Богдан Мельник: «Без помощи адвокатов на заработках за границей едва ли удастся добиться компенсации за производственную травму».

Фото автора.

Ему уплатили более шестисот тысяч (в пересчете на гривни).

Водитель электрокара, разворачивая транспортное средство, задел ящик с металлическими заготовками. Рядом работал Богдан Мельник. Его ногу зажало металлом. Произошло это на одном из предприятий Польши по изготовлению металлоконструкций.

— Шесть переломов на стопе левой ноги! Такая была травма, — рассказывает он.

Ему советовали ехать домой. Особенно настаивали на этом поляки. Свои тоже говорили, что никому он ничего не сможет доказать. Он поступил по-другому. Два года добивался компенсации и все-таки получил ее. Возможно, советы винничанина окажутся полезными для других заработчан.

Мастер звонил, но не медикам

При воспоминании о том дне его лицо грустнеет. «Я был на своем рабочем месте, — рассказывает Богдан. — Поэтому моей вины в произошедшем нет. Поляк, водитель электрокара, допустил явное нарушение. Сделал это в присутствии других работников. Иначе на заводе все свалили бы на украинца».

От невыносимой боли он едва не потерял сознание. Закричал. Почувствовал, как кровь залила обувь. Стать на ногу не мог. Его взяли под руки и привели в комнату мастера. Оказали первую помощь. Ногу перебинтовали.

— Я просил вызвать «скорую», — говорит Богдан. — Мастер сразу взялся за телефон. Из разговора понял, что он общается отнюдь не с медиками. За три года работы в Польше я хорошо выучил их язык. Поляк беспокоился не о моем здоровье. С кем-то обсуждал ситуацию. Было видно по нему, что он в панике. Когда я во второй раз напомнил о «скорой», вообще вышел из комнаты и там продолжал разговор.

Травмированный мужчина на одной ноге доскакал на улицу. Сел под деревом, чтобы быть, как говорится, на виду у других. Говорит, там к нему подошел руководитель предприятия. Он же на своем автомобиле отвез пострадавшего в местную больницу.

— В палату меня доставили в шоковом состоянии, — продолжает Богдан. — После предоставленной помощи уснул. Врач сказал, что на ноге шесть переломов. Наложили гипс. Правда, удивляла настороженность медиков по отношению ко мне.

Собеседник говорит, что медперсонал с ним почти не общался. На вопрос: «Сообщили ли о травме в полицию или прокуратуру?» — не отвечали.

Так прошла неделя. Богдан решил сам вызвать полицию. Когда приехали полицейские, рассказал им обо всем, что с ним случилось, и где именно получил травму.

Вскоре после этого произошло то, чего он никак не ожидал. Украинца, передвигавшегося на инвалидной коляске, выписали из больницы.

— Объяснили это тем, что нарушил больничный режим, — улыбается собеседник. — Дескать, выезжал за пределы территории. Я действительно выезжал — покупал воду в киоске. Администрация больницы должна была сообщить в правоохранительные органы о травме заработчанина. Она этого не сделала. Полиция узнала об этом от меня. Наверное, так со мной поквитались.

Опираясь на костыль, Богдан добрался до места, где проживали украинцы.

— Наши люди тоже относятся друг к другу по-разному, — рассказывает мужчина. — Почувствовал это на себе. Нас было более десяти человек. Проживали в двух комнатах дома, предоставленных фабрикой. Приблизительно половина из наших помогали мне, кто больше, кто изредка, а остальные исповедовали наш украинский принцип — моя хата с краю.

«Езжай домой!» — уговаривали его

На фабрике травмированного украинца всячески уговаривали отказаться от претензий, чтобы полицейские и прокуратура не проводили следствие. Ему говорили так: «Если ты этого не сделаешь, половина фабрики останется без работы».

— Даже наши заработчане говорили то же, что и поляки, — рассказывает Богдан. — Дескать, ничего не докажешь, у них рука руку моет, но из-за тебя и мы можем пострадать.

После долгих размышлений, в конце концов, он сказал хозяину фабрики, что отказывается от претензий к нему при условии, если ему будут оплачивать страховку и возить в больницы. Мужчина работал официально, имел трудовой договор. Говорит, без такого документа можно было бы вообще забыть о каких-либо выплатах.

Он понимал, что механизм расследования уже запущен. Факт травматизма зафиксировали полицейские, приезжавшие по его вызову в больницу, и он не мог остаться без внимания. Так оно и произошло — фабрика не избежала проверки. Об этом он узнал позже.

— Я пошел наперекор всем, — продолжает собеседник. — Стал искать адвокатов, которые бы согласились помочь.

Адвокаты взяли пятую часть

— Адвокаты в Польше охотно берутся за такие дела, потому что ни для кого там не секрет, как предприниматели обманывают наших заработчан, — говорит Богдан Мельник. — Украинцы мало обращаются к ним по одной причине — считают, что это дорого обойдется. На самом деле с меня не брали никакого аванса. Свою долю защитники получали только тогда, когда добивались выплат. Деньги поступали частями.

В заключенном договоре указывалось, что их гонорар составляет 22% от суммы компенсации. Столько же предусматривалось уплатить из единовременного пособия.

— Мое дело было на 20 тысяч долларов, — продолжает Богдан. — Такая цифра значится в иске адвокатов в суд. По крайней мере так ее оценили адвокаты. Хотя они меня предупреждали, что вряд ли именно столько вернут денег.

На самом деле до суда не дошло. Как объяснил Мельник, средства ему выплатили согласно договоренности адвокатов с администрацией фабрики и страховыми компаниями.

Будьте очень осторожны, чтобы избежать беды

— В Польше работа на предприятии начинается с инструктажа инспектора по безопасности гигиены труда (БГТ), — отмечает собеседник. — К сожалению, большинство из наших заработчан формально относятся к этой процедуре. Но именно этот специалист является очень важным звеном в случае травматизма. Следует записать для себя его фамилию, телефон, адрес. Инспектор контролирует несколько предприятий, и где его рабочее место, знает только он. Если случится беда, именно ему надо в первую очередь сообщить о происшествии на производстве.

По словам Богдана, старший смены или мастер должен информировать руководителя предприятия. Тот в свою очередь — инспектора БГТ или прокуратуру.

— Спросите их, сделали ли они это, — отмечает собеседник. — Или звоните сами. Но для этого надо знать телефоны.

Не работайте без договора или соглашения. Прежде чем их подписать, внимательно прочитайте текст. Не знаете польский, попросите это сделать тех, кто владеет языком.

— Поляки-предприниматели очень боятся случаев травматизма, — рассказывает мужчина. — Поэтому всячески стараются их скрывать. С нашей фабрики четыре человека вернулись домой с переломами рук и ног. Без компенсации. Так должно было случиться и со мной. Удалось выйти из ситуации по-другому. Советую не опускать руки. А еще лучше быть очень осторожными, чтобы избежать беды.

Справка

Богдан Мельник раньше служил спецназовцем в областной полиции Виннитчины. Заочно учился в Академии МВД, получил образование юриста. Мастер спорта по боксу, этим видом спорта занимался еще со школы. Во время службы принимал участие в соревнованиях по универсальному бою. Завоевал второе место на всеукраинских соревнованиях среди полицейских. В 2016-м уехал в Польшу на заработки. Кардинально сменил профессию. После обучения на курсах получил специальность газоэлектросварщика. Сейчас мужчина дома. Говорит, за границей можно заработать тогда, когда имеешь востребованную специальность. Иначе не стоит ехать.