Среди случаев из адвокатской практики правозащитника Валентины Иваник много семейных драм. Супруги, прожив вместе много лет, вдруг решили разбежаться. И начинают делить имущество, «обкладывая» друг друга далеко не литературными словами. А когда дети становятся заложниками отсутствия взаимопонимания и даже вражды взрослых, остаются сиротами при живых родителях, это уже — трагедия.

...Однажды к адвокату за правовой помощью обратился молодой мужчина. «Андрей!» — представился и объяснил, что хочет лишить родительских прав на ее сына свою бывшую сожительницу.

Правозащитник уточнила:

— Вашего общего сына?

— Нет! — мужчина покачал головой. — Мы сошлись, когда Ольга (так зовут мою бывшую гражданскую жену) была беременна. Не женились официально. Не знаю почему, — он пожал плечами. — Просто жили вместе. Родился Ваня — я его сразу полюбил как сына.

— Чтобы получить полную картину вашей жизни и потом построить линию защиты, прошу вас рассказать о себе больше.

И мужчина начал свой нехитрый рассказ.

...Сперва в их семье был порядок: покой, любовь, радость. Но после родов у Ольги обострилась давняя болезнь. Поэтому вся забота о младенце легла на плечи Андрея и его родителей. Те жили отдельно, но каждый день наведывались, помогали по хозяйству, смотрели за внуком. Пока жена лечилась, Андрей работал на двух работах, чтобы удовлетворить все потребности Ольги и сына. Со временем жизнь стала на свои рельсы и покатилась по накатанной колее.

Ольга нигде не работала. Да и профессии никакой у нее не было. Домашние хлопоты тоже не очень привлекали. Могла днями валяться на диване перед телевизором, жалуясь на недомогание. Поэтому все чаще Ваня оставался на попечении дедушки и бабушки.

Однажды, вернувшись домой, Андрей не застал жену. Что случилось? Где она? Звонил Ольге на мобильный, но абонент находился вне зоны доступа. Поздно ночью на телефон Андрея пришло короткое сообщение, дескать, не ждите, домой сегодня не приду.

Так начался крах их семьи. Через неделю Ольга собрала свои вещи, сообщила, что полюбила другого, будет жить теперь с ним. И сына с собой забрала. «Он тебе неродной, ты ему никто!» — сказала, как отрезала.

Мальчик плакал, умолял не забирать его от отца, чем еще больше вывел мать из себя: «Чего нюни распустил? Андрей тебе чужой. Теперь у тебя будет новый отец».

Целый месяц мужчина не находил себе места. Бродил по опустевшему дому, обдумывал, когда и как начался у них с Ольгой разлад, почему она так поступила с ним, лишила возможности видеться с Ваней. Хоть он и не биологический отец мальчику, но ведь воспитывал его с самого младенчества, не просто любил — обожал малыша. И ребенок отвечал ему тем же. Даже когда узнал, что Андрей ему на самом деле только отчим, не переставал звать папой и, казалось, даже еще больше привязался к нему.

Через несколько дней Ваня неожиданно появился на пороге квартиры. «Можно я буду жить с тобой, папа?» — выпалил с порога.

Ольга, как ни странно, согласилась, чтобы сын жил с ее бывшим и даже на то, чтобы он стал официальным опекуном: в новой семье мальчик оказался... лишним ртом! На суде, когда решалось дело, мать Андрея заметила интересное положение бывшей невестки. Не удержалась, спросила, для чего ей малыш, если она отказывается от почти взрослого сына. Услышанное буквально ошеломило женщину.

«Ну что тут поделаешь, люблю я детей!» — невозмутимо ответила Ольга.

...Адвокат внимательно выслушала посетителя.

— Я помогу оформить необходимые документы и буду представлять ваши интересы в суде. Но у меня еще один неудобный вопрос: почему вы именно теперь хотите лишить мать родительских прав, ведь вы уже давно опекун мальчика?

Андрей помолчал немного и, как на духу, признался:

— Понимаете, Ваня живет со мной, но чаще с моими родителями-пенсионерами. У Ольги новая семья и, насколько мне известно, материальные проблемы. Поэтому никакой помощи от нее сын не получает. Не помню, когда в последний раз они и виделись. А если лишить ее родительских прав, то мальчик официально станет сиротой. Тогда хоть какая-то копейка ребенку от государства перепадет. Да и другими льготами мальчик сможет воспользоваться.

Спохватившись после таких искренних признаний, Андрей начал оправдываться:

«Но вы ничего такого не подумайте: я не откажусь от сына! Просто мне кажется, что так будет лучше...»

...Кто из нас заранее знает, как будет лучше? Суд решил дать Ольге последний шанс стать мамой. Но женщина, кажется, давно вычеркнула своего первенца из жизни. Мальчик живет с дедушкой и бабушкой. Иногда наведывается к отцу, у которого новая, теперь законная жена и маленькая дочь. Все вместе заботятся о Ване, потому что очень любят. Такая история.

Сумы.

Рис. Николая КАПУСТЫ.