В этом рассказе нет ничего выдуманного. Населенный пункт, герои названы их подлинными именами, и все события действительно происходили в селе Мариновка Приморского района Запорожской области.

Живут в селе Василий Иванович и Лидия Николаевна Михальчуки. Василию Ивановичу через два года исполнится девяносто, а его жене скоро будет восемьдесят. Познакомились они двадцать лет назад очень неожиданно — по газетному объявлению. Василий Иванович написал в газету, дескать, уже два года, как умерла жена, обе дочери замужем, обеспеченные, живут отдельно, вот и ищу себе помощницу по хозяйству, которое свел почти до минимума.

Коллеги Лидии Николаевны (она тогда работала учительницей младших классов в Запорожье) решили пошутить — написали от ее имени письмо: «Мой муж давно умер, сын женат, уже и внучка подрастает. Желаю познакомиться».

Василий Михальчук получил четыре ответа на свое объявление, поэтому, оптимистично настроеннный, отправился выбирать невесту.

Первая претендентка встретила его, стоя под стеной на голове, кверху ногами — она занималась йогой. Василий Иванович не стал ей мешать, а поехал по второму адресу. Двери открыла пьяная как ночь женщина.

— Заходи, — еле ворочая языком, произнесла. — Здесь, — показала на бутылку, которую держала в левой руке, — еще немного осталось...

У третьей «невесты» на голове была какая-то очень замысловатая прическа, на туалетном столике разложены всяческие щипчики, пилочки, миниатюрные ножницы. Не прекращая процесс обпиливания длиннющих ногтей, женщина спросила:

— У тебя в усадьбе есть бассейн, гамак?..

— Да, — ответил Василий Иванович, — бассейн есть, но этим словом у нас называют колодец. Ну а вместо гамака у меня есть две коровы, теленок, пять свиней, сорок гусей, почти сто кур...

— Ты мне не подходишь, — остановила неинтересный перечень разряженная леди.

— Вы, пани, мне тоже, — согласился мужчина.

И вот, уже ни на что не надеясь, Василий Михальчук стоял перед дверями четвертой адресатки. Постучал. Лидия Николаевна, открыв, увидела на крыльце невысокого, худого, невзрачного мужчину.

— Вы мне писали... — начал несмело.

— Я? — удивилась женщина, а потом заглянула в письмо, узнала почерк коллеги и, улыбнувшись, пригласила гостя в дом: — Заходите, попьем чаю. Ведь вы с дороги. Наверное, проголодались?

На столе появились горячие пирожки, наваристый борщ с мясом, сметана, душистый чай... Смотрит Василий Иванович: в доме чисто, уютно, хорошо; женщина аккуратно одета, хотя гостей не ждала. Но она же — учительница. Сможет ли подоить корову?..

За чаем Лидия Николаевна рассказала о своей жизни, Василий Иванович — о своей. Чем он так приворожил городскую интеллигентную женщину — неизвестно, потому что она оставила собственный дом, родных сына и внучку, замечательную невестку, любимую работу в школе и уехала в далекое, Богом забытое село, чтобы там доить коров, держать свиней, кур, гусей и работать с ранней весны до поздней осени на огороде площадью в полгектара.

Лидия Николаевна быстро освоилась в селе, подружилась с соседями. Если кому-то надо помочь заявление написать, документы оформить, платежку заполнить — все идут к «нашей учительнице». А со временем начали детей и внуков приводить, чтобы подготовила к школе — научила читать, писать, считать.

Василий Иванович, в отличие от жены, образование имел такое себе. Когда началась Великая Отечественная война, Васе было десять лет, он только окончил второй класс начальной школы. А когда война закончилась, то 15-летнему подростку уже было стыдно садиться за парту вместе с третьеклассниками. К тому же отец погиб на фронте, в семье было еще четверо детей, и Василий должен был помогать матери. Сначала пошел учеником к сельскому плотнику, а со временем настолько овладел своей профессией, что стал работать самостоятельно, выполняя все более сложные и ответственные заказы.

Ныне Василий Иванович — известный в селе специалист. Он и сруб для колодца смастерит, и стол или стулья сделает настолько хорошо, что и на мебельной фабрике так не сумеют; двери, окна, резные фронтоны на доме — все в его руках выходит мастерски.

А еще дед Василий, несмотря на недостаток образования, большой эстет, почти художник. Он все делает так, чтобы было не только практично, но и эстетично, красиво.

И все было бы хорошо, если бы в жизни деда Василия не началась в прошлом году новая история.

Через один двор от Михальчуков живет вдова Лариса. Василий Иванович заметил, что забор у Ларисы покосился. Собрал мужчин, и все вместе починили соседке забор — держится крепко, ровно, будто новенький. Лариса, как положено, поставила на стол бутылку, нехитрую закуску, чтобы угостить добровольных помощников.

На следующее утро женщины вышли на улицу, чтобы сдать молоко, и какая-то из них начала:

— Николаевна, мой муж говорил, что ваш дед будто бы к Лариске неравнодушен. Вчера за столом сел рядом с ней, а потом то руку ей на колено будто ненароком положит, то за плечи обнимет. И такой веселый и разговорчивый был весь вечер!..

А потом как-то выяснилось, что оконная рама у Ларисы подгнила. Дед Василий починил. Двери в сарае перекосились? Табуретка расшаталась? Так это же настоящая работа для деда Василия.

Лидия Николаевна больше молчать не могла:

— Ты почему к Ларке бегаешь?

— А разве это плохо — помочь человеку? — парировал муж.

— Не позорь меня! Уже стыдно перед соседями! — сердилась жена.

Василий Иванович «сделал выводы»: чтобы соседи не видели, начал бегать к Ларисе огородами. Сначала пробежит свой огород между кукурузой (она высокая, выше деда), потом соседская кукуруза — тоже можно проскочить незаметно, а дальше уже и огород Ларисы. Как-то дед Василий пробежал между своей кукурузы, бац! — а сосед свою накануне вечером срубил, голая грядка. Тогда дед по меже добрался до соседской картошки, стал на колени и на локтях по-пластунски между картофельными рядами пополз к Ларисиному огороду.

Надо отметить, что сколько бы не было работы у Василия Ивановича и Лидии Николаевны, они стараются все сделать до начала теленовостей. Новости — это святое. Включают телевизор, садятся, и ничто с места их не сдвинет. И вот в такой вечер, как только устроились перед телеэкраном, как Василий Иванович говорит:

— Я пойду на огород, надо сухие сорняки сжечь.

Дед вышел из дому, а жена за ним. Взяла вилы, стоит на огороде, ждет мужа. Прошел час, бежит дед огородами домой. Лидия Николаевна с вилами к нему:

— Ты чего к Лариске бегал? Сколько еще будешь меня позорить? Уже все село с меня смеется!

— А она заболела. Разве это плохо — проведать больного человека?

— Ты же мне врал! Ты же говорил, что жечь сорняки пойдешь! Как тебе не стыдно бегать к другой женщине ночью?! — и как замахнется вилами на мужа.

Вилы таки подействовали — недели полторы дед боялся пойти к Ларисе. Вот только что бы ни делал у себя во дворе или на огороде, а сам поглядывает на ее усадьбу.

Закончилась эта история любви неожиданно. Осмелел дед Василий, выбрал момент — и бегом к Ларке. А она не впустила его в дом. Еще и категорически заявила:

— Не приходи больше! С меня люди в селе смеются, говорят, что я деда у бабы отбиваю, всякими словами меня обзывают.

Несколько дней дед Василий был в печали. А потом поставил лавку у себя на огороде, с того края межи, которая ближе к Ларисиной.

— Зачем ты лавку на огороде вкопал? — спросила жена.

— Буду отдыхать.

— Ты же никогда на огороде не сидел!

— Теперь буду сидеть, — грустно и как-то обреченно заверил Василий Иванович.

И в самом деле, идет дед на огород, садится на лавку будто бы для того, чтобы отдохнуть, а сам из-под фуражки долгим-долгим взглядом смотрит на Ларисин двор...

Такая она, последняя любовь деда Василя.

А может, и не последняя? Ведь, говорят в селе, дед собирает мужиков, чтобы вместе починить забор в усадьбе вдовы Любы Яковенко...

Полина СЕРЕДКИНА,

член Союза журналистов Украины.