Вчера видела, как один обездоленный отдал деньги другому.

Руками, грязными, потрескавшимися (такие не хочется держать и страшно хочется пожалеть), он достал из кармана кровно заработанную за день мелочь, бережно пересчитал скомканные двойки, пятерки, десятки и вытащил из пачки несколько скромных купюр. Вытащил, чтобы снова протянуть. Протянуть другому нуждающемуся.

Он сидел в набитом вагоне метро, ​​грязный, с характерно неприятным запахом, пожалуй, бездомный, точно – человек. Огромные ботинки, стоптанные, не чищенные годами, неряшливо зашнурованные. Старая серая куртка с прожженным рукавом. Запятнаная вязаная шапка набекрень. Помню: еще утром у перехода этот человек просил на хлеб, заглядывал в глаза прохожим и, кажется, молился.

Я довольно скептически отношусь к попрошайкам: слишком уж талантливо люди научились обманывать и манипулировать самым святым, много случаев гениальной актерской игры пришлось наблюдать от тех, кто протягивает руку на улице. Я не знаю, кому можно верить. Не знаю, чьи глаза не врут и чьи молитвы действительно искренни. Но уверена, что этот человек в набитом вагоне метро точно имеет в душе что-то особенное.

Одноногая женщина, которой грязная рука протянула скомканные купюры, рефлексивно ухватилась за деньги. Пауза. Глаза обоих обездоленных встретились. Понимание. Благодарность. Люди.

Рисунок автора.