечательна и «помощь» монастырю в тяжелое время от московской православной церкви. В январе 1764 года монахам выслали из Москвы... два экземпляра книги «Последование о исповедании».

Кстати, существует мнение, что именно выходцы из Виноградского монастыря основали во второй половине XVII века Красногорский монастырь неподалеку от Золотоноши, который успешно функционирует по сей день.

В XIX веке Ирдынская обитель поддерживала тесные экономические и духовные связи с известной семьей украинских промышленников и меценатов Яхненко-Симиренко.

Как подтверждает исследователь прошлого Смелянщины, подвижник зеленого туризма Сергей Тимофиив, несмотря на все невзгоды, монастырь дожил до советского времени. И в 20-х годах прошлого века его несколько раз грабили, а 7 августа 1923-го он прекратил свое существование. Но в Успенской церкви еще правили службы и в 1924 году, а в помещениях монастыря жили 10 монахов. Окончательно древнюю обитель закрыли решением Малого Президиума ВУЦИК 25 декабря 1924-го. Монахов перевели в Медведевский Николаевский монастырь.

Здесь стоит вспомнить статистические сведения Успенского Виноградского (Ирдынского) мужского монастыря 1893 года. В них речь идет о том, что в пустыни было три церкви: строящаяся Соборная Успенская и две деревянные — Свято-Троицкая и Святителя Николая. А также корпусы-кельи, хозяйственные постройки для 31 монаха. Советская власть нашла для них новое применение — в 1929 году территорию монастыря отдали под лепрозорий.

В наше время в монастыре действует психоневрологический интернат, который местные жители упрямо продолжают называть «лепрозорием». Культовые сооружения, к сожалению, не удалось сохранить. А вот подземные хода и кельи — да. В свое время монахи закапывались в скиты, чтобы уединяться. Первый и, наверное, единственный уцелевший до наших дней план подземного монастыря нарисовал в 1868 году граф Алексей Бобринский. Его опубликовал в 2009-м в Москве в книге «...Сказанье о Смелянщине» житель Смелы, известный ученый и краевед Анатолий Коваленко.

— Там размер пещерной церкви обозначался как 150 шагов на 80. А ее купол поддерживали четыре глиняных столба. И уже в то время на карте отметили места завалов пещер, — рассказывает Сергей Тимофиив (на снимке вместе с туристами справа).

О значительной длине подземелий свидетельствуют и воспоминания сына одного из бывших медработников учреждения Станислава Осадчего, который с друзьями в послевоенное время играл в них. Осадчий рассказывал о своих детских приключениях в Киеве во время учебы. Рассказы стали довольно известны, и в Малое Староселье выехали 20 археологов и спелеологов под руководством спелеолога Алика Агавяна. Они, будто бы, обнаружили, что подземная часть монастыря состоит из трех этажей, и нашли предметы, датированные XII—XIII вв. После трагической гибели руководителя группы исследователей возглавил писатель и сценарист Богдан Жолдак. Он снял фильм о монастыре, который передал в архив Киевского Военного морского училища. А дальше следы ленты теряются...

Мне довелось побывать в келье подземной части монастыря, которая сохранилась и которую вместе с другими восстанавливал неутомимый Сергей Тимофиив. Тогда вспомнились слова киевского митрополита Варлаама Ясинского, который в 1706 году поручал игумену Виноградского монастыря Иосифу Григоровичу восстановить обитель, поскольку она «пустует и в пещере церковь, в которой не проводятся службы»...

Все идет по кругу. Церковные службы здесь уже проводятся, но, к сожалению, ныне вход в восстановленную келью снова понемногу обваливается. Хотя туристы все равно едут. Это не удивительно. Я хорошо помню волнение и чувство одухотворенности, которое охватило меня под землей. Ведь это место загадочное, таинственное, намоленное на протяжении веков. Здесь прохладно, темно и тихо. Самый громкий звук — треск фитиля свечей, установленных в специальных углублениях в стенах. Вместе с тем воздух свежий и царит какая-то торжественность. Невольно вспоминаешь слова поэта Богдана-Игоря Антонича, который написал: «Тиша — це мова, якою до людини говорить Бог».

Эта келья-церковь, по сути, единственная уцелела из всего величественного монастыря. И хоть через нее проложен подземный ход длиной приблизительно 400 метров с ответвленными от него другими кельями, но все они в аварийном состоянии. Грунт в этих местах крепкий, наполовину состоит из глины, однако сверху над пещерами растет лес, и деревья, качаясь от ветра, неустанно разрушают его.

Возможно, до наших дней сохранилось бы больше подземелий близ монастыря, если бы не трагический случай. Сергей Тимофиив рассказывает, что в начале 60-х годов прошлого века во время экскурсии на Юрьеву гору, что под Смелой, потерялись двое детей. Они попали в подземные хода и, блуждая по ним четыре дня, вышли возле монастыря. Здесь их увидели работники медицинского учреждения, накормили. Но дети умерли от переохлаждения. После этого главный врач вызвал саперов, которые разрушили подземные хода направленным взрывом. Однако, как видим, они сообщались со знаменитыми Смелянскими подземными ходами. А это почти 15 километров...

Кстати, у монастыря есть и мистическая история. Во время разрушения его храмов богоборцами-коммунистами один житель Малого Староселья набрал отсюда кирпича и построил себе дом. Но в нем ночью слышались церковные колокола, поэтому люди ушли из этого дома. А он стоит до сих пор, нигде не просел, не обвалился, но люди обходят его стороной.

Александр ВИВЧАРИК, краевед.

Фото автора.